Амфисбена

Глава 1
— Чур я первая в школу! — каждое утро кричала Амфи, одна из двух голов двухголовой змеи.
В школу Амфи совсем не хотелось, но как же уступить первенство! Она часто подскакивала среди ночи: который час? В кровати у амфисбены одеяло было одно, а подушек — две. Под утро голова по имени Амфи приподнималась на своей подушке: ещё не пора занимать очередь? И начинала кричать «Первая!», едва слышала звонильник… ой, то есть будильник. Утром всё немного путается, будильники, звонильники, главное — успеть.
Когда у тебя две головы на разных концах туловища: одна спереди и одна сзади — ты ведь можешь идти в обе стороны. А если ты живёшь среди одноглавых сирен и грифонов, то тебе принципиально, о ком из вас двоих прохожие будут говорить:
— Смотрите, у дракончика очкастый хвостик!
Это про голову-то — «очкастый хвостик». Спасибо, что не «очкастое пузико».
Очки носила вторая голова Сбена. Если бы не очки, головы были бы похожи друг на друга, как два крыла от одного пегаса.
— Портишь зрение! — каждый день говорила Сбене мама. — Не читай в темноте!
Но когда у тебя имеется ещё одна голова, ты ведь не выбираешь удобное место для чтения. Ты открываешь книгу в любую минуту, когда тебя никуда не тянут… потому что набегались и спят без задних ног.
Задних ног, правда, у амфисбены не было. У неё, как положено двухголовой змее, имелись две ноги и два крыла. И те, и другие поворачивались, чтобы каждая из голов могла, глядя вперёд, похлопать крыльями и потопать лапами. И каждая управляла половиной тела — той, которая для неё была правой.
Амфи была старшей и самой активной головой. Её характер проявился ещё в яйце. Тогда она первой взялась ковырять изнутри скорлупу. Яйцо было непростое. Мама Горгона Медуза долго не могла завести малыша, и в одной клинике ей посоветовали родить двухголовую змейку из капель своей крови. Мама сдала кровь, из крови получилось яйцо — и вот, пожалуйста, две головы, которые уже девять лет ненавидят друг друга.

Глава 2
До поступления в школу дела шли не так плохо. Амфисбена ходила не в обычный детский садик, как все волшебные существа. Садик был специальный — для двухголовых, трёхголовых и сколько-угодно-головых. В подготовительной группе были и щенок Цербер, и двуглавый орлёнок, и тянитолкаюшка. Там никого не волновало, что Амфи и Сбена не дружили: у всех подготовишек головы не ладили между собой.
А в школе Сбена прямо с 1 сентября вдруг полюбила учиться. Да так, что была согласна ходить на учёбу каждый день. Даже по субботам и воскресеньям. Она бы и 1 января притащилась в класс к восьми пятидесяти, волоча за собой спящую вторую голову. Но 1 января в школе было закрыто.
Сбенин электронный дневник зеленел пятёрками. На уроках она всё время шипела на Амфи: «Ты меш-ш-шаеш-ш-шь слуш-ш-шать!» А когда твоя вторая голова умнее тебя, это очень раздражает. Амфи вертелась за партой, ей было не усидеть. Тем самым она невольно вертела и Сбену. А когда твоя другая голова тобой вертит, это тоже не всем нравится. Амфисбена кусала себя, то есть друг друга, на каждом уроке. А учительница никак не могла амфисбену рассадить.
К тому же в классе амфисбена оказалась единственным двухголовым существом. Учеников в чешуе было много, но ни про кого больше не возникало вопроса: тебя двое или вы один? Класс поглядывал на Амфи и Сбену настороженно. Лёгкое недоумение всё время витало вокруг парты с одним стулом. За сколько игроков считать амфисбену, когда разбиваются на команды? Как рассказать секрет одной, чтобы не подслушала другая?
— Вам одно приглашение или два? — спросил их однажды одноклассник-единорог. — У меня в воскресенье день рождения. Я весь класс приглашаю в детский центр.
— Одно! — выпалила Амфи. Она понадеялась, что приглашение достанется ей.
Сбена покосилась на Амфи и сказала:
— Два!
Единорог поглядел на них растерянно. А на другой день, обходя класс с пригласительными открытками, он пропустил парту с одним стулом. На эту парту не упали ни одна открытка, ни две. Между «один» и «два» единорог выбрал «ноль». А чего с ними дружить, пускай сами с собой дружат.
Но какое там «дружат»! Амфи и Сбена спорили даже о том, кто нажмёт кнопку лифта. Маме это так надоело, что она объявила:
— Ну-ка работайте крыльями!
С тех пор амфисбена, чтобы попасть домой, должна была взлететь на балкон. А мама открывала балконную дверь и впускала ребёнка. Или детей — смотря как считать.
Кнопка лифта стала неважной, но по дороге домой Амфи и Сбена всё равно ссорились. Иногда для ссоры даже был повод. Как в тот день, когда единорог не пригласил их на день рождения:
— Это всё из-за тебя!
— Нет, из-за тебя!
Маме приходилось разнимать их всю дорогу. А разнять двухголовое существо не так-то просто.

Глава 3
Однажды у мамы от нервов разболелись змейки из причёски. То есть это папа сказал Амфи и Сбене, что от нервов. Мама поехала в тёплую страну на курорт для змееволосых, чтобы подлечить шевелюру. Она прислала фотографию, как загорает на песке, разложив своих змей веером вокруг себя.
В санатории у мамы всё время были процедуры. Она успевала звонить папе только днём, когда дети были в школе. Или совсем поздно, когда Амфи спала, а Сбена тайком читала при свете ночника. Но мама пообещала обязательно позвонить в субботу и поговорить со всеми по видео. Когда папа сообщил об этом, Амфи сообразила: экранчик у папиного телефона маленький. Две головы в нём не поместятся. А ведь очень скучно стоять задом, пока твоя сестра разговаривает с мамой.
— Чур я первая к экрану, когда мама позвонит! — закричала Амфи.
Сбена, которая не успела занять очередь, разревелась. Папа сказал:
— Сами договоритесь, но чтобы никто не плакал, понятно? Маму надо радовать. А кто получит двойку, того мы рассказывать новости не пустим, имейте в виду. Маму нельзя огорчать во время лечения.
Он, видно, хотел утешить Сбену. Она перестала плакать и показала Амфи раздвоенный язык. И сказала:
— Чур первая к экрану та, кто до субботы первой получит пятёрку!
Пятёрку до субботы — легко! В пятницу в расписании была физкультура. Если скажут сдавать прыжки на одной ноге или махи крылом, отличная оценка Амфи обеспечена. И мамины нервные змеи сразу выздоровеют. Но сейчас только среда, впереди целый четверг. А вдруг Сбена раньше разживётся пятёркой? И в субботу будет болтать с мамой так долго, что папин телефон разрядится? Тогда Амфи вообще не успеет сказать маме ни слова. Надо было во что бы то ни стало получить пятёрку раньше!
Была у Амфи одна догадка, почему Сбенин электронный дневник цвёл зелёным пятёрочным цветом. Из-за очков, конечно! Сбена не была такой умной раньше, когда очки ещё не носила. А значит, Амфи требовалось раздобыть себе очки.

Глава 4
В четверг с утра Амфи не стала кричать: «Чур я первая в школу».
— Пап! — сказала она. — А можно мне к доктору? Я ничего не вижу. С доски в классе.
Она надеялась, что её, то есть их, поведут не в класс, а к окулисту. Амфи уже знала, что в магазине очки не купить. Сбене проверяли зрение в поликлинике, а потом подбирали оправу в оптике.
— За первой партой ничего не видишь? — удивился папа. — Вы же сидите на первом ряду из-за Сбены.
Амфи кивнула и прищурилась. Так делала её сестра, когда не могла разглядеть на остановке номер монстробуса. Только Амфи жмурилась не вдаль, а вблизь. На свой бутерброд.
Папа сказал:
— Кстати, мне вчера в продуктовом к покупке дали чудо-юдыша.
Амфи и Сбена собирали чудо-юдышей из магазина и скрепляли их между собой в длинную гирлянду. Она украшала прихожую. Двойных чудо-юдышей можно было обменивать у одноклассников. Точнее, можно было бы, если бы две головы хоть раз смогли договориться, кто понесёт в школу «повторку».
— Я уже повесил его к остальным вашим, — добавил папа.
Амфи со Сбеной посмотрели на цепочку чудо-юдышей в коридоре. Амфи по привычке первой закричала:
— Их не по цвету надо! Ты не туда его! Их надо по тематике, а ты не знаешь!
— Ага! — обрадовался папа. — Значит, вдаль ты всё-таки видишь!
Вот так приобретение очков провалилось. Амфи так растерялась, что Сбена успела сказать:
— Чур я первая в школу!
Амфи шла в школу задом и обдумывала новый план. Пожалуй, ей не нужны были собственные очки. Ей нужны были Сбенины! Не зря же Сбена их носит. Наверное, это не простые очки, а очки великого ума. Амфи наденет их, получит пятёрку до субботы, а потом можно будет и вернуть.
Но как снять очки со Сбены? Выменять? Амфи так усиленно думала, что на переменах даже не тащила сестру попрыгать.
Сбена на каждом уроке тянула крыло. Амфи жалела, что не управляет и Сбениным крылом тоже. Уж она бы его опустила! Но к Амфиной радости, учительница улыбалась Сбене с выражением «я знаю, что ты знаешь». И спрашивала тех, у кого мало оценок. Саму Амфи в четверг тоже не вызвали отвечать. Это было неплохо. Но времени на пятёрку осталось мало — одна-единственная пятница.

Глава 5
Посреди ночи Амфи, как обычно, проснулась. Она не стала кричать «Первая в школу!», а подняла голову и посмотрела на комод. Туда Сбена перед сном складывала очки. Можно подцепить крылом и аккуратно перенести в свой карман общего рюкзака. Правда, если Амфи наденет на себя Сбенины очки, то все это заметят. От этих мыслей Амфи до рассвета ворочалась своей половиной тела.
Едва Сбена открыла глаза, Амфи спросила:
— Хочешь два часа читать неподвижно?
— Хочу, а что? — посмотрела с подозрением Сбена.
— Дай поносить твои очки!
— Нет! Ты разобьёшь.
— Ладно, — пожала правым плечом Амфи. — Тогда я начинаю тренироваться на акробата. Сегодня буду отрабатывать кувырок через голову. Через вторую голову.
— Это шантаж! — возмутилась Сбена. — Зачем тебе очки, ты прекрасно видишь!
— А тебе жалко, что ли, что кто-то хочет побыть умным? — обиделась Амфи.
— Ум не от очков, — фыркнула Сбена.
«Вот жадина, — подумала Амфи. — Как поделиться с другими — так нетушки!»
Зато в пятницу первым уроком стояла физкультура. Пятёрка сама летела навстречу Амфи вместе с крылатым физруком.
Физрук объявил:
— Будем летать стометровку на стадионе.
На одном крыле стометровку не осилишь. Амфи встала впереди, Сбена не возражала. Она всегда снимала очки на физкультуре и могла сослепу впечатать их обеих в дерево. Амфи заранее ликовала. Если даже пятёрки поставят обеим, всем будет ясно, кто оценку зарабатывал, а кто сзади болтался. Они стартовали. Сбена махала левым крылом как могла. Амфи рычала на неё: «Быстр-р-рей!» Но где той было угнаться за резвым правым крылом! Махи выходили неравномерными. Из-за этого амфисбену разворачивало в воздухе. Вместо финишной черты, над которой порхал физрук, Амфи и Сбена на скорости финишировала в кусты.
Ни о какой пятёрке не могло быть и речи.
— Пока ничего не ставлю. Пересдадите в понедельник, — сказал физрук. — И постарайтесь научиться договариваться.
Шанс на отличную оценку пропал! А для Амфи он был единственным. Она так разозлилась на Сбену, что ухватила в раздевалке футляр:
— Не дала мне получить пятёрку, так очками поделись!
— Ладно, только на один урок! — предупредила Сбена. — Может, хоть так ты поймёшь, что ум не от них! И ты обещала два часа неподвижного чтения.
Смотреть через очки оказалось неприятно: все предметы выглядели непохоже на себя. Даже голова заболела. Но чего не сделаешь ради ума! Со звонком двухголовая змея села за парту как обычно, вот только Амфи была в очках, а Сбена — без.

Глава 6
Это был урок волшебной математики. Учительница продиктовала задачу: «Девятихвостая лиса рождается с одним хвостом и каждую сотню лет отращивает себе ещё по одному. Сколько сотен лет лисе, у которой девять хвостов?»
— Девять! — закричал с места нетерпеливый единорог.
— Девятьсот! — перебил его пегас. Он топал копытами, чтобы заглушить единорога.
— Тихо! — сказала им учительница. — Неправильный ответ.
Сбена взялась что-то рисовать в тетради. Амфи нужно было непременно решить задачу, пока Сбена не начала тянуть крыло для ответа. Жаль, что в классе не было девятилетней девятихвостой лисы. Спросить было не у кого. Разве что у очков великого ума. Амфи прислушалась к великому уму на своём носу. Очки молчали. Решение не приходило.
Учительница вдруг доброжелательно посмотрела в глаза Амфи:
— Ты, наверное, знаешь ответ? Скажи нам.
Видимо, очки вызвали у учительницы приступ ласки. Надо было этим воспользоваться.
— Десять, — попробовала наугад Амфи.
Улыбка учительницы из ласковой стала сожалеющей.
— Нет, — сказала она.
Амфи чуть не расплакалась. Это был самый-пресамый последний шанс получить пятёрку до субботы!
Внезапно учительница подошла и погладила её по голове:
— Не расстраивайся, с кем не бывает.
Амфи так возмутилась, что передумала плакать! Без очков с ней такого как раз не бывало. Ей сразу ставили двойки. И никогда не гладили по голове за неверный ответ!
Тем временем Сбена дорисовала лисьи хвосты в тетради и уже тянула крыло. Учительница обернулась к ней:
— Ты что-то хочешь спросить?
— Восемьсот, — выпалила Сбена.
Учительница очень удивлённо проговорила:
— Амфи, молодец, пять, — и тут же поставила оценку в электронный журнал. — Надо же, первая пятёрка по математике в этом году. Старайся так и дальше, и выйдет пять в четверти.
Она, наверное, решила, что двухголовая змея сегодня села за парту наоборот. Как будто головы поменялись местами. И поставила пятёрку Амфи!

Глава 7
Сбена тут же снова начала тянуть крыло, чтобы объяснить, кто из них кто. Амфи наступила своей ногой на не свою. Но учительница уже сама осадила Сбену:
— Амфи, позже скажешь, пока помолчи.
А потом рассказывала новую тему до конца урока.
Сбена стала всхлипывать, но так тихо, что учительница не услышала. Амфи испугалась, что на перемене сестра сразу побежит к учительскому столу. Со звонком Амфи упёрлась изо всех сил и вытянула Сбену в коридор.
— Это моя пятёрка! — плакала Сбена.
— Она в моём электронном дневнике! — спорила Амфи. — У тебя и так будет пять в четверти, а у меня это первая по математике! У тебя их полно, тебе что, жалко?!
Единорог, пегас и сфинкс с интересом прислушивались.
— Я их все заслужила! — топала ногой Сбена.
— Твои очки их заслужили! Меня ни разу в жизни не гладили по голове за неправильный ответ!
Яростный огонь в глазах у Сбены начал меркнуть.
— Знаешь, почему тебе сказать не дали? — продолжала Амфи. — Потому что мне не дают! Учительница думала, что ты это я! Ну и как тебе быть мной, а?
Сбена помолчала. А потом шмыгнула носом:
— Мне… не понравилось быть тобой. Ладно, оставь себе эту пятёрку. Но — два часа неподвижного чтения. И давай сюда мои очки.
Единорог, пегас и сфинкс обступили их:
— Она вообще не догадалась!
— Классный розыгрыш!
— Ну ты даёшь, Амфисбеныч!
— Амфич, — поправила Амфи. — И Сбеныч. Нас двое.
Одноклассники не успокаивались:
— Амфич, Сбеныч, а можете ещё кого-нибудь разыграть?
Амфи вопросительно посмотрела на Сбену.
— Нам надо обсудить это вдвоём, — солидно сказала Сбена, надевая очки.
— Подождите, мы договоримся и разыграем, — пообещала Амфи.
В субботу утром в ожидании маминого звонка Амфи чувствовала себя почти довольной. Почти. Она долго топталась на месте правой ногой. И наконец предложила сестре:
— Ты можешь первой рассказать маме новости. Ведь по правде эта пятёрка твоя. Только чур недолго.
— Да ну, — улыбнулась Сбена. — Мама больше обрадуется пятёрке от тебя, чем всем моим новостям.
— А может, мы вдвоём влезем вообще? — решила Амфи. — Пап! Мы поместимся в твой экран вдвоём? Как насчёт того, чтобы одна выше, другая ниже?
— А можно повернуть экран горизонтально, — предложила умная Сбена.
Они и правда обе поместились, когда мама позвонила. И мама была рада видеть их в тесном прямоугольничке вдвоём гораздо больше, чем пятёрке!