Сказки старого Ручейка

Посвящается Хвалынску — уникальному природному уголку, который дарит вдохновение

Сказки старого Ручейка


Краткое предисловие от Ручейка о его знакомстве с мальчиком Пашей

Давным-давно я пробился на свет сквозь земные недра. В краю, где много гор и холмов, но мало людей. Да и те, в основном, туристы, которые приезжают сюда отдохнуть от городского шума и суеты.

Там, где я родился, хорошо и тихо. Когда я был маленьким, то любил играть с камушками и песком. Помню, как в такие чудесные мгновения солнышко улыбалось мне, а серьезное облачко строго грозило пальчиком — мол, не балуй.

Но веселее всего было, когда детишки подбегали ко мне и запускали бумажные кораблики, желуди, шишки. Представляете, сколько у меня было игрушек!

Но однажды я встретил мальчика лет пяти, который не хотел со мной играть. Он просто сидел на корточках и почему-то плакал. Глядя на него, я тоже загрустил, потому что считаю, что лица всех детей в мире должны озарять улыбки, а не слезы.

Тихонечко подкравшись к мальчику, я подарил ему сначала одну капельку. Потом еще одну. Но мальчик продолжал плакать и не обращал на меня никакого внимания. Тогда я попросил ветер сильно-сильно подуть на меня, чтобы подарить мальчику множество искрящихся капелек. Но, похоже, ему не понравились мои брызги, потому что он поежился и продолжил лить слезы. Тогда я осторожно заговорил с ним:

— Привет, малыш! Почему ты плачешь?

Мальчик сильно удивился моему вопросу, но плакать перестал.

— Привет! Не знал, что ручьи умеют разговаривать, — ответил он, слегка улыбнувшись.

— Мы много всего умеем. Я многое повидал на своем веку и многому научился… Как тебя зовут?

— Паша. А тебя?

— У ручьев не бывает имен, — улыбнувшись, ответил я мальчику. — Так что же заставило тебя плакать?

— Кажется, я потерялся, — снова загрустил Паша. — Мама просила меня не убегать далеко от них с папой, но я ее не послушался. И вот теперь я здесь.

— Не бойся, Павлик, мама с папой обязательно найдут тебя, — старался я успокоить своего нового знакомого. — Главное, не уходи сейчас никуда. А пока, если хочешь, я расскажу тебе истории о добрых делах, которые повидал на своем веку. Чтобы ты не скучал и больше не плакал.

— Конечно, хочу! — обрадовался Паша и приготовился внимательно слушать меня.

Что ж, пожалуй, пора приступать к рассказу. Наверное, и вы, ребята, уже заждались…



Глава 1 о том, как одна маленькая девочка построила домик для божьей коровки

Однажды поздней весной ко мне подошла маленькая девочка и стала что-то воодушевленно искать. Поначалу я думал, что она хочет найти очередной камушек, чтобы подарить мне его. Но потом увидел, как по ее руке ползает прелестная божья коровка. Тут-то я и понял: она что-то ищет именно для своего нового друга, вернее, подружки.

— Сейчас я построю для тебя домик, чтобы тебе было тепло и хорошо, когда на улице пойдет дождь или снег, — приговаривала девочка и из маленьких веточек сооружала что-то наподобие шалашика.

Божья коровка в это время продолжала беззаботно ползать по ладошке маленькой девочки.

Травинка к травинке, веточка к веточке, листочек к листочку — и вот уже готова одна комнатка!

— В этой комнате ты сможешь укрываться от дождя, — с радостью объявила девочка, продолжая старательно возводить крохотный домик.

Когда еще одна комнатка была построена, девочка весело воскликнула:

— А это будет твоя кухня! В ней ты сможешь пить чай со своими подружками.

Я смотрел то на девочку, то на божью коровку. Мне хотелось знать, понимают ли они друг друга. И, к моему удивлению, я вдруг увидел, как божья коровка улыбнулась. Видимо, ей очень нравился домик, который строила для нее девочка. Она тоже улыбнулась, посмотрев на божью коровку.

Затем, достроив домик, девочка торжественно произнесла:

— А в этой комнате ты сможешь спать. И пусть тебе снятся самые приятные и волшебные сны, когда ты отдыхаешь!

Она поднесла руку к шалашику и пустила туда божью коровку, чтобы та обживалась на новом месте. Вот такой уютный домик появился теперь у божьей коровки.

В тот день девочка еще долго сидела на берегу, наблюдая за ней. А божья коровка приглашала девочку на чаепитие. Я слышал это, а девочка почему-то только улыбалась, но никуда не шла. Будто не ее звали! Все-таки люди хоть и забавные существа, но немного странные. Я улыбнулся, а Паша вдруг воскликнул:

— Девочка бы не поместилась в домике божьей коровки, как бы ни старалась!

— Возможно, — ответил я ему. — А потом за ней пришли родители. Девочка попрощалась с божьей коровкой и пожелала ей приятных снов. Все-таки здорово, когда о тебе кто-то заботится…



Глава 2 о том, как веселые ребята запускали кораблики из шишек

— Пшшш, — однажды услышал я.

Внимательно осмотревшись вокруг, никого не увидел. И снова…

— Пшшш, — повторился тот же звук.

«Видимо, показалось», — подумал я. Что не удивительно — к тому времени я изрядно заскучал.

Осень, дарившая мне каждый год разноцветные листья, давно прошла. Зима, дававшая вволю наиграться со снежинками, тоже минула. А весна еще не успела порадовать меня своими дарами. Лишь изредка ко мне подбегали мальчишки и бросали веточки. Хорошо еще, что нашлась маленькая девочка, которая построила домик для божьей коровки. Право, я запомнил ее на всю жизнь! Ведь до этого я никогда не видел, чтобы кто-либо строил домики для насекомых.

После ее ухода я долго скучал, пока однажды — о, чудо!

— Пшшш, — снова услышал я и, наконец, заметил, как двое мальчишек шипели и прятались друг от друга за стволами деревьев.

Потом один из них наклонился и поднял с земли несколько еловых шишек. Второй мальчик сначала внимательно наблюдал за другом, а затем повторил за ним.

— Давай запускать кораблики? — предложил первый.

— Давай! Только научи меня, — ответил второй.

Первый мальчишка подошел ко мне и подарил одну шишку. Я с радостью принял ее и, бережно придерживая, стал подталкивать и продвигать ее вперед. Мальчишки бежали по берегу, наблюдая за движением шишки, звонко смеялись и кричали:

— Кораблик, приятного путешествия!

Второй мальчишка тоже подарил мне свою шишку, и я снова услышал:

— Кораблик, счастливого пути!

И так ребята весело играли около меня до тех пор, пока у них не закончились еловые шишки. Признаюсь, я тоже вдоволь наигрался с ними в их кораблики.

Когда они уходили, я крикнул им:

— Пока, ребята! Спасибо вам за кораблики!

Похоже, они услышали меня. Потому как только я прокричал им, мальчишки обернулись и весело помахали мне на прощание.



Глава 3 о том, как у Ручейка появилось имя

Однажды утром я проснулся от прикосновения детских рук. Летнее солнышко с раннего дня сильно припекало. Даже я был бы рад прохладному ветерку, которого, к сожалению, не наблюдалось. Представляю, как было жарко людям!

Открыв глаза, я увидел, как маленькая девочка играла с моими капельками. Она то подбрасывала их вверх, то переливала из ладошки в ладошку. А когда капли попадали ей в лицо, она смешно морщилась и смеялась.

— Слышишь, как журчит ручеек? — спрашивала девочку мама.

— Шууур-ль, шууур-ль, — отвечала ей малышка, а через несколько секунд вдруг радостно воскликнула. — Мама, давай назовем его Шурликом!

Мама ласково улыбнулась и ответила:

— Доченька, но у ручейков не бывает имен.

Девочка напряженно нахмурилась, но не сдалась:

— А у этого будет! Посмотри, какой он хороший Шурлик!

Признаюсь честно, я очень обрадовался новому имени. Оказывается, так приятно, когда кто-то ласково называет тебя!

— Шурлик, Шурлик, давай поиграем! — вдруг предложила девочка.

А я с радостью поддержал идею и подарил ей несколько капелек. Девочка смешно поморщилась, потому что одна из капелек попала ей прямо на носик. Через секунду она взмахнула ручкой и вызвала еще десяток таких же капелек.

Я чувствовал себя абсолютно счастливым. Наверное, именно так ощущают себя люди, у которых все хорошо.

— Так получается, что все дело в имени? — перебив мой рассказ, удивился Павлик.

— Может, и не в нем, а в том, как к тебе обращаются, — ответил я.

— А говорил, что у тебя нет имени, — слегка упрекнул меня мальчик.

— Имя — это когда все знают его и всегда называют тебя так. А Шурликом меня назвали лишь однажды…

— Что ты, Шурлик, ведь теперь и я буду называть тебя так. А, значит, отныне это твое настоящее имя, — гордо заявил Паша.

— Правда?.. Спасибо тебе, Павлик, для меня это действительно очень важно!

— Шурлик, помнишь, что ты мне обещал? — игриво спросил мальчик.

— Конечно, я обязательно продолжу рассказывать тебе свои истории, — улыбнувшись, ответил я.



Глава 4 о том, как Ручеек обиделся на Солнышко

— А расскажи о своем детстве, — вдруг попросил меня Паша.

Честно признаться, в этот момент я немного растерялся. Детство у меня было замечательным и веселым — мол, что тут рассказывать.

— Неужели ты даже никогда ни на кого не обижался? — удивился мальчик.

И тут я вспомнил случай, как однажды обиделся… на Солнышко.

— На Солнышко? — еще больше удивился Павлик.

— Сейчас расскажу, как это было, — улыбнувшись, ответил я.

И начал рассказывать. Давным-давно лето выдалось засушливым. Дождик шел редко, а Солнышко припекало целыми днями. Однажды Дождика не было три недели подряд — ни единой капельки не упало с неба за это время! А ведь я всегда с удовольствием играл с дождевыми капельками.

Как-то раз мне стало так тоскливо без Дождика, что я разозлился на Солнышко и громко крикнул ему:

— Эй ты, сколько можно светить без устали!

Солнышко лишь улыбнулось и спокойно спросило:

— Тебе не нравится мое тепло?

— Нравится! Но еще я люблю играть с дождевыми капельками, — ответил я. — А с тобой скучно — поиграть не во что. Верни мне Дождик — я по нему очень соскучился!

— Понимаю. Но я не могу заставить Дождика пойти прямо сейчас, как ты этого хочешь. Зато мы можем придумать с тобой новую игру!

— И какую же?

— Давай я выпущу солнечных зайчиков, а ты попробуешь их всех поймать, — предложило Солнышко.

— Скучно играть в одиночку! — возразил я. — Может, поиграем в солнечных зайчиков, как в мячики?

— Давай попробуем! — откликнулось Солнышко и бросило мне самого яркого солнечного зайчика.

Я ловко поймал его и отправил обратно Солнышку. Признаюсь, игра мне очень понравилась! Даже не знал, что с Солнышком можно играть так же весело, как и с Дождиком.

— А что же было потом? — спросил меня Паша.

— На следующий день пошел Дождик, и я вдоволь наигрался с его капельками, — ответил я. — Но с тех пор я больше никогда не обижался на Солнышко, потому что понял одну важную вещь: если сильно захотеть, всегда можно придумать интересную игру. Даже если рядом нет любимых игрушек.



Глава 5 о том, как Ручеек и Паша спасли птенчика

Было далеко за полдень, когда Паша утомился и задремал. Чтобы не мешать ему отдыхать, я перестал рассказывать свои истории. Вместо этого лишь тихонечко журчал, охраняя сон мальчика.

Вдруг я услышал какой-то писк. Посмотрев вдаль, я увидел около старого дуба маленького птенчика. Малыш только-только выпал из гнезда. От страха и боли птенчик что есть мочи пищал. Он лежал, то и дело открывая клювик. Я понял, что он хочет пить, и постарался дотянуться до него живительными капельками.

Когда я понял, что одному мне не справиться, то очень расстроился. Ведь Пашу я будить не хотел, а без него не смог бы помочь птенчику. В этот момент малыш запищал громче прежнего, испуганно вытаращив глазки. Я тоже заволновался сильнее.

То ли от громкого писка, то ли от моего волнения, Павлик открыл глаза и растерянно посмотрел по сторонам. Видимо, вспомнив наши беседы, он вдруг улыбнулся мне.

— Ему нужно помочь! — заволновался я, указывая в сторону птенчика. — Он хочет пить, а я не в силах до него дотянуться.

Мальчик резко вскочил и подбежал к птенчику, но я успел остановить его:

— Не трогай! Иначе мама не сможет его найти, если на нем окажется чужой запах.

— Что же делать? — обеспокоенно спросил меня Паша и, тут же что-то смекнув, подбежал ко мне.

Он наклонился и набрал в ладошку немного воды. Осторожно, чтобы не расплескать, добрался до птенчика и попоил малыша. После этого птенчик перестал пищать от жажды. Теперь он лежал и смиренно ждал маму.

— Неужели мы больше никак не можем ему помочь? — поинтересовался мальчик. — Может, мне забраться на дерево и вернуть его в гнездо?

— Не стоит этого делать — мать все равно не признает его после твоих касаний, — ответил я. — Но она обязательно найдет его — вот увидишь!

Через несколько мгновений над птенчиком и впрямь закружила взрослая птица.

— Нашла, нашла его! — Павлик радостно захлопал в ладоши.

— Теперь у малыша будет все хорошо, — улыбнувшись, ответил я. — Главное, мы помогли ему, чем смогли.

— Как хорошо, что я не спорил с тобой, когда ты не разрешил мне прикасаться к птенчику.

— Иногда спор полезен, — весело ответил я, а Паша с интересом посмотрел на меня.

Мальчик явно ждал продолжение истории…



Глава 6 о том, как Ветер поспорил с Ручейком

Однажды я захотел побыть в тишине. В тот день мне ни с кем не хотелось играть — настроения не было. На улице пасмурно, листья начали опадать, наступала осень…

Я даже задремал немного, как вдруг услышал чей-то тихий голосок:

— Привет!

Около меня стоял мальчик лет пяти и улыбался. Я даже не сразу понял, что он разговаривает со мной.

— Давай поиграем! — предложил мальчик.

Я молчал — не знал, что ему ответить. С одной стороны, не хотелось расстраивать малыша, с другой — играть тоже не хотелось.

— Спорим, через пять минут мальчик про тебя забудет? — начал дразнить меня Ветер.

— И как же ты это сделаешь? — удивился я. — Только, чур, не морозить малыша!

— Что ты, даже не думал! — весело ответил Ветер и подлетел к мальчику.

Покружившись около него, Ветер со всей силы дунул и поднял вверх опавшие листья. Мальчик обрадовался и стал ловить их, словно пушинки одуванчика. А Ветер тем временем продолжал подбрасывать листья, все дальше уводя от меня малыша. Родители мальчика подхватили его за руки и повели домой.

Я видел, как малыш с охапкой листьев в руках шел и довольно улыбался. Думаю, ему очень понравилось играть с Ветром. И да, он оказался прав — не прошло и пяти минут, как мальчик забыл про меня.

— А если бы ты не спорил с Ветром, малыш заскучал бы? — спросил меня Паша.

— Не знаю, — улыбнулся я. — Но в этот раз даже спор оказался для всех благом. Я, как и хотел, отдохнул, Ветер выиграл свой спор, а мальчик, как и желал, весело поиграл. Пусть не со мной, но все же…



Глава 7 о том, как у Ручейка появилась улыбка

Как-то раз Паша спросил меня:

— Все люди улыбаются друг другу, но как им понять, что ты улыбаешься им?

И тут я вспомнил, что в далеком-далеком детстве как раз мечтал об улыбке. Вернее, мечтал о том, чтобы люди видели мою улыбку. И начал рассказывать Паше новую историю:

— Давным-давно был интересный случай: поднялся сильный, очень сильный ветер и принес в мои воды большой грязный пакет. Я как мог выталкивал его на берег, но полностью избавиться от мусора не получалось. В этот момент ко мне подошла голубоглазая девочка с пшеничными волосами лет восьми от роду и ловко освободила меня от грязного пакета. Я был несказанно рад этому, но не знал, как отблагодарить девочку. Она не слышала меня. Почему-то не всем людям и даже детям дано слышать меня…

Я долго думал над тем, как же мне заполучить свою собственную улыбку, чтобы отблагодарить девочку. Когда наступила ночь, меня словно озарило. Месяц! Ведь он так похож на улыбку! Я и так к нему примеривался, и эдак. Месяц лег, как надо, и… наконец у меня появилась улыбка! Он отражался во мне озорным изгибом, который излучал добро и счастье.

В ту ночь я с нетерпением ждал завтрашнего утра, чтобы подарить улыбку проходящим мимо меня людям. К моему удивлению, девочка — та самая девочка с голубыми глазами и пшеничными волосами! — пришла ко мне снова. Я с радостью улыбнулся ей, но тут же понял, что… никакой улыбки нет.

Конечно, сейчас же утро! Месяц ушел спать, а его отражение мягко растворилось в дневной суете.

«У меня снова не было улыбки,» — с грустью подумал я, как девочка вдруг широко улыбнулась.

«Мне ли?» — засомневался я, но улыбнулся ей в ответ. Так, как мог. Сам, без помощи месяца. Возможно, она и не видела мою улыбку, но я очень надеялся, что хотя бы чувствует ее.

Девочка снова улыбнулась.

«Чувствует, конечно, чувствует!» — ликовал я.

— Она и вправду ощутила твою улыбку? — уточнил Паша.

— Думаю, да, — ответил я мальчику. — Хочешь, и тебе сейчас улыбнусь?

— Конечно!

Я улыбнулся Паше, а затем увидел его улыбку. Ответную.

— Ты действительно понял, что я только что улыбнулся?

— Да, ощутил тепло твоей улыбки! — радостно воскликнул мальчик. — Это действительно чувствуется, и тебе вовсе не нужно для этого ждать ночи. Чтобы в тебе отразился месяц.

— Получается, улыбка — это не только то, что мы видим, но еще и чувствуем?

— Получается, так, — улыбнувшись, с довольным видом ответил Паша.



Глава 8 о том, как у Ручейка появился друг Лягушонок

Лето только началось. Однажды утром я наблюдал за незнакомым Лягушонком. Малыш резвился, а в перерывах между играми грел пузико на солнышке. Приятно было смотреть на довольного Лягушонка. Я радовался вместе с ним.

— Привет! — крикнул я ему. — Пойдем играть!

— Ой, я пока не хочу в воду, — ответил мне Лягушонок. — Мне и на суше хорошо.

— А ты откуда прискакал? Я тебя раньше не видел…

— Из соседнего болота. Но, честно говоря, я не хочу туда возвращаться. Оно стало слишком грязным и неприятным для меня. Брр…

Лягушонка вдруг передернуло, и он не заметил, как свалился в канаву.

— Помогите! Самому мне не выбраться! — заплакал малыш.

Я испугался за Лягушонка, но ничем помочь не мог. От этого было еще досаднее! К счастью, в этот момент мимо канавы пробегал мальчишка лет восьми. Наверное, только-только окончил первый класс и приехал к бабушке на каникулы.

— Ква-а-а-а! — громко крикнул Лягушонок.

Мальчик услышал и остановился около канавы. Он нагнулся, взял крепкую длинную палку и осторожно опустил ее в канаву. Так, чтобы Лягушонок мог зацепиться за нее.

Наконец, ему это удалось, и мальчик вытащил малыша из канавы.

— Ква-ква! — поблагодарил Лягушонок мальчика.

Тот лишь улыбнулся и отнес малыша ко мне.

— Живи на здоровье! — воскликнул мальчишка, отпуская Лягушонка в мои воды, а затем отправился по своим делам.

Лягушонок нырнул и зажмурил от удовольствия глазки:

— Как у тебя тут чисто и приятно! Можно я останусь здесь жить?

— Конечно! — обрадовался я. — Вместе нам будет еще веселее!

С того дня мы с Лягушонком не расставались ни на минуту. Я так радовался, что у меня появился замечательный друг.

— А где он теперь? — вдруг спросил меня Паша.

— Вон, видишь, — ответил я, указывая на большую взрослую лягушку, которая грела на солнышке пузико. — Мой друг давно стал взрослым, но я по привычке называю его Лягушонком.

— Значит, больше вы не играете вместе? — разочарованно протянул Павлик.

— Еще как играем! Просто теперь не так часто, как раньше. У взрослого Лягушонка появились свои заботы.

Лягушонок помахал мне лапкой, а я улыбнулся ему в ответ.



Глава 9 о том, как Ручеек попробовал лесную окрошку

Однажды я стал свидетелем удивительной истории. Дело было в конце лета. На одном из своих собраний звери, птицы и млекопитающие договорились вместе отметить праздник урожая. Вместо того, чтобы дружно готовиться к нему, они вдруг начали спорить по поводу угощений.

— Зачем ты принесешь морковку? Я не ем ее! — возмущалась ящерица, обращаясь к зайцу.

— А я не ем твоих червяков! — крикнул в ответ заяц.

— И я не ем червяков. Я люблю травы и злаки, — облизнувшись, ответила полёвка.

— Вкуснее орехов ничего нет! — добавила белка.

— Друзья, зря вы спорите, — вдруг вмешался в спор мой друг Лягушонок. — А что если каждый из вас принесет на праздник любимое угощение, из которого мы приготовим настоящую окрошку?

— Окрошку? — удивилась лиса. — А что это такое?

— Это смесь овощей, трав и мясных продуктов в одном блюде, — важно пояснил Лягушонок. — Люди едят окрошку с квасом или кефиром. А вы можете заправить ее чем угодно — хоть родниковой водой, хоть отваром лесных трав.

— А это интересно… Давайте попробуем приготовить одно общее блюдо! — поддержала полёвка.

Окрошка удалась на славу! Орехи, полезные травы, яйца, морковь, огурцы и даже грибы были в ней, благодаря принесенным угощениям.

— Ручеек, поделишься с нами своей родниковой водичкой? — обратился ко мне заяц. — Чтобы наша окрошка была еще вкуснее!

— С удовольствием! — ответил я, улыбнувшись. — Заодно и ваше новое блюдо отведаю.

— Конечно, угощайся на здоровье! — ответила ящерица.

Окрошка оказалась удивительно вкусной! Я похвалил зверей:

— Спасибо, превосходное блюдо! Настоящая лесная окрошка!

Все согласились со мной. С тех пор звери, птицы и млекопитающие каждый год отмечали праздник урожая и готовили к нему общее лакомство — лесную окрошку.



Глава 10 о том, как Паша вернулся домой

Как-то раз я заметил, что Паша заскучал. А, может быть, даже загрустил?.. Подумалось мне, когда я заметил его пристальный взгляд на взрослой утке с тремя малышами. Утиная семья прогуливалась неподалеку от моего берега.

— Тебе скучно? — спросил я Пашу.

Мальчик в ответ молча помотал головой.

— Ты тоскуешь по дому?

Паша молча кивнул в ответ.

И тогда я стал думать, как же помочь моему маленькому другу. Как жаль, что мои брызги не могут долететь до родителей Паши. Чтобы я сообщил им, что их сын здесь! В этот момент я вспомнил о Ветре и позвал его:

— Вете-е-е-ер!

— Ш-ш-ш, — ответил мне Ветер.

— Помоги, пожалуйста, вернуть Пашу домой, — попросил я.

— Но как же я могу помочь… — растерялся Ветер.

— Возьми Пашу за руку и проводи его до волшебного паровоза, который доставит мальчика домой.

В этот момент я взглянул на Пашу и увидел на его лице слезы.

— Почему ты плачешь? — удивился я. — Ты ведь скоро вернешься домой!

— Потому что я больше не услышу твоих сказок, — с грустью ответил мне мальчик.

— Зато мама с папой будут читать тебе их! — ободряюще ответил я и подарил ему порцию прощальных брызг.

Паша сквозь слезы улыбнулся, а затем прикоснулся ко мне щекой.

— Как жаль, что я не могу обнять тебя на прощание, — сказал он.

— Я все равно чувствую твое тепло, — постарался я успокоить Пашу.

— Спасибо тебе… За твои сказки!

— В добрый путь! — ответил я и в этот момент впервые почувствовал горечь расставания.

Раньше я и не подозревал, как тяжело, оказывается, расставаться с друзьями. Ветер, видя мое волнение, молча взял Пашу за руку и повел его вдаль. Вскоре я перестал видеть мальчика.

Когда я остался один, то дал волю своим слезам… Как тяжело, оказывается, расставаться с тем, кто тебе дорог!



Краткое послесловие от Ручейка о том, за что он благодарен всем детям планеты

Осень только-только вступала в свои права. Листья и трава не успели пожелтеть. А солнышко еще радовало своим теплом. Я глядел на небо и улыбался ему.

Было весело наблюдать, как облачка подкрадывались к солнышку, а оно строго грозило им лучиком. Мол, не балуйте, обождите с дождем!

В этот самый миг солнышко на секунду закрыл воздушный шарик красного цвета. Он беззаботно летел в мою сторону. Я пригляделся к шарику и увидел, что к его ниточке привязана какая-то записка.

Красный шарик с запиской приземлился рядом со мной. Лягушонок от удивления даже квакнул, поскольку с наступлением осени гостей ждать особо не приходилось.

— Что там? – с любопытством поинтересовался я у своего друга.

— Тут какая-то записка, – ответил Лягушонок, аккуратно разворачивая лапками бумажку.

— Ну, читай, – нетерпеливо попросил я.

И Лягушонок начал читать:

— Дорогой Ручеек! Я дома. Добрался хорошо. Волшебный паровозик встретил нас на ближайшей станции и очень быстро отвез меня к родителям. Прими этот шарик в знак моей благодарности тебе и твоим друзьям. Следующим летом мы с родителями обязательно приедем к тебе, а потом я пойду в первый класс. До новых встреч! Твой друг Паша.

Лягушонок показал мне записку с неровными печатными буквами, старательно выведенными детской рукой.

— Сохрани ее у себя, чтобы она не размокла, – попросил я Лягушонка. – А шарик привяжи, пожалуйста, к ближайшему кустику, чтобы я любовался им.

С тех пор красный шарик каждый день напоминал мне о Паше и его добром сердце. Возможно, сейчас меня никто не слышит, но я все равно скажу:

— Дорогие дети всей нашей прекрасной планеты! Спасибо вам за ваши добрые сердца и поступки! Продолжайте творить добро и радовать мир своими улыбками. Ведь он расцветает, благодаря вам. А если будете плакать, то только от радости! Если бы у меня были руки, я бы обязательно обнял каждого из вас и прислушался к стуку ваших сердец… Добрых сердец.

Если ты, мой юный читатель, услышал от меня послание, прямо сейчас обними того, кто тебе дорог. Я уверен: добрые сердца всегда слышат друг друга!

КОНЕЦ