Действуй. Кика! или Выдра Кика, которая каждый день превращала в праздник

Действуй, Кика!
или
Выдра Кика, которая каждый день превращала в праздник

Действуй, Кика.
Конечно же, все началось с детства. У всех выдр все их главные мечты, радости и даже печали начинаются с детства. Так было и у Кики. Каждый год она с нетерпением ждала всего лишь один день – день рождения. Но день по сравнению с годом слишком мал, поэтому, когда праздник проходил, Кика ложилась спать самой несчастной выдрой на свете – теперь впереди целый год, целых 356 дней до нового праздника. И так ей становилось тоскливо и одиноко, что она зарывалась мордочкой в свою подушку из сухого камыша и сопела туда всю ночь своим мокрым и маленьким носиком.
Когда Кика подросла, и ей стукнуло три года (а это целых двадцать пять по человеческому возрасту), она дала себе слово, что больше не будет столько грустить, что она прекратит эти мучительные ожидания и будет устраивать себе праздник вместо одного раза в год – каждый день. Что-что, а если выдра дает обещание – она его обязательно выполняет. И первый праздник, что она решила себе устроить самостоятельно – было новоселье.

Праздник 1: Новоселье.
Кика поселилась на берегу небольшого и тихого пруда. Она сразу заприметила пень и застелила его белой скатертью – чтобы вечером можно было накрыть настоящий праздничный стол. Но так как делиться праздником Выдра совершенно не планировала, то решила никого не звать. «В конце концов, это мой праздник, что хочу, то и делаю», - подумала Кика. Когда она разобрала свой небольшой чемоданчик, в лесу уже смеркалось, и Выдра торжественно зажгла свечи. Рядом с деревом она расположила палатку, в которой находилась вся домашняя утварь и кровать, а снаружи повесила гамак, украсив его гирляндой. На праздничный стол Кика поставила тарелочку с рыбой, тарелочку с сыром и хлебом, которые она нашла в траве, и мисочку с ягодами на десерт. Налила в чашку заваренный в термосе травяной отвар и прежде чем начать ужин, сделала большой глоток: «С новосельем меня», - вслух поздравила себя Выдра и улыбнулась, довольная, что стала совсем взрослой. Лапка потянулась к рыбке, как вдруг кто-то совсем близко откашлялся.
- У вас тут свечи горят… - выглянул Еж, - а я уже подумал, вдруг пожар… крохотных такой пожарик.
- Для начала, нет такого слова «пожарик», и к тому же, крохотных пожаров не бывает. Всего доброго, - и Кика снова потянулась за рыбкой. На самом деле она очень проголодалась – день был насыщенным.
- Может быть, я все-таки прослежу, мало ли… Тут одной веточке достаточно загореться и – о-ё-ё-й - считай – все пропало.
- Я сама справлюсь, спасибо.
И только Выдра хотела прибавить «до свидания», как Ежик ее опередил.
- У вас тут сыра кусочек? Да? Это же сыр?
- Послушайте, что вам надо? – возмутилась Кика. – Ну сыр и что? У меня праздник, а вы мне мешаете праздновать. Это по меньшей мере – неприлично.
- Праздник – это здорово, - чуть не хрюкнул от удовольствия Ежик. - С праздником вас! А что за праздник?
- Новоселье!
- То-то я думал, что прежде вас никогда не встречал.
- Встретили! А теперь давайте прощаться.
- А можно с вами? – почти шепотом спросил Еж.
- Нет! Это мой праздник! – ответила Кика. Она так долго ждала этот день, и теперь не могла позволить, чтобы кто-нибудь вот так пришел и все испортил. Тем более если этот кто-нибудь какой-то непонятный Ежик.
«Ясно», - потупился Еж. Вообще-то он был необидчивым ежом, но все-таки ее слова показались ему крайне грубыми. «Зайду как-нибудь еще, - подумал он, - в конце концов у нее могло быть просто плохое настроение. У всех бывает… - и он молча побрел в темноту».
А Кика облегченно вздохнула, завязала салфетку вокруг шеи и наконец-то проглотила рыбку. Так хорошо ей давно не было. Рыбка оказалась вкусной, как и положено праздничной рыбке. Затем Выдра подняла свою чашку и произнесла: «Действуй, Кика. Праздники только начинаются».

Праздник 2: Праздник песенки «Туруру».
Так как свою жизнь Кика собиралась провести в постоянном веселии, то ей срочно нужна была своя песенка, потому что праздников без песен не бывает. И поэтому второй день после новоселья Кика решила объявить: «Праздником песенки». Утро она начала с большой ложки меда и кружки молока. «Побалую себя, - решила Выдра, - ведь теперь это можно». И действительно, теперь не обязательно было завтракать сухой овсянкой или горьким шиповником - жизнь налаживалась. После завтрака Кика принялась за кроссворд. Отгадывать кроссворды она любила особенно, потому что, во-первых, для кроссвордов тебе никто не нужен, во-вторых, потому что у нее отлично получалось, а в-третьих, кроссворды хорошенько бодрят, а песенка требовала бодрого ума и настроения. Кроссворд сегодня отгадывался как по маслу, поэтому Выдре пришло в голову сочинить песню из отгаданных в кроссворде слов и, лежа в гамаке, под мигание лампочек на гирлянде, она принялась придумывать текст. Получалось следующее: «Челку у картошки отгрыз бегемот», «жареная белка любит географию», «курица застряла в огурце». «Что-то не то», - задумалась Кика и снова принялась переставлять местами слова, но ничего лучше не выходило.
На самом деле, ей понравилось про белку, потому что белок она не особо-то любила, но смущало, что какая-нибудь пробегающая белка сможет это услышать и тогда вопросов не оберешься, а менее всего на свете Выдра хотела, чтобы ей задавали вопросы. И так Выдра разозлилась на свою неудачную идею, что со злости кинула кроссворд куда подальше, и в этом самом «подальше» сразу послышалось чье-то ворчание.
Кика, продолжая качаться в гамаке, приподняла голову и увидела Ежа. Того самого, с новоселья.
- Я подумал, вдруг вы тут скучаете, - начал Еж, - все-таки новое место… грустно, наверно, одной…
- Думать я вас не просила, - отвернулась Кика.
- Я тут привел вам соседей – познакомиться. Вот Белка. Знакомьтесь.
И из-за спины Ежика очень осторожно показалась Белка - он ее предупреждал, что Выдра может быть немного нервной.
«Действуй, Кика», - сказала Выдра себе и поприветствовала через плечо соседку:
- Жареная белка любит географию!
- Нет-нет, она совсем свежая, - поторопился вставить Еж, и тут же понял, какую глупость сказал.
- Вы любите качаться? – решила исправить ситуацию Белка.
- Я люблю качаться в своем гамаке, - поправила Кика, - одна.
Она была уверена, что если не смотреть на гостей, то они поймут, что ей не нравится их присутствие.
- А я люблю качаться на ветках. Бывает вот так сидишь на ветке, качаешься… вверх-вниз, вверх-вниз… и сразу так радостно, легко… - поделилась Белка.
Ммм, - ответила Кика, - очень интересно. Но вообще-то вы мне сейчас мешаете. Я придумываю гениальную песенку для своего нового праздника.
- Снова праздник? - удивился Еж.
- Снова, - серьезно посмотрела на него Кика и еще серьезнее произнесла, - праздник песенки.
- А что за песенка? - растерялась Белка.
- Пока не придумала, собственно из-за вас. Вы мне помешали…
- Мы можем вам помочь, - подошел чуть ближе Еж.
- Я очень люблю песенки, - захлопала в ладоши Белка.
- Вы не сможете придумать такой гениальной песенки, которая мне нужна. Извините, но я это просто вижу.
- Хорошо, - сдался Еж, он кивнул Белке, давая понять, что пора уходить, - мы, наверное, пойдем. Если что, я имею ввиду, если вы захотите к нам обратиться…
- А мы будем очень рады, - улыбнулась Белка.
- Меня зовут Ту. Еж Ту. Мня тут все знают.
- А меня Ру, - и Белка помахала на прощанье.
- Неудивительно, что у вас такие односложные имена, - не без иронии ответила Кика.
Гости не поняли, что значили эти слова, но решили, что лучше уйти. Когда Еж и Белка были уже далеко от Выдры, они вдруг услышали, как она что-то напевает, жаль они не могли разобрать – что. Потому что, лежа в своем гамаке и скрестив лапки на животе, Кика смотрела на звезды и пела: «Туру-руру-ту-ру-ту-ру».
«Прекрасная песенка, - думала Кика, - а главное, так просто и так гениально! Надо немедленно зажечь свечи, выпить травяного отвара и спеть еще разок. А лучше пять или семь раз… А в общем – сколько захочется, ведь сегодня праздник».

Праздник 21: Праздник Качелей.
На самом деле Кика не была такой черствой выдрой, какой могла показаться на первый взгляд. Например, каждое утро она проверяла свою палатку – не упала ли ночью к ней звезда. Она как-то видела, как падают звезды, и подумала, что со звездой она бы непременно разделила все свои праздники, если бы звезда только к ней упала … Но звезды не падали, а гости приходили снова и снова.
Еж приводил к Выдре всех. И так получалась, что каждый раз – на праздник. Зайца на праздник «Хождения на носочках». Ворону на праздник «Валяния в кровати». Крота на праздник «Выдумывания нелепых историй». И так далее, и так далее. Разумеется, Кика всех прогоняла и злилась на Ежа.
На двадцать первый день Выдра, как обычно думала, какой праздник отмечать сегодня. Однако в этот раз она так много думала, что не на шутку утомилась. На ум ничего не приходило, возможно, потому что Кика плохо спала. Надо было отдохнуть. «Действуй, Кика» - подмигнула себе Выдра. Она закрыла лапками глаза и начала танцевать. Кика любила так делать, потому что тогда у нее слегка кружилось голова и от этого становилось весело. Вот и сейчас она танцевала и смялась от души. Именно за таким делом застал Выдру Еж, который в очередной раз решил к ней заглянуть – он почему-то любил заглядывать к Кике, несмотря ни на что.
- Что тебе от меня нужно? – Выдра резко остановилась и строго посмотрела на Ежа (за такое долгое время они уже перешли на «ты»).
- Я хочу тебе чем-нибудь помочь, чтобы у меня тоже появился праздник… - скромно признался Еж и удивился своей смелости.
- Но я не делюсь праздниками, ты ведь знаешь, - нахмурилась Выдра.
- У тебя есть свечи, белая скатерть, термос, и даже гирлянда, ты все время придумываешь что-то интересное и веселое…
- Тебе тоже никто не мешает.
- Но я не умею, - грустно сказал Еж.
- Это же не мои проблемы, правда? – ответила Кика.
Еж не уходил. Он молчал и ему было очень неловко. Никогда он еще не чувствовал себя таким маленьким. «Может быть, мне сегодня съесть вместо одного яблока - два, и назвать этот день – «праздником двух яблок». Ему понравилась эта идея, но он постеснялся сказать ее Выдре, потому что знал, что она куда более сообразительная, чем он…
- Хорошо, - не выдержала Кика, - что ты умеешь делать?
- Умею носить на себе всякие тяжести, чинить что-нибудь… из дерева делать подделки…
- Ага, - прищурилась Выдра, - а качели ты сделать мне сможешь?
- Смогу! – обрадовался Еж.
- Чтобы я взлетала высоко-высоко, - уточнила Кика, - к звездам.
Еж был счастлив, что ему поручили такое важное дело. Качели он и сам любил, правда, редко на них качался - считалось, что это занятие больше для детей, а он всегда хотел выглядеть взрослым. Пока он мастерил качели, Выдра лежала в своем любимом гамаке, пилила острые ноготки и напевала свою песенку: «Туру-руру-ту-ру-ту-ру». Ежу нравилась эта песенка, вернее ему нравилось, что в ней есть его имя, и пока он работал, выучил ее наизусть и даже пару раз подпевал.
- Это моя песенка, - останавливала его Кика, тогда Еж подпевал внутри себя. К вечеру качели были готовы. Они были из трех деревяшек – двух по бокам и одной в качестве сидения (на ней Еж вырезал имя «Кика»).
Кика взлетела вверх и представила, как достает лапками до самых высоких звезд. «Звездно!» – кричала она, опускалась и снова взлетала. Ежик заворожённо наблюдал за Выдрой.
- Ну, как, - он с надеждой посмотрел на Кику, - будем отмечать? Все-таки праздник!
- Нет, конечно, - остановилась Выдра, - это мои качели и мой праздник, а тебе пора домой.
Еж не ожидал такого ответа.
- А покачаться хотя бы можно? – робко спросил он.
- Вот, если бы на этих качелях захотел покачаться Слон, - рассудила Выдра, - я бы ему разрешила, потому что он необычный. Понимаешь? Или Жираф…
- А я? - спросил Еж.
- А ты обычный. Обычный Еж.
Ежу стало очень обидно.
- Все-таки ты злая Выдра, - вдруг сказал он.
- Я необычная, - поправила Кика.
- Если бы к тебе пришел Слон, он бы поломал все качели. А я – нет. Потому что я маленький, - гордо сказал Еж и ушел. И хотя ему было тоскливо, он чувствовал, что сказал верные слова и в глубине души был собой доволен.
И пускай дома у него не было, ни свечей, ни белой скатерти, ни термоса, ни гирлянды, он съел два яблока, вместо одного, а этот день назвал: «Праздником двух яблок и… качелей».

Праздник 86: Праздник «Так и быть, привет»
В этот день Кика проснулась с тяжелым чувством, настроение было совсем не праздничное, а так быть не должно. «В чем дело, в чем дело…» - нервничала Выдра. Конечно, дело было в Еже. Надо было с ним как-то помириться, потому что веселиться, когда рядом тебя кто-то не любит, не так уж просто, а Еж уже не появлялся с самого «Праздника Качелей».
Кика надела лучшее платье, которое сшила сама - оно было ее любимого синего цвета - повесила на него самодельные бусы и пошла за Ежом. Где он жил, она, разумеется, не знала, но была уверена, что, если походить по округе, она обязательно найдет табличку с надписью вроде: «Здесь живет Еж Ту». «Действуй, Кика», - сказала она себе и отправилась в путь.
Табличка все не встречалась, зато встречались разные звери, от которых у Выдры болела голова, потому что у каждого ей приходилось спрашивать про Ежа, а говорить с незнакомцами она ох как не любила.
- Где Еж? – требовательно начинала разговор Кика.
- Пятый дуб к юго-востоку от севера-запада, - зевал Лось.
- Сначала налево, потом направо, потом налево, потом назад, потом по прямой, - тараторила Мышка.
- Мы с вами очень похожи, - улыбался Бобер, - вот вас как зовут?
И так далее.
К вечеру Выдра села на плед, который прихватила с собой, и достала термос. Становилось прохладно.
- Глупая была затея, - вслух сказала Выдра и ей стало так грустно, как когда-то в детстве, когда праздник заканчивался. Она вспомнила, как утыкалась в свою подушку и плакала в нее целую ночь. Сейчас бы такую подушку. И Кика шмыгнула носом.
Но звери в лесу не были так глупы, как казались. На самом деле, это был план. Каждый из них хотел хоть разок попасть на праздник к Выдре - все знали, что она любит и умеет их придумывать. У многих зверей даже имелись костюмы и подарки, а у некоторых - специальные праздничные рецепты для праздничного стола. Но Кика никого не пускала. Поэтому теперь, договорившись, они решили не отвечать Выдре, где Еж, чтобы немного ее проучить. Правда Ежа они все-таки предупредили.
- Добрый вечер, - приподнял свою маленькую шляпку Еж и присел на плед рядом с Выдрой, - ты как?
- Чего тебе надо?
- Да я так, просто… - растерялся Еж.
- Ты снова мне мешаешь. Это такая привычка? – спросила Кика.
Еж помолчал.
- Снова праздник?
- Да! – гордо ответила Выдра.
- Тогда я пойду? – привстал Еж.
- Иди, - кивнула Кика.
Еж уже собрался уходить, как вдруг заметил:
- Знаешь, а ты ведь даже ни разу со мной не поздоровалась. Ни разу не сказала просто: «Привет».
Он развернулся и пошел, становясь все меньше и меньше.
Выдра шмыгнула носом еще раз, а потом еще раз, только очень тихо, чтобы никто не услышал. «Действуй, Кика», - шепнула она себе, вскочила и крикнула: «Так и быть, привет!» Еж остановился и обернулся. В темноте казалось – он светится от счастья.

Праздник 116: Праздник для всех.
Выдра, конечно, изменила свой взгляд на многое… кроме праздников, разумеется. Они продолжали устраиваться каждый день, только теперь для всех. Кика установила около своего дома лотерейный барабан (не без помощи Ежа) и теперь любой желающий зверь, кому в голову приходила тема праздника, бросал туда записочку с названием. Конечно, большее всего записочек было от Выдры, но это никого не смущало, все восхищались и доверяли ее фантазии. Каждое утро весь лес собирался у лотерейного барабана, Выдра торжественно доставала из него одну записочку и зачитывала, какой праздник ждет всех сегодня. Кажется, ей самой это доставляло большое удовольствие, по крайней мере новые праздники были веселее, чем ее предыдущие. И впервые на качелях она качалась так высоко, что, действительно, доставала до звезд, но только при условии, если рядом сидел друг, например, Еж.
Теперь не только Выдра, но и весь лес засыпал с теплым и уютным чувством, что уже завтра будет новый праздник. А думать об этом всегда так приятно…
«Действуй, Кика!»