Сказка о дружбе

Глава 1
Кашель начался за неделю до экскурсии в Измайловский Кремль. Артем на экскурсию очень хотел, поэтому старался при маме не кашлять. Первые дни получалось, потом — нет. Не помогли даже четыре чашки горячего молока, которые он тайком выпил, согрев в микроволновке.
На третий день болезни кашель стал таким сильным, что скрыть от мамы его уже было невозможно. Мама вызвала участкового врача, тот, послушав Артема, отправил его на рентген.
Когда снимок был готов, врач и мама о чем-то тихо поговорили, потом мама подошла к Артему и тяжело вздохнула:
— Артем… Это воспаление легких… Придется тебе в больнице полежать.
Артем даже обрадовался. Он помнил, как они с мамой неделю провели в больнице, когда ему было пять лет. Мама читала ему книги, вырезала из бумаги сказочных человечков, кормила с ложечки кашей, играла с ним в разные необычные игры…
Мама, видимо, догадалась, о чем подумал Артем, обняла его ласково, сказала огорченно:
— Нет, Артемик. Ты забыл, что я завтра на четыре дня улетаю в командировку? Тебе придется одному лежать в больнице. Тебе уже восемь, я уверена, ты справишься!
И тогда все сразу стало плохо.

Глава 2
Мама сложила все вещи для больницы в желтый чемодан. «Тебе будет проще его везти по коридору, - сказала она. – Часть вещей сможешь в нем и хранить, попроси уборщицу не сердиться… А еще тебя ждет сюрприз в боковом кармане – только не доставай его, пока в палату не попадешь…»
…И вот уже Артем еле-еле шел по больничному коридору, тащил за собой чемодан и четко понимал — все хорошее в его жизни закончилось. По крайней мере, на ближайшие дни. И никакие сюрпризы тут не помогут…
— Пошустрее давай, — окликнула Артема медсестра, — у меня в приемном покое еще несколько человек дожидаются.
Она открыла дверь в палату и возгласила бодро:
— Принимайте соседа!
Артем рассеянно посмотрел на дверь, на которой была нарисован козленок и наклеена семерка, и шагнул через порог.
С кровати у окна на него с любопытством смотрел маленький мальчик. За столом у стены сидела молодая симпатичная женщина, чем-то похожая на Золушку из Диснеевского мультика, только в очках. Она улыбнулась Артему приветливо:
— Ну здравствуй. Я тетя Аня, а это мой Валерик, ему четыре года. Хорошо, что ты такой большой, Валерик очень любит со старшими играть.
— Да, я большой, — стараясь говорить по-взрослому, кивнул Артем, — Я первый класс почти закончил… Меня Артемом зовут.
— Как здорово, что тебя к нам подселили, — порадовалась тетя Аня, — Валерику очень друга здесь не хватало.
— А мне вообще его не хватает, — почти шепотом сказал Артем.
— Кого? — не поняла тетя Аня.
— Друга… — с запинкой объяснил Артем. И шмыгнул носом.

Глава 3
Но про друга они сразу говорить не стали. Тетя Аня предложила: давай сначала разложим твои вещи, сейчас и врач придет тебя смотреть, а потом уже попьем чаю и поговорим…
Артем сурово сказал, что распакует все сам — не маленький.
— Ну во-от… а я так люблю чемоданы разбирать, — огорчилась тетя Аня. — Особенно если я этот чемодан не собирала. Представляешь, это же как будто ты пиратский сундук с сокровищами нашел! Точно знаешь, что сейчас там будет что-то ценное, но вообще не представляешь, что тебе в руки попадет! Гора сюрпризов!
Артем подумал, что и он ведь не знает, что там, в чемодане, потому что все вещи собирала мама. Ничего себе, его чемодан — как пиратский сундук! Хотя вряд ли мама запаковала в чемодан золотые галеоны и старинные ожерелья.
— Ладно, — согласился Артем. — Давайте поиграем в пиратов.
— И я пират, и я! — радостно закричал Валерик.
— Хочешь, сделаем тебе повязку, как у одноглазого Джо? — предложила тетя Аня сыну.
Артем подумал, что он тоже хочет повязку. И что тетя Аня здоровская.
И, может быть, даже не так страшно, что он не попал на экскурсию в Измайловский Кремль, которую так ждал и к которой так готовился.

Глава 4
Лечащим врачом для пациентов седьмой палаты был заведующий отделением Игорь Игоревич. Невысокий, кругленький, с непонятной присказкой «Ну что, козлятушки вы мои…».
— Ну что, козленочек ты мой, — ласково сказал он Артему, после того как внимательно его послушал, — Будем лечиться. Капельниц не боишься?
— Нет, — дрогнувшим голосом сказал Артем. Капельниц он боялся, хотя знал про них только из фильмов.
— Вот и хорошо, — обрадовался Игорь Игоревич, — Будешь Валерику пример показывать. А то он маленький и не всегда смирно лежит.
В доказательство этих слов Валерик стал отчаянно прыгать на кровати.
— Чш-ш, — покачала головой тетя Аня. — Если ножку ушибешь, в Дальний лес не попадешь.
— Стихи получились, — улыбнулся Артем.
— Итак, Артем, — подвел итог врач, — Будут капельницы, две микстуры… Ну и побольше свежим воздухом дыши.
— Так гулять же нельзя? — удивился Артем. — Через форточку дышать, что ли?
—Тетя Аня тебе покажет, где у нас тут свежий воздух…— загадочно улыбнулся Игорь Игоревич. — Лечитесь, козлятушки, я к вам завтра зайду.

Глава 5
Чемодан Артема они разобрали очень быстро. Валерик тоже помогал изо всех сил. Особенно Валерик обрадовался, когда достал из бокового кармана чемодана альбом для рисования со старинным кораблем на обложке и маленькую жестяную коробочку с леденцами.
— Надо же, утешинки, — удивилась тетя Аня, разглядывая коробочку. — Артем, а расскажи про свою маму?
— Она журналист, — с гордостью сообщил Артем, — Сейчас вот на э-ко-номический форум уехала, чтобы статью про него написать.
— А про свое детство мама тебе что-нибудь рассказывала? — допытывалась тетя Аня.
— Ничего особенного, — пожал плечами Артем. — Любила учиться, дружила с девчонками. Они называли ее Орленочкой – наверно, потому что у нее фамилия Орлова.
— Ну, примерно поэтому, — улыбнулась тетя Аня. — Но теперь я хоть знаю, откуда у тебя эта коробочка.
Артем с недоумением смотрел на тетю Аню. Она время от времени говорила какие-то совершенно непонятные вещи и совсем не стремилась ему хоть что-то растолковать.
Заметив его удивление, тетя Аня скомандовала:
— Давай, Артем, клади свои утешинки на тумбочку. Нужно сосать их тогда, когда будет грустно так, что захочется плакать. А теперь нам с тобой нужно поскорее попить чай да посекретничать, а то скоро капельницу вечернюю тебе и Валерику ставить придут.
Артем посмотрел за окно— а там и вправду уже вечер.
— Ой, я маме ни разу не написал! — спохватился он. Достал телефон, набрал быстренько сообщение.
— Добавь, пожалуйста, что Черничка ей привет передает, — попросила тетя Аня, задумчиво глядя вдаль.
Артем дописал, что попросили, а потом не удержался, спросил:
— Вас так в детстве прозвали — Черничкой? А почему? Вы совсем не похожи на чернику, у вас же светлые волосы, и кожа светлая…
Тетя Аня поколебалась немножко, потом ответила немного невпопад:
— Хочешь черники, Артем?
И протянула ему ладонь, на которой лежали три крупных свежих ягоды.
— Ого-о, — восхитился Артем. — А как это вы сделали? Это фокус, да? А меня научите?
— Это не фокус, — влез Валерик. — У мамы в ладошке черника всегда есть, когда надо. Только я больше клубнику люблю.
— Ну конечно, — подмигивая тете Ане, согласился с Валериком Артем. — Конечно, черника, наверно, прямо там и растет, в маминой ладошке.
— Не растет, а просто появляется, — заспорил Валерик. — Котик говорит, что у гно…
— Чш-ш, - одернула Валерика тетя Аня. — Кто про гномика споет, в Дальний лес не попадет.
— Как вы ловко сочиняете эти стишки! — Артем подумал, что и этому не мешало бы у тети Ани научиться. — А чай мы будем пить? А то я что-то есть очень хочу.
— Скоро ужин будет, — опять встрял в их разговор Валерик. — Котик говорит, что его весь-весь съесть надо, а то сил не будет, чтобы по Дальнему лесу путешествовать.
— Я понял, — с облегчением воскликнул Артем, — Тетя Аня, вы Валерику все эти сказки рассказываете, чтобы он охотно делал то, что в больнице нужно делать! Я угадал? Мы когда с мамой три года назад в больнице лежали, то играли, что мы инопланетяне и прилетели на землю, чтобы изучать, кто на Земле живет. Но наш корабль сломался, мы оказались в больнице, и теперь в больнице исследуем землян. Вот и вы Валерику похожее придумали, да? Про котика и про Дальний лес?
— Давай чай пить, Артем, — уклонилась от ответа тетя Аня. — С черникой!

Глава 6
— Ну, рассказывай скорее про друга, — попросила тетя Аня, прихлебывая из чашки ароматный чай с травами.
— Да нечего о нем рассказывать, — грустно вздохнул Артем. — Я все пытаюсь подружиться в классе с одним мальчиков, Егором. Но у него столько друзей, что он не обращает на меня никакого внимания. Я и парусник один из своей коллекции из дома приносил — он не посмотрел даже. И фильм интересный пересказывал – другие мальчишки слушали, а Егор нет. Я поэтому так и ждал поездки в Измайловский Кремль, что надеялся: вдруг Егор со мной в автобусе сядет… я уже придумал, чем его в дороге занимать буду… Но вот— заболел…
— Знаешь, как мы с твоей мамой подружились? — тетя Аня улыбнулась своим воспоминаниям. — Однажды зимой после уроков мы пошли всем классом на каток. На коньках многие из нас катались уверенно, а Орленочка попробовала проехать, упала и заплакала. Я подбежала к ней, помогла подняться, угостила черникой. С катка мы тогда ушли, просто гуляли по парку и болтали. Я узнала, что Орленочка выросла в горах, но озера там не замерзали, поэтому она коньков и не видела никогда. Зато в искусстве лазать по скалам ей не было равных. Так, в разговорах, мы незаметно и подружились.
— Ну, — махнул рукой Артем, - история интересная, конечно, но вряд ли Егор где-нибудь свалится, он такой спортивный! И такой сильный, что это он меня может поднять, а не я его…
— Артем, — тетя Аня смотрела серьезно и внимательно, — как ты думаешь, а Егор захотел бы тебя поднять, если бы ты упал?
— Конечно, захотел бы! — горячо воскликнул Артем. — Он знаете какой смелый и храбрый! Он однажды…
Но тут он осекся, потому что не смог вспомнить никакого героического эпизода из жизни Егора.
— А почему ты захотел подружиться именно с ним? — продолжала расспрашивать тетя Аня.
— Потому что он всегда придумывает всякие игры, с ним весело, вокруг него всегда много ребят, с ним все хотят подружиться! — не задумываясь, объяснил Артем.
— А ты не думаешь, что для Егора ты просто один из толпы? — немного резко спросила тетя Аня. — Ведь дружба — это…
— Так, мальчики, ложимся, — бодро скомандовала медсестра, ввозя в палату две капельницы. — Больно не будет, а долго – будет… Хорошо бы вам поспать…
— А я им сказку расскажу, — с готовностью откликнулась тетя Аня. — Самую сонную…
— От матушки Таволги небось? — улыбнулась медсестра. — Ох и красивые у нее сказки, прямо заслушаешься… Игорь Игоревич когда маленьким был…
— Чш-ш, — как маленькую, остановила ее тетя Аня. — Рано еще…
— Ну, рано не поздно, — отмахнулась медсестра. — Все равно сегодня он сам и матушку Таволгу увидит, и про Горика все узнает… А иначе как ему хворь свою побороть? Ладно, сама смотри, вам с Баюном его туда вести…
— Куда вести? — спросил Артем, но с непривычки от капельницы закружилась голова, и он закрыл глаза.
— Далеко-далеко, за тремя горами, за тремя холмами, за бурной рекой и бескрайним морем находится Дальний Лес… — заговорила напевно тетя Аня. — Стоит он неприступный, кажется мрачным и угрюмым… Но когда заходишь в него без страха, с чистой душой, открываются тебе в нем тропы заветные. Идешь ты по такой тропе — и вот уже перед тобой расстилается луг медовый, и стоит на том лугу избушка матушки Таволги. Знает матушка все заповедные травы и полезные ягоды, умеет она добавлять в целебные снадобья свежесть дождя, птичьи трели и первые лучи восходящего солнышка… Но для того, чтобы подобрала она снадобье, которое тебя исцелит, должен ты пойти с ней к волшебному озеру и рассказать без утайки о том желании, которое владеет твоим сердцем…
Что дальше говорила тетя Аня, Артем уже не слышал – он заснул.

Глава 7
Когда Артем проснулся, жалюзи в их палате были спущены — не поймешь, ночь уже или еще нет. Тетя Аня и Валерик спали. Капельницы уже не было, поэтому Артем встал с кровати и пошел в коридор — в туалет. Часы над постом медсестры показывали почти двенадцать ночи. Долго же он спал!
Идти по полутемному больничному коридору было страшновато, и Артем невольно ускорил шаги.
— Ну что ты… Не бойся, — услышал он вдруг за спиной мягкий мужской голос. Обернулся немного испуганно и… никого не увидел.
— Не туда смотришь, — подсказал голос откуда-то снизу. Артем посмотрел ниже – и встретился взглядом с упитанным коричневым котом.
— Кис-кис, — ласково сказал ему Артем и протянул руку, чтобы погладить.
— Да, в общем-то, можно без этих кошачьих церемоний, — махнул лапой кот, — Зови меня Кот-Баюн… хотя и Кот ученый, если ты учил уже стихи про Лукоморье, — это тоже я…
— А меня… — начал было Артем.
— Некогда, Темик, некогда, — оборвал его Баюн, - Матушка Таволга уже ждет не дождется… Горик мне не простит, если мы сегодня же не подберем тебе снадобье – он говорит, случай непростой, явную хворь-то врачи определили, а вот твой тайный недуг только в Дальнем Лесу и можно исцелить…
— И мы сейчас пойдем в Дальний Лес? – не поверил своим ушам Артем. – Нам же нельзя выходить из отделения?
— Да мы даже из палаты выходить не будем, — кот нетерпеливо поманил Артема лапой и направился к его, Артема, палате. Впрочем, заходить туда он не спешил. Дождался, пока Артем подошел, и громко постучал в дверь.
— Тише! — испугался Артем. — Тетю Аню и Валерика разбудите!!
— Кто там? — пропищал кто-то из-за двери.
— Валерик, это я, Артем. И котик со мной, — успокаивающим голосом заговорил Артем.
— Ой, — вскрикнули за дверью, — Не матушкин это голосок! Не отпирайте, не отпирайте!
— Мряу! —возмутился Кот-Баюн, — Сказано же, это мы с Артемом.. ну, не важно… это я в Дальний Лес возвращаюсь. Ну-ка, Тришка, — грозно рявкнул он, — немедленно дверь открой!
Дверь сразу же распахнулась. На пороге, выглядывая друг из-за друга, толпились козлята.
— Только через их избушку, по-другому никак, — грустно вздохнул Кот-Баюн, — Вот читаю в фантастике, как люди через те-ле-порт путешествуют, а у нас по старинке все… Горик говорит, денег нет на разные технические новинки.
— А Горик — это кто? — автоматически спросил Артем, слегка ошалев от всего происходящего.
— Дак завотделением, — удивился Кот непонятливости Артема, — Кто же еще денег на новое оборудование может дать или не дать? Ладно, пойдем…
Отодвинув лапой любопытных козлят, кот вошел в палату и сразу же направился к двери в противоположной стене. Артем же озирался по сторонам, пытаясь понять, куда делась их палата с кроватями, тумбочкой, столом, и каким образом они с Баюном очутились в маленькой деревянной избушке.
— Некогда, Темик, некогда, — поторопил его Баюн, — Идем скорее. Тишка, Тришка, Тит – кто видел, где Черничка?
— Они с Гориком и Валериком на луг побежали, береснику искать… Черничка говорит, что матушке Таволге бересника точно для снадобья понадобится, — отчитался самый старший козленок.
Кот-Баюн и Артем вышли из избушки – и Артем снова остановился от удивления.
— Чем так пахнет, Баюн? – Артему казалось, что в воздухе разлиты все самые любимые его запахи: и мандаринов, и булочек с корицей, и шоколадного мороженого, и папиного одеколона, и маминых духов, и тюльпанов, которые он подарил своей любимой учительнице на 8 Марта, и моря, на котором он был прошлым летом и по которому скучал до сих пор. Воздух был таким свежим и бодрящим, что Артем первый раз за последние дни вдыхал глубоко-глубоко и при этом совсем не кашлял.
— Дыши, дыши, — заулыбался Баюн. — Горик же велел тебе дышать свежим воздухом… А вот и Горик, кстати. А мне пора уже. До встречи, Артем.
И, махнув хвостом, Баюн медленно растворился в воздухе. Еще несколько секунд Артем видел его улыбку, затем пропала и она.
А через луг к Артему бежали два мальчика и девочка. Один мальчик был Валериком. Второй мальчик был невысокий и кругленький, а девочка, наоборот, худая, высокая, с белокурыми волосами и в очках.
— Маленькая тетя Аня? — не веря своим глазам, воскликнул Артем. Потом присмотрелся повнимательнее и вдруг заметил маленький красный колпачок, который украшал белокурую головку Чернички. Такой же колпачок венчал и голову стоящего рядом с Черничкой мальчика.
— Вы… гномы? — изумленно спросил Артем.
— Да, Тема, — весело кивнула Черничка. — Это очень долгая история, и я думаю, тебе ее вполне может дома рассказать Орленочка.
— Моя мама… Она…? — задохнулся от изумления Артем.
— Не только она. Ты тоже наполовину гном – а иначе как бы ты оказался в Дальнем лесу? Лес не пускает в себя чужих, если в них нет сказочной крови…
—Матушка Таволга, — строго напомнил мальчик-гном, - Мне без ее снадобья и без Волшебного озера не справится. Тут никакие капельницы не помогут.
— Игорь Игоревич? — не веря своим глазам, спросил Артем.
— Здесь – просто Горик, — отмахнулся мальчик. — Побежали?
И они побежали. Наперегонки, как обычные дети. Черничка с легкостью обогнала всех троих и, обернувшись, показала им язык.
— Тетя Аня! — возмутился Артем. — Это не-пе-да-го-гично!
Ответить Черничка не успела. потому что, увлекшись, они чуть не врезались в удивительной красоты крошечный домик, стоявший прямо посередине луга. На шум выглянула из двери маленькая ладная старушка, одетая в клетчатое платье. Ее седые волосы были уложены в аккуратный пучок, увенчанный каким-то редким по красоте цветком. Ее морщинистое, как печеное яблоко, лицо было озарено доброй улыбкой.
— Пойдем, Артемочка, — ласково позвала она, — Пойдем скорее к волшебному озеру, мой хороший. Что же за тайная грусть точит твое сердечко?
— Бабушка Дуся?! — вглядевшись в доброе лицо старушки, спросил Артемик. Бабушка Дуся была его любимой бабушкой, по которой он безумно скучал – она умерла от рака два года назад.
— Здесь я матушка Таволга, Артемочка, — старушка не ответила ни да, ни нет, но с какой-то особой нежностью обняла Артема за плечи. — Пойдем скорее, мой родной…
И вот уже они стоят на берегу озера с удивительно прозрачной, словно хрустальной, водой.
— Наклонись, Артемочка, — попросила матушка Таволга. — Наклонись и прошепчи озеру свое тайное желание. И внимательно смотри, что покажет оно тебе в ответ.
Артем присел на корточки и всмотрелся в неподвижную водную гладь. Рассказать про Егора?
— Для него ты один из толпы, — прошептал ветерок голосом тети Ани.
— Так, в разговорах, родилась наша дружба, — прошелестела трава голосом тети Ани.
— Почему ты хочешь подружиться именно с Егором? — строго прочирикала голосом тети Ани пролетавшая мимо птичка.
И Артем решился. Наклонившись к озеру, он прошептал:
— Я хочу найти Настоящего Друга…
Забурлила, заклокотала водная гладь. И стали возникать на ней изображения – одно за одним. Вот маленький храбрый мышонок, одетый в красный плащ, с рюкзачком за плечами бредет куда-то один… А ему навстречу вдруг выходит из леса огромный, по меркам мышонка, медвежонок… А на следующей картинке они вдвоем уже весело играют в догонялки на лесной полянке…
Вот маленький гномик, понурившись, бредет по лесу, тащит огромную для него ягоду. А рядом проходит обычный мальчик, чуть не наступая на этого самого гномика. А вот уже гномик на ладони у этого мальчика, и они вместе рассматривают какую-то книгу с картинками про корабли и капитанов…
— Посмотри внимательно, Артем, — услышал он рядом с собой голос Чернички, — на всех этих картинках есть кое-что общее.
Озеро, словно слушаясь тетю Аню, заново «прокрутило» все картинки.
— Розовые камушки! — воскликнул Артем. — Они там повсюду! И даже светятся немного….
— Верно, — кивнула Черничка, — это волшебные камушки дружбы. Они всегда разбросаны там, где кто-то тоскует по другу… Вот только их редко замечают. И поверь, друга можно найти там, где ты и не ждешь, нужно только верить, искать и быть собой. Потому что настоящему другу ты нужен таким, какой ты есть.
— Верить, искать и быть собой… — эхом повторил Артем.
— Да! — подтвердила Черничка. – Это и есть Великая Формула Дружбы…
— А вот и снадобье готово, — провозгласила матушка Таволга, выходя к озеру из-за кустов шиповника, — Ягоды бересники, немного ночной росы, пылинка с радуги, зверобой, ромашка, медуница — и все это настояно на воде из горного ледника.
— Но когда вы успели..? — не поверил Артем. — Ведь я только что рассказал озеру мое главное желание?
— Пришлось нырнуть в реку времени, малыш, — вздохнула матушка Таволга, — Уж слишком хочется нам исцелить тебя…
Артем взял из рук матушки Таволги берестяную чашечку и залпом выпил лекарство. По вкусу оно было похоже на снежинки, которые он ловил языком, когда был маленьким.
— Должно подействовать через три денечка… Ну а теперь, мой хороший, поплавай в нашем озере, — предложила матушка Таволга. А потом не выдержала и обняла Артема. – Вспоминай меня иногда, мой родной мальчик.
Вода озера была нежной и теплой, она словно баюкала Артема и качала, сначала потихоньку, потом все сильнее, сильнее, сильнее…

Глава 8
— Артем! Артем! Просыпайся! Нас с мамой выписывают сегодня! — дергал Артема за рукав пижамы Валерик. – Дядя Горик сказал, что я уже совсем здоров!
— Тетя Аня, как же я один? – расстроился Артем.
— А ты один не будешь… — хитро улыбнулась тетя Аня и стала очень похожа на девочку-гномичку, показавшую Артему язык.
— Ой, — вспомнил Артем. – А это правда все? Ну, что вы гномичка, и матушка Таволга, и…
— Чш-ш… — приложила тетя Аня палец к губам. — Кто про сон свой разболтает, волшебство тот потеряет.
— Но мама! – попытался вмешаться Валерик. – Матушка Таволга говорила…
— Та-ак, козлятушки, — в палату бодрым шагом вошел Игорь Игоревич, — Вам выписка готова, а к тебе, Артем, чтобы скучно не было, мы подселим новенького. Вместе полечитесь, вместе и выпишитесь. Хотя, может, от снадобья матушки ты быстрее на поправку пойдешь. А пока дай-ка я тебя послушаю…
Игорь Игоревич слушал Артемика очень внимательно. Потом довольно улыбнулся:
— Надышался, ой надышался свежим воздухом, молодец…
Наклонился к нему и заговорщицки прошептал:
— А молочным коктейлем там пахло?
— Не-ет, — покачал головой Артем.
— А у меня всегда пахнет, — по-прежнему шепотом сообщил Игорь Игоревич. – Наверно, потому что я его больше всего на свете люблю.
Потом распрямился и громко скомандовал:
— Ладно, чего тянуть. Сашок, заходи!
И в палату вошел мальчик. Невысокий, темноволосый, в футболке со Снупи. Посмотрел на Артема застенчиво, кивнул молча, сел на свободный стул, бросил рядом небольшую спортивную сумку и терпеливо ждал, пока тетя Аня с Валериком соберутся. Тетя Аня на прощание обняла Артема, сунула ему что-то в руку — и они вышли из палаты. Артему стало грустно так, что захотелось плакать. Он залез на бывшую кровать тети Ани с Валериком и, прижавшись лбом к стеклу, смотрел, как они выходят из больницы.
— Ой, — услышал он тихий голос новенького, — а тут леденцы какие-то на тумбочке. Можно я один возьму? А то в горле першит…
— Точно! Утешинки! — вскрикнул Артем. Проворно спрыгнул с кровати, взял один леденец в рот, другой протянул Саше. Вспомнил о том, что тетя Аня вложила ему что-то в руку, разжал кулак — и увидел в нем три ягодки черники. Протянул Саше:
— Хочешь?
— Ого-о! – сказал Саша с несмелой улыбкой. – Это фокус? А меня научишь? А я могу тебя научить фокусу с монеткой, хочешь? Мне папа недавно показал…
— А тебе сколько лет? – вместо ответа спросил Артем.
— Восемь, - приосанившись, сказал Саша. — Я первый класс почти закончил. А потом вдруг раз – кашель, и температура поднялась… Мы сначала даже не поняли ничего. Так жалко… Мы с классом в Лазертаг должны были ехать…
— А мы — в Измайловский Кремль, — подхватил Артем. — А тебе рентген делали?
— Делали, конечно, — кивнул Саша. – А чем тебя тут лечат?
И так они проговорили до самого вечера. О больнице. О фильмах. О книгах.
Они рисовали в альбоме Артема и лепили из Сашиного пластилина.
Они сочиняли сказку о драконе и двух рыцарях, а потом выпросили у медсестры два листочка в клеточку и сыграли в морской бой.
— А через два дня уже моя мама из командировки вернется, — мечтательно сказал Артем, когда они лежали с вечерними капельницами, — И я ее попрошу нам какие-нибудь настолки передать, в которые можно играть вдвоем. Давай? Нам же еще долго лежать, наверно.
— Слушай, а давай, пока мы здесь лежим, книжку вместе напишем? – предложил Саша. – Издадим ее, будем вместе с читателями встречаться…
А когда настало время спать, Саша уронил свой телефон под стол, нагнулся за ним и удивился:
— Смотри, Тем! Тут камушек какой-то валяется! Ого, розовый какой! Никогда такого раньше не видел. Не знаешь, что это?
Артем посмотрел внимательно. Да, розовый. И даже светится немножко. Артем улыбнулся хитро. И беззаботно махнул рукой:
— Это, наверно, тетя Аня с Валериком забыли. Давай спать, Саш. У нас с тобой завтра сто-олько дел!