Медогония или банка кофейных зерен

Медогония или банка кофейных зерен
1.Медовое королевство
Среди зелёных гор и цветущих лугов сияло солнечное королевство Медогония. Вот уже тридцать лет Медогонией правил король Дымарикус седьмой. Вы спросите почему наш король был не первый, не второй и даже не пятый, а именно седьмой? Все потому, что его папу и дедушку, и всех, кто правил когда-либо этим королевством, звали также Дымарикус.
Правил король вместе со своей королевой Люцернией Прекрасной. Королева была хороша собой - стройна, мила. Её волосы цвета спелой пшеницы были аккуратно собраны в косы. Каждый день в косы вплетались свежие полевые цветы. Больше всех королевских роз, Люцерния любила ромашки и васильки. Много времени она проводила в своем саду.
В свободное от правительства Медогонии время, Дымарикус занимался любимыми пчёлами. Он был потомственным пчеловодом, как и шесть его славных предков.
Вместо привычной короны на голове Дымарикуса была пчеловодная шляпа с сеткой. Король носил ее повсюду. Широкие брюки, белая рубашка с королевски-расшитым воротом. Ворот рубашки, пожалуй, единственное, что отличало Дымарикуса от простого пчеловода Медогонии.
Все жители этого королевства занимались пчеловодством.
- Маленькая пчёлка, а столько полезного приносит, - так всегда говорил король. Пчёлы жили в деревянных домиках, и таких домиков в большом Королевском саду Дымарикуса было целых сто.

В самой дальней части сада, в золоченой оранжерее под стеклянной крышей, росло только одно кофейное дерево. Оно служило защитой королевства от непрошеных гостей и непреодолимых сил.

2. Медуша и Марик
В королевской семье было двое детей - Марик и Медуша.
Семилетняя Принцесса Медуша была очень похожа на королеву-мать. Пшеничного цвета косички, кроткий нрав. Редкий дар, вот то, что делало её особенной.
Медуша любила рисовать. Сразу после занятий принцесса брала кисти, краски, белые листы и выходила в сад. Она часами рисовала цветы, птиц, пруд с золотыми рыбками. Все её рисунки имели волшебное свечение: глядя на картины, у людей поднималось настроение и проходили головные боли. Сам король, делал рамки для рисунков Медуши. Они размещались в золотом зале живописи, украшая его высокие стены.
На ежегодном празднике мёда двери галереи открывались для всех желающих.
Принцесса Медуша, как и любой ребенок имела страхи - боялась крыс, летучих мышей и темноты, поэтому во дворце держали котов и вечерами зажигали свечи, а в комнате принцессы был большой светильник, в форме пчелиных сот.
Вам наверняка не терпится узнать, почему принца звали Марик, когда все короли его рода носили имя – Дымарикус. Все очень просто. Он и был Дымарикусом восьмым. Просто королева ласково называла сына Марик.

Марик рос сорванцом, как все мальчишки. Любил убегать во двор и играть в салки с другими детьми. Дети королевской прислуги жили и росли здесь же, а королева Люцерния организовала для них детский сад и школу. Королева сама читала детям вечерами сказки. Садилась в саду на белую деревянную скамейку, у плетистых лимонных роз, дети рассаживались вокруг. У королевы был самый нежный голос, чистый, как горный ручей и лёгкий, как молочная пенка. Иногда и взрослые приходили послушать сказки Люцернии Прекрасной и в эти минуты, они словно возвращались в детство. Каждый день была новая сказка.
Они были добрыми и поучительными.

Наш Марик был озорником, и ему многое сходило с рук.
Беда в том, что Марик был врунишка, причём делал он это постоянно. Всякий раз, отец давал ему наставления и говорил, что принцу предстоит стать следующим правителем Медогонии, а король должен быть честным. и только тогда, в королевстве будет порядок. Марик выслушивал отца, а сам при этом не мог дождаться, возможности снова убежать на улицу. Принц, конечно, говорил, что всё понимает и больше так не будет, но сам-то знал, что будет.
Королева мать успокаивала Дымарикуса, объясняя, что принц повзрослеет, всё поймёт и вырастет порядочным, честным человеком и справедливым королём. Тем более у него такой достойный пример в лице отца.

3. Осенний праздник мёда

Приближался ежегодный осенний праздник мёда. На Дворцовой площади устраивалась большая королевская ярмарка. Плотники строили торговые рады с расписными крышами-теремами.
Медогонцы привозили на ярмарку мёд и медовые напитки. В каждом медовом, ярмарочной домике были свои сорта мёда - липовый, цветочный, каштановый, подсолнечный, гречишный, и даже лимонный. Всё можно было попробовать и купить на большой королевской ярмарке.
Всем желающим давали пробовать мёд маленькой берёзовой веточкой, с которой предварительно снимали кору.
А тем временем во дворце полным ходом шли приготовления к встрече дорогих гостей из соседних королевств.
Королевские горничные, словно лёгкий ветер, бегали по длинным коридорам дворца. Разносили ровные стопки накрахмаленного постельного белья, пушистых королевских полотенец и готовили гостевые комнаты в гостиничном корпусе. Гостиничный корпус был большой, на два этажа и вмещал до сотни гостей разом. Столько и приезжало на праздник. Дворец на эти дни превращался в большой пчелиный улей. Всюду слышалось жу-жу-жу.
- Милые горничные, - спрашивала Люцерния Прекрасная, спускаясь по главной королевской лестнице, - всё ли успеваем в срок?
- Да, ваше медовое величество, - отвечали горничные.
- Не забудьте в каждый номер поставить букет свежих цветов из большой королевской оранжереи, - говорила Люцерния и одобрительно улыбалась.
У королевы Люцернии не сходила с лица улыбка, она была добрым Ангелом Медогории. Так её называли Медогонцы между собой.
Никто из прежних королев, не обладал таким добрым сердцем, умением всякого человека выслушать, поддержать и чем-то помочь.

4. День приёма гостей
Большие королевские ворота были открыты с самого утра. Гости прибывали в конных экипажах.
Вечером был большой королевский ужин, где присутствующие рассказывали новости за целый год. Мужчины в библиотеке говорили о порядках в своих государствах, об увеличении королевской казны, принятии новых законов. Король Дымарикус больше всех этих разговоров любил говорить о своих любимых пчёлах.
- Знаете, уважаемые, - говорил Дымарикус, поправляя золотую корону, для такого случая он все же её надел, - хочу рассказать вам прилюбопытнейший случай. Каждый год, по нескольку раз, на моей пасеке появляется рой пчёл. Это когда из одного улья, одной семьи, появляется новая матка - королева пчёл, и вместе с ней новая свита - семья. Такой рой вылетает из улья в поисках нового дома. Я и мои помощники-пасечники уже знаем, откуда и когда ждать рой. Пчелиная матка перед вылетом издаёт звуки, похожие на пи-пи-пи. Тут мы развешиваем на деревья роевни – специальные ящики с сеткой.
Внутрь кладём кусочек воска, чтобы пчёлы прилетели на знакомый запах. Рой вылетает из улья, такая пчелиная туча. Делает несколько кругов, как правило и залетает в роевню. Нам остаётся захлопнуть дверцу, снять её с дерева и аккуратно переместить пчелиную семью в новый дом. Так всегда и было.
- А что-же могло случиться с вашими пчелами или роевнями? - кто-то из гостей переспросил и тихо хихикнул, не желая оскорбить короля.
- В этом году один рой поступил неожиданно. Как только пчелы вылетели из улья, мы с пасечниками надели шляпы-сетки, чтобы не быть покусанными. Этот необычный рой, вдруг приземлился прямо на мою шляпу, вместо роевни, и вся моя шляпа превратилась в пчелиный улей.
- Вас искусали, ваше медовое величество? – ахнули гости.
- Нет, я медленно подошёл к новому дому для пчел, снял шляпу и аккуратно вытряхнул всё семейство в улей. Но на это сбежались посмотреть все дворцовые. До сих пор об этом вспоминают с улыбкой. Только представьте - Король Медогонии с пчелиной головой.
Гости громко расхохотались.

А в это время Королева Люцерния беседовала с соседними королевами о детях, королевских делах, блюдах и своём любимом саде. К полуночи гости разошлись по своим комнатам. На завтра было назначено открытие ярмарки и начало праздничной недели в Медогонии.

5. Летучие корсары

Наутро жители и гости Медогонии проснулись в испуге. В небе впервые не было солнца. Словно чёрная, тяжёлая крышка самой большой кастрюли в мире, накрыла королевство. Дымармкус всегда просыпался первым и шёл к своим пчёлкам, а тут, он выглянул в окно и оторопел. Полчища шершней налетели на Медогонию. Королева Люцерния подбежала к королю и воскликнула: " Не может быть! "
— Такое мог сделать только Воротоз, - произнес король Дымарикус. - Я побегу за лекарем Прополикусом. В его секретном сейфе есть то, что поможет прогнать шершней. Пока они не уничтожили наших пчёл.

Воротоз – злой колдун, что живёт отшельником в пещере у подножья снежной горы.Он когда-то сильно разозлился на Дымарикуса из-за того, что Люцерния Прекрасная выбрала в мужья его, а не злого и завистливого Воротоза, сына короля горькой страны Перчирии.
Воротоз ушёл в отшельники, решил учиться колдовству, чтобы однажды отомстить Дымарикусу.
-Месть – это такое блюдо, которое нужно подавать холодным, - приговаривал он, - Пусть все обо мне забудут и однажды я нанесу сокрушительный удар по Медогонии.
Он все эти годы жил злобой, растил её в себе до этого самого дня. Зная, что Медогонцы любят своих пчёл и для Дымарикуса — это дело королевского рода, колдун решил вырастить полчища шершней и этим оружием погубить солнечную Медогонию.
Шершни - хищники в мире насекомых и трудолюбивых пчёл, уничтожают ради того, чтобы съесть. Шершни колдуна Воротоза нападали на мирных пчёл потому, что такую команду им дал злой колдун.
В королевстве началась паника, жители королевства бросались защищать своих пчёл, но летучие корсары нападали и жалили и людей.
Их укусы были настолько ядовитыми, что люди теряли сознание и падали на землю. Спасались только те, кто вышел в шляпе-сетке и специальных плащах с глубокими капюшонами из самого плотного материала. Королева Люцерния тем временем, успокаивала детей, гостей дворца и дворцовых жителей. Всем было велено не выходить на улицу и запереть окна и двери.
Тревога повисла в воздухе Медогонии грозовой тучей и готова была превратиться во всеобщий, леденящий душу страх.


6. Эликсир

Король Дымарикус прибежал в лабораторию к королевскому лекарю Прополикусу. За тяжелой мраморной дверью было тихо. Король с силой отворил её.
Прополикус был профессором алхимии и королевским лекарем уже около ста лет. Из продуктов жизнедеятельности пчёл: мёда, воска, пчелиного яда, маточного молочка, он готовил целебные и омолаживающие эликсиры, мази и растирки для медогонцев. Поэтому население Медогонии было долгожителями.
В кабинете Прополикуса стояла подзорная труба, на полках склянки, в синей колбе бурлила жидкость.
- Прополикус, беда! - крикнул король и захлопнул дверь лаборатории. – Шершни-корсары.
- Дело рук Воротоза, - ответил королевский лекарь. - Нам нужен эликсир жизни для горожан. Снадобье против шершней.
- Прополикус, готовь снадобье, - сказал взволнованный король. - А мы пойдём делать дымовые шашки с чесночными стрелками. Шершни боятся их.
Дымарикус побежал в королевские сараи, прихватив с собой конюхов, дворецких и даже поваров.
Все дружно стали делать дымовые шашки: на длинные палки наматывали тряпьё вместе с сушёными чесночными стрелками. Их всегда сушили и развешивали в кладовых и чердаках дворца, на случай шершней, те иногда залетали - один, два и несолоно хлебавши улетали из королевства, но столько… Столько шершней Медогония ещё не видела! Чёрные полчища. Горожане и дворцовые, те, у кого были защитные плащи и шляпы-сетки, выходили с зажжёнными факелами в сторону королевской пасеки. Она была самая большая в королевстве, решено было спасать вначале её, и полчище шершней чёрной тучей висело именно здесь.
В скором времени шершней удалось отпугнуть. Они поднялись выше, над дымовой завесой, но не разлетались. Их стало в разы меньше у пчелиных ульев, там, где они вставали на леток, это вход в пчелиный дом и мощными челюстями перегрызали мирных пчел по одной, но с большой скоростью. Кто-то испугался едкого дыма, но не все.
- Где же Прополикус?! - закричал король. - Дым быстро рассеивается. Нам нужно секретное снадобье, чтобы отбивать полчища корсаров на следующей битве.
Тех медогонцев, кто потерял сознание от ядовитых укусов и получил тяжелейшие отравления ядом, отнесли в королевский лазарет. Таких оказалось восемь человек.
- Вот теперь - беда, большая, - сказал появившийся в толпе лекарь. - У нас нет главного компонента, а без него снадобье не имеет силы над шершнями.
- Что это значит? - закричал король.
Лекарь открыл древнюю книгу и прочитал: "Для борьбы с шершнями-корсарами нужно приготовить снадобье: « Берём семь спелых лимонов, добавляем к ним три большие ложки масла розовой гвоздики, пять ложек сушеного чеснока и тридцать одно кофейное зерно», - на этих словах он прервался.
Все притихли.
- Ваше медовое величество, тридцать одно кофейное зерно. Все кофейные зёрна в моём сейфе превратились в угли, - сказал Прополикус, взгляд его был растерянным.
- Тогда побежали в оранжерею, где растёт наше кофейное дерево и сорвём свежих зёрен.
Они бросились со всех ног в оранжерею, где росло уже не одну сотню лет священное кофейное дерево. Единственное во всём королевстве, его зёрна и были тем самым недостающим компонентом снадобья.
Вместо крепкого, высокого кофейного дерева в оранжерее была куча углей.
- Воротоз, он уничтожил всё, - выпалил король. - Что теперь будет с нашими пчёлами, с нами, с Медогонией? – бормотал Дымарикус.
- Ваше медовое величество, можно проехать по домам пчеловодов, может у кого-то есть зёрна, хоть по одному. Мы соберём их и добавим в снадобье. Вдруг нам удастся собрать нужное количество?
- Ты прав, - сказал король. - Запрягайте лошадей в карету, - крикнул Дымарикус конюхам.
Конюхи напрягли двух вороных коней, самых быстрых в королевстве.
- Прополикус, едем!
Король и лекарь скакали стрелой, останавливались у домов пчеловодов, забегали в каждый и спрашивали кофейных зёрен, но оказывалось, что все зёрна в королевстве превратились в угольки.
С каждым часом надежда таяла, как льдинка на жарком солнце.


7.Старик
У последнего дома, на самом краю Медогонии королевский экипаж встретил старика. Он учтиво поклонился и заговорил первым: «Знаю, зачем пожаловали, Ваше медовое величество. Только колдун Воротоз уничтожил все кофейные зёрна, до одного, и священное для Медогонии кофейное дерево тоже».
- Кто ты, уважаемый? - спросил король.
- Я тот, кто может помочь. Есть в вашей королевской библиотеке один манускрипт, в котором на триста двадцать восьмой странице написано, что делать, когда придёт с местью Воротоз.
Там написано, что я должен помочь добыть кофейных зёрен, - старик замолчал
- Говори же, не медли,- раскраснелся король.
- Принц и принцесса должны отправиться за зёрнами к волшебнику Арабуста в кофейную долину, но путь к ней лежит через земли колдуна Воротоза.
- Ты в своём уме? Отправить детей в логово колдуна? Я их никуда не отпущу, - крикнул король. - Может это и есть его план мести? – закричал король Дымарикус, и его лицо пошло красными пятнами от гнева.
- Так написано в старинной книге, - склонил голову старик.
- Но почему я не могу пойти сам?
- Только у твоих детей есть сила, с помощью которой можно победить колдуна, - ответил старик.
Королевская карета вместе со стариком въехала в каретные ворота дворца.

Король, королева, лекарь, старик и дети собрались в большой королевской библиотеке. Достали с самой верхней полки книгу, на который указал старик. Открыли нужную страницу и прочитали. Слово в слово все то, что король услышал ранее.
Королева Люцерния побледнела и упала в обморок. Лекарь дал ей целебных капель и помахал перед её лицом шелковым платком. Через несколько минут Королева пришла в себя, но оставалась по-прежнему бледна. На лице не было ни тени её теплой улыбки.
- Дети… Мы не можем отправить их в лапы злого колдуна, - причитала она сквозь слёзы, обнимая Марика и Медушу.
- Мы пойдём, - сказала Медуша и взяла за руку брата. – Нельзя, чтобы наша Медогония погибла.
Король вытер рукавом белой рубашки слезу. - Вы уже такие взрослые, а я думал вы всё ещё малыши.
- Мне уже пять, и мы добудем кофейных зёрен, - Марик сделал уверенный шаг вперёд.
- Только там вас ждут испытания, - предупредил старик. - Я помогу вам оказаться у подножья пещеры колдуна. Вам нужно будет пройти через чёрную пещеру, в которой кишат крысы и вьются летучие мыши.
Медуша оторопела, нижняя губа задрожала.
— Это то, чего я боюсь больше всего на свете! Крыс, летучих мышей и кромешной тьмы, - она закрыла глаза. – Но, если я не пойду, наше королевство погибнет. Значит я справлюсь.
- А ещё вам надо будет пройти под водопадом правды, и не солгать ни разу, отвечая на его вопросы.
Марик опустил глаза. Он, и все в этой комнате знали, что он врунишка.
- Я смогу, - ответил Марик. - Не хочу, чтобы из-за меня погибли мама, папа, Медуша и вся наша Медогония.
- Если вы пройдёте испытания, то сразу окажетесь у волшебника Арабуста, - старик пригладим седую бороду. - Передадите ему вот эту записку от меня, он даст вам кофейных зёрен и поможет вернуться в Медогонию. Если вы не пройдете испытания, навсегда окажитесь в пленниках колдуна и Медогония погибнет.


8.Пройти или сдаться?
Медуша и Марик стояли посреди библиотеки, крепко взявшись за руки.
- Закройте глаза, раз, два, три. Когда я произнесу обратный отсчёт, на счёт раз, вы откроете глаза. И главное условие - в черной пещере, как бы ни было страшно, нельзя проронить ни звука, запомните.
Все присутствующие в библиотеке замерли. Королева и король крепко обнялись.
- Три, два, раз, - произнёс старик, и дети исчезли.
Медуша открыла глаза, Марик стоял рядом с ней, они по-прежнему держались крепко за руки. Вокруг был белый снег, дети такой видели только в книге сказок.
- Как холодно, - Марик и поёжился.
- Пальцы немеют, - произнесла Медуша. – Вот, перед нами вход в чёрную пещеру. Если мы прямо сейчас не войдем в неё, мы замерзнем.
Навстречу с шумом вылетела стая летучих мышей. Медуша зажмурилась и присела, обхватив голову руками.

- Медуша, ничего не бойся, я ведь храбрый и я твой брат, я тебя защищу и помогу пройти это испытание. Пойдём, только не отпускай мою руку. Нам главное не проронить в пещере ни слова.
Марик сделал первый шаг, Медуша шагнула следом.
Из пещеры в нос ударил зловонный запах гнили.
«Фу», - подумали дети, но произносить вслух было нельзя.
Шаг, ещё шаг - ничего не видно и только слышно, как по каменному полу пещеры бегают крысы, ударяясь о туфли длинными хвостами, и противно пищат. Руки Медуши похолодели, в висках стучало большим молотом.
"Шаг, другой, и страха нет, через тьму иди на свет", - произнесла Медуша про себя, как заклинание. Эти слова вдруг сами появились в ее голове, и придавали принцессе смелости.
Маленький летучий мышонок шмякнулся о затылок Медуши и вцепился в волосы. Идти с ним на голове было смертельно страшно, а дотронуться до него руками было ещё страшнее. Марик крепче сжал руку сестры, почувствовав неладное.
"Шаг, другой и страха нет, через тьму иду на свет", - на этих словах про себя, Медуша увидела луч света из расщелины. Они с Мариком переглянулись, словно обнялись. Можно уже говорить или ещё нет, они точно не знали, поэтому решили молча дойти до конца тоннеля. Света с каждым шагом становилось больше, и уже виднелись камни под ногами. Мышонок также внезапно отцепился и улетел в темноту. Медуша выдохнула. Крыс под ногами больше мне было. Марик прыгнул на мокрый камень и оказался внутри расщелины. Брат протянул руку сестре и уже через пять шагов они оказались на свободе.
- Мы целы! - Медуша крепко обняла брата. - В мои волосы там, в пещере вцепился летучий мышонок, и я думала, что умру от страха. Мне хотелось громко закричать, но было нельзя.
- Вот видишь, какая ты смелая!
Дети осмотрелись по сторонам.
- Что за шум? - спросил Марик, проходя вдоль каменной стены пещеры.
- Это, наверное, тот самый «водопад правды», - ответила Медуша. - Ну что, ты готов? - спросила девочка. - Нельзя терять время. Теперь я буду крепко держать тебя за руку, и если ты будешь чувствовать, что хочешь сказать ложь, то сильнее сжимай мою руку, а я буду мысленно тебе помогать.
- Готов, - сказал Марик.
Дети прошли ещё десять шагов вправо вдоль скалы и оказали прямо под струями водопада. Струи, словно крыша, накрывали их. Тут дети услышали мягкий голос: "Марик, я задам тебе три вопроса и от того скажешь ты правду, какой бы она не была или солжешь, будет зависеть жизнь всей Медогонии».
- Я готов, - уверенным голосом ответил Марик.
- Марик, это ты стащил с кухни кусок рыбного пирога, а свалил всё на кота Феликса, после чего коту надолго закрыли дорогу на королевскую кухню и на неделю лишили сметаны?
- Я, - ответил Марик, опустил глаза и вздохнул.
- Марик, а кто устроил поджог в конюшне, зная что со спичками играть опасно?
- Это был… - Марик сжал руку сестры. Она тоже сжала его руку. - Это был я. Я тогда соврал, потому что струсил, но пожар ведь быстро потушили и никто не пострадал.
- Да, ответил голос, - но могли погибнуть и любимый конь короля, гнедой Лорд, и конюхи, и все вы.
- Я понял, всё понял, - ответил принц.
- И последний вопрос: "Кто разбил любимую фарфоровую куклу Медуши? Ту, что досталась ей от прабабушки."
Марик молчал. Ему было очень стыдно признаться и сказать правду именно сейчас, когда они вместе с Медушей проходили эти испытания и только от них двоих зависела судьба Медогонии. Медуша оказалась не плаксой, а самой смелой девочкой королевства.
Нужно было признаться именно сейчас.
Марик набрал воздуха в лёгкие, словно собирался нырнуть в речку. Сжимать руку Медуши ему тоже было стыдно. Ой, как стыдно! Казалось, что от этого обжигающего чувства стыда у него сейчас загорятся уши. Он должен сделать это сам. Признаться. А если сестра никогда больше не будет с ним дружить? Тут уж ей решать. Имеет право, - на этих мыслях Марик прокричал во весь голос, повернувшись лицом к сестре.
- Я! Медуша, слышишь, это я тогда нарочно разбил твою куклу. Я знал, что она твоя любимая. Я так разозлился за то, что тебя всегда хвалят, а меня ругают. Я тебе завидовал и если ты больше не будешь со мной дружить, так мне и надо.
Медуша обняла брата: «Разве кукла может быть дороже тебя. Хоть ты иногда и ведёшь себя несносно, но я люблю тебя! Без тебя я бы умерла в пещере, а твоя смелость придала мне сил, и вместе мы справились.
В это время в королевстве картины Медуши раздали по домам горожан и они, своим свечением придавали людям смелости, помогали выздоравливать больным. Шершни делали новые попытки нападения на пчёл, но горожане их сдерживали густым дымом чесночных факелов.
9.Волшебник Арабуста
Вдруг перед детьми появился человек в странной шапке, похожей на полотенце.
- Здравствуйте, дети! - произнес он.
Дети поздоровались и сказали, что ищут волшебника Арабуста.
- А это я и есть, - ответил он, поправляя блестящий халат.
Марик протянул ему записку, тот прочёл и пригласил пройти в сад.
Тот самый старик, что отправил сюда детей, когда-то спас Арабуста и тоже был волшебником. С тех пор, они не виделись, но им было суждено однажды вместе с королевскими детьми спасать Медогонию.
Дети шли за волшебником, навстречу вышла большая птица, она внимательно рассмотрела гостей и вдруг раскрыли свой хвост, похожий на огромный королевский веер.
- Какая красивая, - восхитилась принцесса.
- Павлин, он охраняет сад, - ответил волшебник. - А вот и кофейная долина.
Множество кофейных деревьев росли под открытым небом, красные и зеленые зерна переливались на солнце.
- Вы смелые дети, раз оказались здесь, значит прошли достойно все испытания. Вот вам банка кофейных зёрен, их здесь ровно тридцать одно, - он вручил пузатую, стеклянную банку Марику. - А тебе это деревце, - он протянул Медуше горшочек с кофейным деревом, на котором были зелёные и красные зёрна. – Это, вам поможет.
-А что нам нужно сделать, чтобы вернуться? - произнесла Медуша.
-Возьмитесь за руки, зажмурьтесь, как только я досчитаю до семи, вы окажитесь дома.
10.Медогоня спасена

Дети снова взялись за руки, зажмурились и на счёт семь оказались в том же зале королевской библиотеки. Медуше показалось, что их здесь не было целую вечность.

- Мама, папа, - закричали дети и бросились в объятия короля и королевы.
- Папа, вот банка кофейных зёрен, пусть Прополикус делает снадобье, - Марик протянул банку королю.
- Мама, вот кофейное дерево, оно обязательно вырастет, и мы снова будем под защитой, - Медуша, передала зеленое деревце с красными и зелеными ягодами в руки королевы.
- Спасибо вам, Марик и Медуша, - поклонился король Дымарикус, - вы прошли с достоинством все испытания ради нашей солнечной Медогонии и всех нас.
- Как только вы вышли из пещеры, то кофейные зёрна в королевстве превратились в целые, - произнесла королева.
- А когда вы вышли из «водопада правды», полчище шершней-корсаров пропало, испарилось у всех на глазах. Колдовство Воротоза - разрушилось. Все наши пчёлы целы, - произнес король Дымарикус.

Они обнялись, а король надел на голову сына шляпу пчеловода.