Небесные овечки, или семейка Кло наводит погоду

Небесные овечки,
или
Семейка Кло наводит погоду



Небесные овечки,
Или почему идет снег.

Все знают, что небесные овечки потому и небесные, что живут на небе. Но это далеко не все, что нам нужно о них знать. Например, мало кому известно, что небесные овечки самые музыкальные овечки в мире и каждый свой день они встречают и проводят с весёлыми песенками и танцами. И если поднять голову и увидеть облака – а это, конечно же, никакие не облака, а стаи небесных овечек, - то можно рассмотреть, как они медленно плывут по небу, потому что на самом деле танцуют свои любимые хороводы.

Есть на небесах местечки,
Где небесные овечки
Дружно водят хоровод
Каждый день из года в год.

И так бы и пели небесные овечки свои песенки, а мы бы, глядя на них снизу-вверх, думали, что это облака, если бы не произошло одно удивительное обстоятельство.

Как-то утром небесная овечка из семейства Кло, старшая сестричка Кло, хотела, как обычно, после сна хорошенько потянуться. Но только она собралась вытянуть свои копытца вверх и поглубже вздохнуть, плечи ее уперлись во что-то мягкое и теплое. Тетушка Кло сидела прямо на шее племянницы и виновато улыбалась. В этот момент младшая сестричка Кло хотела по обычаю зевнуть от души, но не смогла даже открыть своего рта, т.к. упиралась мордочкой в пушистый зад бабушки. Тем временем бабушка полностью распласталась под тяжестью дедушки Кло, который удерживал на своей спине маму и папу.
«Что же произошло этим утром?» – спросите вы, как когда-то спрашивали друг друга испуганные небесные овечки. А случилось вот что.
На самом деле, сестрички Кло стали такими большими, что старшая была похожа на гигантскую дыню, а младшая скорее напоминала раздутый арбуз. И это все не говоря об их маме, папе, бабушке, дедушке и тете… А теперь представьте, что таких семей были сотни и тысячи на небе. «Конечно, - скажете вы, - и что такого? Небо же большое…» Действительно, большое, но только и на нем место кончается. И в это самое утро оно почти кончилось, и все небо было покрыто, как мы бы с вами заметили с земли, облаками.

Спит овечка на овечке.
Завивается в колечко
Шерсть овечья, словно вата –
Стало места маловато.

- Дорогая племянница, - обратилась тетушка Кло, - ты такая удобная, как самая мягкая подушка, и, если бы я на тебе не сидела, я бы непременно попробовала на тебе поспать, - тетушка весело заблеяла, но сестричке Кло это совсем не понравилось.
- Если бы не пышная шерстка бабушки, - заговорил дедушка, - ее острые локти давно бы наделали мне синяков.
- Как хорошо, что у нас столько шерсти, - заметил папа Кло, - иначе нам было бы совсем неудобно и жестко вот так упираться друг в друга.
Овечки, которые могли, закивали, а кто не мог, одобрительно промычал.
И тут вступила мама Кло:
- Точно! Все дело в шерсти!
Все вдруг притихли, и она продолжила:
- Если убрать нашу пышную шерсть, место будет куда больше!
- Как убрать! Куда убрать! – подняли шум небесные овечки.
Бабушка Кло так задрожала от страха, что дедушка давно бы с нее свалился, если бы не его соседи по бокам.
А мама терпеливо объясняла дальше:
- Все вы знаете, от чего растет наша прекрасная шерстка - от наших песен. Чем веселее и громче мы поем, тем лучше наше настроение, тем больше растет наша шерсть. Поэтому мы можем ее периодически стричь, зная, что скоро она вырастет снова.
- Это правда, - подхватила младшая овечка Кло, - мама каждый день раскручивает мне кудряшки и замеряет насколько они выросли.
- И они растут не по дням, а по часам, - ласково улыбнулась мама.
Небесные овечки задумались. Еще никогда в своей жизни так много за одно утро они не думали.
- А кто будет нас стричь? – спросила тетушка, - мы даже копытцами не можем пошевелить, не то, чтобы стричь кого-то…

Тут мама Кло посмотрела на папу в надежде, что он что-то подскажет. Но папа молчал и растерянно смотрел по сторонам. Тогда мама не выдержала и щипнула его, чтобы он пришел в себя и помог ей найти решение. Это же повторила старшая сестричка, тетушка и бабушка. Младшая Кло тоже хотела щипнуть папу, но до сих пор упиралась мордочкой в пушистый зад бабушки. Только дедушка не стал щипаться из уважения: он сам не знал, что делать в такой ситуации. И когда папа увидел, что у недовольных овечек его семейства во рту красуется по клочку его шерсти, он вдруг сообразил! Даже из безвыходных ситуаций, даже у небесных овечек, даже когда ты думаешь, что ничего не можешь, все-таки ты что-то можешь.
- Бе-бебебе! – весело крикнул папа. - Что лучше всего умеют делать небесные овечки?
Никто не ответил, поэтому папа ответил сам:
- Правильно, щипать небесную траву. А раз мы умеем щипать траву, то и шерсть выщипать сумеем! – папа был очень доволен собой.

Несложно догадаться, что многим овечкам не понравился такой расклад: одно дело щипать небесную траву, а другое – шерсть твоего соседа. Но так как делать было нечего, двигаться овечки еле могли, то, конечно, принялись выполнять задание. И та овечка, которая могла щипнуть соседа – щипала его шерстку. Конечно же, есть шерсть никто не собирался, поэтому небесные овечки щипали и тут же сдували белые шерстинки со своих носов. И эти легкие кудряшки опускались прямо с неба на землю… медленно и очень обильно летели сверху вниз. Так впервые на земле пошел снег.

«У меня дрожит сердечко», -
Говорит одна овечка,
Останавливая бег.
Начинает падать снег.

Ощипывали друг друга небесные овечки, подпевая и пританцовывая, потому что привыкли делать все дела именно так. И к концу первого дня места на небе, действительно, стало больше, а на земле непроглядные облака потихоньку рассеивались и сквозь густой снегопад – хотя точнее будет сказать «шерстепад» - снова проглянуло солнце.

Шерсти клок летит с небес,
Заметая зимний лес.
Те пушистые снежинки –
Настоящие шерстинки.

Ощипанным овечкам так понравилось это занятие, что немедленно было предложено ощипывать друг друга раз в год – за это время как раз успеет вырасти много новой шерстки. Поэтому, когда осенью небо вдруг становится более облачным – значит, небесные овечки уже достаточно отрастили свои кудряшки и скоро начнут ощипывать друг друга. И тогда наступит зима - время снегопадов. А после зимы, когда небесные овечки сбросят достаточно своей шерстки, придет весна и небо станет совсем ясным.
Кстати, семейку Кло стали считать самой умной семейкой среди небесных овечек. И каждого из них частенько приглашали в разные концы неба, чтобы они научили, как правильно ощипывать шерсть. Говорили, самый красивый снег идет, если за дело берется кто-то из семейки Кло.

А если вы до сих пор не верите в небесных овечек, упадите в какой-нибудь сугроб побольше и убедитесь сами. Мягко? Для вас постарались небесные овечки.


Небесные овечки,
Или с чего начинаются грозы.

Семейка Кло теперь прекрасно понимала, что раз она весьма непростая семейка, с ними непременно будут происходить разные приключения. И это было абсолютной правдой. Уже совсем скоро, а именно после зимы, весной, с ними случилась новая история.
Пока небесные овечки медленно, но верно отращивали свои кудряшки, на одной части неба стали скапливаться стаи серых туч, которые, разумеется, были не тучами, а что ни на есть настоящими волками. Первой что-то неладное заметила мама Кло, она любила погулять в одиночестве и помечтать, глядя в синие ясные дали. О чем она мечтала, она держала в большой тайне, потому что у всех приличных мам должны быть свои секреты. И вот теперь, когда мама Кло мечтала «о-чем-никто-никогда-не узнает», дали показались ей далеко не синими и не ясными. Что-то темное надвигалось из далека и будто злобно шипело: «Овцы… овцы…» А так как мама Кло, как и любая мама, всегда и о всех заботилась, она решила тотчас ударить в небесный золотой гонг, который, разумеется, был не просто гонгом, а настоящим Солнцем. В него разрешалось ударять только тогда, когда нужно было предупредить небесных овечек об опасности, и именно сейчас мама Кло ни на секунду не сомневалась, что опасность была совсем близко. Она без оглядки летела к золотому гонгу и думала, как нелегко быть мамами – вот так спасать всех каждый раз, не успев помечтать, о чем хочется.

И галопом, и трусцой
Мчатся волки за овцой.
Небо – пастбище без края,
Волки с овцами играют.

В это время сестрички Кло, папа Кло, тетушка Кло, дедушка и бабушка Кло как раз искали маму. Сестрички думали, что, возможно, мама играет с ними в прятки, папа думал, что мама тайно готовит ему какой-нибудь сюрприз, бабушка и дедушка решили, что их дочь где-то случайно заснула, потому что с ними это случалось часто, а тетушка же не думала вообще, ей это было непривычно. И пока все спорили, где на самом деле мама, она была уже высоко-высоко, у золотого гонга.
«БОМ! ГРОМ! БАМ!» - раздалось по всему небу.
Небесные овечки, которые в этот момент, как всегда, пели и водили хороводы, вдруг притихли. Никто не знал – откуда этот звук, но все почувствовали, что надвигается что-то страшное. Затем прогремело еще раз:
«БОМ! ГРОМ! БАМ!»
Тут уже небесные овечки увидели, как прямо на них ползут черные тучи. В тишине было особенно отчетливо слышно, что вместе с тучами ползет и пугающий шепот: «Овцы… овцы…» Разумеется, теперь всем было понятно, что гром был не просто громом, а настоящим предупреждением, и надо скорее спасаться. Все бросились наутек.

Вижу тучи, вижу тучи,
Наступает враг могучий.
Лапы, уши и клыки –
Волки близятся – беги.

Между тем семейка Кло сплотилась в одно большое облако и улетать без мамы никуда не собиралась.
- Мы семейка Кло, - сказал папа, - мы не можем бежать, потому что, во-первых, мы самая смелая и сообразительная семейка, а во-вторых, мы не можем вот так бросить маму, а ведь именно она предупредила всех об опасности… - он уже успел догадаться, кто бьет в золотой гонг.
Сестрички Кло, тетушка, бабушка и дедушка закивали и прижались друг к другу еще плотнее, когда тучи подобрались к ним уже совсем близко. И через пару мгновений из темноты показались четыре лохматые волчьи морды.
- Овцы… - тихо прорычала первая морда, - овцы… Нам нужны овцы…
Остальные морды молчали, но было слышно, как они тяжело дышат и по очереди облизываются.
А так как тетушка Кло всегда думала меньше всех, ей было проще вступить в разговор:
- Можете взять меня, - улыбнулась она и сделала шаг вперед. – Я тетушка. Говорят, тетушки очень хорошо пахнут.
Волки засмеялись и впервые семейка Кло хорошенько разглядела их клыки. Дело в том, что после зимы ощипанная тетушка выглядела совсем тощей, чему все были удивлены, потому что всегда думали, что она довольно полная овечка. Поэтому, конечно, сейчас для волков она не представляла никакого интереса.
Следующими выскочили бабушка и дедушка:
- Возьмите нас, - хором заявили они.
А бабушка добавила:
- Берете одного, второй – в придачу.
- Выгодно, - объяснил дедушка.
Волки зашептались. Предложение было и впрямь неплохое.
- Не свежие, - выступил главный волк. – Хотим свежих. Хотим вот этих, - и он кивнул на сестричек.
Тут папа не выдержал и в этот момент ему в голову пришла гениальная идея. Так как он неплохо знал законы солнцестроения, он со всей мочи крикнул наверх, маме: «Бей! Со все дури бей, милая! Чтобы посыпались лучи, бей! Ты сможешь, я верю! Ну!» А так как мама всегда слушалась папу, то и в этот раз смогла расслышать его совет. Она встала на передние копытца и с размаху ударила задними в Солнце. И после громыхающего: «БОМ! ГРОМ! БАМ!» несколько солнечных лучей оторвались от Солнца и полетели прямо в сторону туч. На месте старых лучей тут же появились новые. «Все-таки не мало силы надо иметь, чтобы быть мамами», - думала она, запыхавшись, и снова и снова повторяла этот трюк.
Волки только успевали уворачиваться от падающих лучей, и со стороны казалось, что они играют в догонялки. Тучи были уже не страшны. Молнии были настолько горячими, острыми и ослепительными, что волкам только и оставалось как поджать свои хвосты и бежать прочь. А главному волку даже и поджать хвост не удалось – его хорошенько подпалило.

Бьет овца копытом в гонг –
Нет сомнений – будет толк.
Небо темное искрит,
В небе молния горит.

Белые облака вновь возвращались на свои земли. Небесные овечки решили отпраздновать победу своим обычным и самым лучшим способом – песнями и танцами. И под общее веселие и радость наконец-то вернулась мама.
Она так гордилась собой и своей семьей и думала: «Может, мамами быть и нелегко, но как приятно взять и вот так всех спасти».
- Ну что, - спросила мама, - я спасла всех?
- Именно, дорогая, - нежно ответил папа, - именно ты всех и спасла.
И это была абсолютная правда, ведь чтобы делали небесные овечки без грома и молний?
А пока вся семейка Кло обнимала маму и расспрашивала про Солнце, папа с любовью наблюдал со стороны и думал, что в следующий раз – а со мнений не было, что такой раз настанет – он, папа, спасет всех сам и в первую очередь маму.


Небесные овечки,
Или радуга после дождя.

Папу Кло не покидала мысль, что ему нужно непременно спасти свое семейство. Ему так хотелось сделаться настоящим героем в глазах семьи, а особенно в глазах мамы Кло, что, когда все засыпали, он открывал глаза и, глядя на звезды, представлял, как он всех спасает и его все благодарят. И на душе папы сразу становилось хорошо-хорошо. Только вот поводов для подвигов никак не представлялось. Зато были подходящие обстоятельства.
После волков некоторым овечкам стали сниться настоящие кошмары, что не удивительно, ведь во снах они видели длинные когти, острые клыки, мохнатые уши и черные носы. Именно поэтому всегда радостные небесные овечки стали частенько плакать. А так как они были очень дружными овечками, то, когда начинала плакать одна, подхватывали другие. Конечно, эти самые овечьи слезы были не просто слезами, а настоящими дождями. И когда на небе стали появляться огромные лужи, а на земле не переставая капать капли, папа понял – настало время действовать.

У овечки «грусть овечки»,
Слезы льются как из речки.
Из небесной лужицы
Капли в танце кружатся.

Надо сказать, что папа имел привычку, как и все папы, собирать что-нибудь на всякий случай – вдруг пригодится. «Ведь если что-то падает с неба на землю, то и с земли что-то должно падать в небо», - рассуждал он. Поэтому папа собирал все, что долетало до небесных овечек: воздушных змеев, воздушные шары, а главное – цветочные лепестки, которые ветер сдувал с цветков и уносил высоко ввысь.
Эти лепестки папа собирал давно и бережно. Он их гладил, с ними разговаривал и аккуратно складывал в тайное место, у всех ответственных пап имеются такие места. «Вот будет время, - думал папа, - и я все их брошу к ногам мамы. И она удивится и так обрадуется, что захлопает в свои копытца от восторга».
И вот когда небесные овечки стали плакать одна за другой от страха, боясь, что снова придут волки, папа понял, что пришло время доставать свои лепестки, потому что в один день заплакала мама. А когда плакала мама, не было ничего хуже.
Сначала папа Кло хотел высыпать в воздух все лепестки разом, чтобы получился цветочный фейерверк, но потом решил, что разумнее будет доставать лепестки по частям, ведь мало ли куда их может сдуть. Мама как раз сидела неподалеку и роняла слезу за слезой, обнимая своих дочек по обе стороны. Сестрички Кло, чтобы поддержать маму тоже периодически всхлипывали и утирали мокрые глаза. Чтобы не ревели внучки, одну обнимала бабушка, а другу – дедушка, которые в свою очередь тоже плакали за компанию. А совсем рядышком сидела тетя Кло, она никого не обнимала, и, казалось, от этого она плакала больше всего.
Папа, с нежностью посмотрев на свою семью, незаметно начал наконец-то свой план. Сначала он достал первую горсть красного цвета - это были лепестки мака, и подул на нее так, чтобы та прямиком долетела до мамы. Мама очень любила красный цвет, поэтому мак папа берег с особым трепетом. Затем, не медлив, папа достал горсть оранжевого цвета – это были лепестки ноготков. Папа знал, что они хорошо успокаивают, и подул на них в сторону младшей дочки. В сторону старшей папа задул горсть желтых тюльпанов, которые могли ей напомнить солнце. Для бабушки и дедушки папа приготовил похожие, но в то же время разные лепестки. Для бабушки Кло - горсточку незабудок – это были цветы голубого цвета, а для дедушки Кло - лепестки васильков – они были синие и составляли хорошую пару незабудкам. Оставалась фиолетовая горстка сирени. Папа даже не сомневался, кому он ее подарит, поэтому он вобрал побольше воздуха, подул, и сирень полетела в сторону тетушки Кло. Так целых шесть цветочных цепочек почти одновременно полетели к своим получателям. В лапках папы остались только зеленые листики. «Что ж, - подумал папа, - а это останется мне, - и подкинул их в воздух». И ему было ни капельки не жаль, что у него не осталось ни единого лепесточка.
А ветер подхватил все папины «посылки» и соединил эти цветочные потоки в одну широкую разноцветную ленту. И даже папины зеленые листики выстроились в самостоятельную полоску и расположились после тюльпанно-желтой. Теперь папу и его семью соединял настоящий цветочный мост - радуга, хотя, на самом деле, их соединяло нечто куда более крепкое.

Из цветочков и листочков
С точки А и Б до точки,
Сквозь небесные луга
Растянулась рАААААААдуга.

Мама Кло, сестрички, бабушка, дедушка и тетушка Кло вдруг перестали плакать. Каждый увидел в радуге свой любимый цвет и наконец-то улыбнулся. А, как известно, улыбка - лучшая преграда для слез. Никому даже в голову не приходило, откуда на небе могло взяться столько прекрасных цветов, да и думать об этом не хотелось, хотелось просто радоваться. А так как небесные овечки – очень дружный народ, то, когда переставала плакать одна, подхватывала – другая. Так дождь постепенно утихал, а радуга продолжала держаться и удивлять небесных овечек, пока ветер не раздул ее в разные стороны. Но это совсем не расстроило овечек, наоборот каждая теперь решила на всякий случай собирать залетавшие на небо лепестки, ведь мало ли вдруг взгрустнется и опять понадобится радуга – рассудили они.

А Мама смахнула последнюю слезинку. Вернее – ее смахнул папа с маминой щеки маленьким лепестком мака. «Ты настоящий герой», - тихо сказала мама и поцеловала его. Теперь папа был по-настоящему счастлив. «Пусть радуга – это не подвиг, - подумал он, - но любимая семейка перестала плакать, а мама Кло улыбнулась – что может быть лучше».

И небо снова стало ясным.


P.S. Любимая песенка Небесных Овечек
«Раз овечка, два овечка», -
Повторяют человечки.
Сосчитай нас миллион –
Будет самый крепкий сон.