Приключение в лесу

Стоя у двери, Даня показал язык худющему рыжему мальчишке в зеркале. Сам Даня был не такой. Он был почти взрослый. Целых 9 лет! «Совсем уже мужчина», - говорила бабушка. Он даже сам мог ходить в школу. Без папы и мамы. Ничего общего с отражением. Это просто зеркало в новой квартире было неправильное.
В квартиру эту Даня и его родители переехали два месяца назад, в середине августа. Папе предложили руководить строительством какого-то большого важного здания, поэтому они все перебрались в Москву. Только дедушка с бабушкой остались там, в Рыбинске.
В новой квартире у Дани наконец появилась своя комната. В ней было одно окно с широким подоконником, на котором так удобно сидеть и наблюдать за прохожими. На противоположной стене папа прибил турникет, чтобы Даня мог потягиваться. А рядышком мама поставила новенький мольберт.
В августе папа пошел на новую работу, и мама пошла на новую работу. А Даня в сентябре пошел в новую школу недалеко от дома. В 3 «В» класс. В классе было 19 девочек и 11 мальчиков, Даня стал двенадцатым. Это мама так сказала, сам Даня никого не считал.
Школа была большая и красивая, из красного кирпича. Еще она немножко светилась на солнышке. Даня хорошо ее рассмотрел на линейке. Остальные ребята знали друг друга и весело общались вместе. Даня пока никого не знал, поэтому только смотрел вокруг – на ребят, на школу, на учительницу.
Новая учительница Дане понравилась. У нее были длинные фиолетовые волосы, и она была совсем не старая. Новая учительница часто улыбалась. В старой школе учительница Дани совсем не улыбалась. Она только поджимала губы и хмурилась, когда ей задавали вопросы. Эта учительница была гораздо лучше.
В первый день Даня услышал столько новых имен, что у него даже заболела голова. Из всех ребят он запомнил только Никиту - самого крупного мальчика со шрамом на левой щеке. Он был на голову выше Дани, и смотрел на всех с прищуром. Дане он не понравился. Еще Даня запомнил Шуру, свою соседку по парте. У нее были темные косички с большими белыми бантиками. Бантики больно царапались каждый раз, когда Шура резко поворачивала голову. А головой она вертела все время, Дане даже пришлось отодвинуться от нее к краю парты. Больше он в первый день никого не запомнил.
Потом-то Даня выучил имена всех ребят, только вот пользы от этого не было. Никто не хотел с ним дружить. Его не обижали, нет. Просто не звали с собой играть. Однажды только одноклассник Женя позвал Даню играть в футбол. Они играли всю большую перемену, и Дане очень понравилось. Он даже гол забил! В свои ворота, зато попал. Больше с собой его играть почему-то не звали.
В старой школе друзья часто просили Даню нарисовать что-нибудь смешное про других ребят. У него хорошо получалось рисовать, мама даже хотела отдать Даню в художественную школу. Но теперь его рисунки никому не нравились. А на математике учительница даже отругала Даню за то, что рисовал на уроке. Шура и вовсе назвала его дураком, хотя Даня хорошо учился.
Целых две недели Даня пытался подружиться с ребятами, но у него совсем ничего не получалось.
И тогда Даня решил уйти в лес.
Ну, не совсем в лес. В Измайловский парк. Но деревьев там было столько, что это был почти самый настоящий лес.
Даня все продумал и подготовился. В пятницу после уроков он зашел домой и оставил свой школьный рюкзак. Не носить же с собой такую тяжесть! Вместо этого он взял зеленый спортивный рюкзачок, в котором обычно носил кроссовки. В него Даня положил две булочки с яблочным джемом, которые мама вчера испекла, пакетик с орешками, свой альбом для рисования и коробку карандашей.
Уже стоя у двери, Даня показал язык неправильному мальчишке в неправильном зеркале, чтобы тот даже не думал его дурачить. Даня то знал, что он на самом деле взрослый.
***
Измайловский парк был совсем недалеко от дома. В прошлые выходные родители водили Даню гулять в этот парк, и он хорошо запомнил как туда добраться. Нужно было обойти дом и перейти дорогу по подземному переходу. С этим Даня легко справился сам, без родителей.
Стоя у тропинки в парк, Даня задумался. Тропинка была усыпана желтыми и красными листьями, которые так здорово подцеплять ботинками и громко шуршать. Но тропинка была прямая и по ней ходили взрослые, а значит ничего интересного в ней не было. Немного поколебавшись, Даня пошел прямо через кусты вглубь парка.
Деревьев было так много, что парк быстро перестал быть парком. Он стал непроходимой чащей леса, которую исследовал отважный путешественник Даня. Как всякий герой, он смело шел навстречу своим приключениям. О его подвигах будут слагать легенды. Все ребята о них узнают и жутко обзавидуются. И все захотят с Даней дружить. А он еще подумает, соглашаться ли. Он же будет известный путешественник, а такие не дружат с обычными скучными учениками 3 «В» класса.
В лесу, где еще никогда не ступала нога человека, Даня был первопроходцем. Именно ему предстояло найти все тайны и разгадать все секреты. Хрустели ветки под его ногами, пели птицы высоко над его головой. Где-то далеко кто-то стучал. Это точно был дятел, Даня его узнал. Мама много рассказывала про разных птиц. А впереди было что-то большое и темное. С лапами. Что это? Кто это?
Кабан?
МЕДВЕДЬ?
Нет, просто старая коряга. Такая большая - размером с целую машину. Только маленькую машину, обычную, не такую как у Дани. Точнее, у его папы. Папа их с мамой возил на такой большой машине, что она и в лесу бы смогла проехать. Она поэтому так и называлась - внедорожник.
Вспоминая, как рычит мотор разбуженного внедорожника, Даня облокотился на корягу. Та на ощупь была шершавая и теплая. Даня задумчиво погладил ее ладошкой. Припекало солнышко, легкий ветерок ерошил ему волосы. Даня потянулся за рюкзаком, вспомнив о своих припасах.
И тут! Прямо у своего плеча он увидел серую плоскую голову. Она медленно вылезала из-под коры коряги. Тень от крупного корня мешала ее рассмотреть четко. Но это точно была змея!
Даня замер и перестал дышать. Он не знал, что ему делать. А вдруг змея опасная? Она наверняка ядовитая!
Тем временем голова еще больше высунулась из норки. Но это оказалась совсем не змея! Совсем наоборот - это была маленькая серо-коричневая мышка. Она часто-часто двигала носиком, и ее усики мелко подрагивали в такт дыханию.
Даня не выдержал и громко рассмеялся. Мышка, испугавшись неожиданного звука, свалилась с коряги и шустро помчалась прочь.
- Стой! Я не хотел! - закричал Даня и кинулся за ней.
Далеко бежать не пришлось - буквально через пару деревьев мышь юркнула в норку под кустом. Даня остановился и огляделся. Сначала было тихо и ничего не происходило. Но стоило немного подождать, как буквально из ниоткуда начали вылезать мышки.
Это, видимо, было мышиное царство-королевство. Множество мышек разной степени серости и коричневости забегали по лесной подстилке туда-сюда. Они были заняты чем-то очень важным. Наверное, утепляли свои норки к зиме. Даня задумался, кем была убежавшая мышка в этом царстве. Может быть, принцессой? Есть ли у мышек принцы и принцессы?
Но в мышином царстве-королевстве не все было гладко. У границ его земель притаился полосатый дикий зверь! Глупые мышата не знали, какая опасность им угрожает! Но опытный путешественник Даня все видел. Он смело побежал на притаившегося хищника, размахивая руками и крича “Шууу!”. Грозный противник мгновенно скрылся в лесу без единого “мяу”, а храбрый защитник Даня гордо отправился дальше. На поиски следующего подвига.
Далеко, правда, он не ушел. У Дани забурчал живот, и он вспомнил, что до встречи с мышиной принцессой собирался перекусить. Недалеко как раз обнаружилось поваленное дерево, на которое Даня и забрался. Он снял свой рюкзак, повесил его на удобный сучок рядышком, вынул булочки с яблочным джемом и принялся их есть.
Булочки были мягкие, сладкие и пахли корицей - мама всегда ее добавляла к яблокам. Съев обе булочки, Даня облизал пальцы от джема и открыл пакетик с орешками. Только он вынул первый орешек, как почувствовал что-то странное.
Как будто по его спине карабкался котенок.
Даня был храбрым путешественником и не боялся котят. Он смело повернул свою голову налево, чтобы посмотреть кто там. И столкнулся своим носом с черным маленьким носиком. За носиком обнаружились пушистые усики, блестящие глаза и рыжие уши. Это была самая настоящая белка!
Секунда - и белка уже соскочила с него и отпрыгнула к кусту. Потом пробежала круг вокруг Дани, помахала пушистым хвостиком-метелкой и подошла к нему чуть ближе. Даня пригляделся внимательнее. Белка была странная: где-то у нее был рыжий мех, а где-то вместо него проглядывали серые проплешины. Сначала Даня испугался, что белка болеет. Но потом вспомнил, как у бабушки и дедушки линял кот. Да и мама говорила, что к зиме животные меняют мех. Вот и белка тоже меняла, чтобы стать пушистой. Только какого цвета - Даня не помнил. Вот заяц белым становился, чтобы на снегу прятаться. А белка? Тоже белой? Или серой? А может черной?
Белка не переживала, какого она будет цвета зимой. Ее гораздо больше волновали орешки в руках у Дани. Она скакала вокруг него, то подходя ближе, то убегая под защиту деревьев и кустов. Даня высыпал несколько орешков в руку, присел на корточки и протянул их белке на ладони. Та подошла поближе, но потом снова отскочила. Тогда Даня встряхнул орехи в ладони, чтобы те погремели. Белка вскинула голову, привлеченная звуком, и поспешила к Дане.
Подобравшись ближе к его ладони, она вытянулась всем своим телом и понюхала орехи. Запах белку понравился, и она подошла еще чуть ближе. Даня даже дыхание задержал, чтобы ее не спугнуть. Медленно-медленно белка протянула лапки с длинными пальцами и взяла ближайший орех. Миг - и она уже отбежала подальше.
Белка еще раз внимательно изучила орех, но есть его не стала. Вместо этого она зажала орех зубами, выбрала кустик травы и принялась усердно рыть возле него ямку. Когда та стала достаточно глубокой, белка положила в нее орех. После этого она засыпала свое сокровище землей и стала ее приминать. При этом белка выставила свой хвост высоко вверх, и он забавно подрагивал.
Затем белка уже смелее подошла к Дане за следующим орешком. И за следующим. И еще за одним. И еще… Стоп. А это уже была другая белка. Даня так засмотрелся на свою новую подругу, что не заметил, как пришло ее семейство. Еще три белки прыгали вокруг Дани, подбираясь поближе к орехам. Они были крупнее самой первой белки, их шерсть была темнее, а хвост - гораздо пушистее.
- Так ты еще маленькая белка! Бельчонок! - воскликнул Даня, когда его первая знакомая вновь подошла за орехом.
К сожалению, пакетик с орешками у Дани был маленький, поэтому скоро ему стало нечем угощать белок. Они еще пару раз подошли к нему, но, не получив орехов, принялись искать запасы на зиму в траве под опавшими листьями.
Тем временем начало темнеть. Покрывшись мурашками от порыва прохладного ветра, Даня решил вернуться домой. Он встал и поморщился от покалывания в ногах. За то время, что он кормил белок сидя на корточках, его ноги затекли. Размяв их, Даня снял с дерева свой рюкзак, застегнул его и закинул за спину. Затем он развернулся, оглянулся - и понял, что не знает куда ему идти.
Даня хотел достать из кармана телефон, чтобы посмотреть свое местоположение на карте. Только телефона в кармане не было. Даня вспомнил, что на последнем уроке убрал его в школьный рюкзак, а потом не достал. Поэтому телефон сейчас был дома, а Даня - в лесу.
И вот тут Дане стало страшно.
Он резко развернулся вокруг себя, кинулся к одному дереву, а потом к другому. Даня пытался вспомнить, откуда он пришел, но все деревья выглядели одинаково. И за ними тоже были деревья. Кусты и деревья. Ни дороги, ни взрослых, ни света фонарей. Не выдержав, Даня громко заревел.
Белки, услышав шум, бросили свои поиски орехов и кинулись прочь с поляны. Испугавшись, что останется совсем один, Даня помчался за ними.
Рыжих белок в темном осеннем лесу было видно плохо, Даня с трудом их различал. Он бежал и бежал, не спуская с них глаз. Бух! Даня запнулся о корень дерева и упал. Земля, усыпанная листьями, была мягкая. Дане совсем не было больно. Быстро поднявшись, он стал искать белок, но уже не смог их разглядеть. Испугавшись еще сильнее, Даня резко кинулся вперед, чтобы догнать их. Он перепрыгнул через поваленное дерево, обежал куст.
И врезался в девочку.
***
Даня плохо помнил, что произошло дальше. Родители той девочки его о чем-то спрашивали, он что-то им отвечал. Вроде бы называл свой адрес. Или номер мамы. Точно называл, потому что потом его наконец вернули маме. Он плакал, и мама тоже плакала. Потом откуда-то появился папа и отнес его домой. Дома его накормили куриным супом, напоили чаем с медом и уложили спать.
На следующий день с Даней много разговаривали. Спрашивали, что случилось. Просили никогда больше не ходить в парк одному. Жалели, ругали, слушали, целовали и обнимали.
Папа обещал, что в школе все наладится. Мама сказала, что у него обязательно появятся друзья. Даня извинялся, и обещал больше не пугать родителей.
Все выходные Даня провел с папой и мамой дома, а в понедельник пошел в школу. Он все еще переживал, что потерялся в парке, поэтому сидел тихо. Учительница даже спросила, не заболел ли он.
На большой перемене Даня достал свой альбом с карандашами. Он жалел, что тогда в парке не нарисовал бельчонка. Поэтому он открыл чистый лист в альбоме, взял оранжевый карандаш и начал рисовать.
Он только взялся прорисовывать бельчонку хвост, как к нему подошла Шура.
- Что ты делаешь? - спросила она.
- Видишь, рисую. - ответил Даня.
- Это же белка, да?
- Это бельчонок.
- А как его зовут?
И тут Даня задумался. Он называл своего знакомого “бельчонок”, но это же было неправильно. Бельчат было много. Мальчиков вот тоже было много, но он, Даня, был один такой. И бельчонок тоже был один такой особенный. Поэтому бельчонку нужно было дать имя.
- Ерошка. - сказал Даня. - Его зовут Ерошка.
- А он один? У него есть друзья? - спросила Шура.
- Да, у него трое друзей.
- Их ты тоже нарисуешь?
- Обязательно. - ответил Даня.
- А можешь мне тоже нарисовать белочку? Рыжую и пушистую? - попросила Шура.
- Хорошо. Но только завтра.
- Ура!
Шура вприпрыжку побежала к своим подружкам, а Даня вернулся к рисованию.
Когда Даня закончил, у него на листе сидели четыре белки - одна поменьше и три побольше. Каждая держала в лапках по большому ореху. А вокруг них Даня изобразил разные деревья и кусты.
- Красиво, - сказал кто-то за его спиной.
Даня от неожиданности подпрыгнул и развернулся. Оказалось, пока он рисовал белок, к нему сзади подошел Никита.
- Спасибо, - неуверенно ответил Даня.
- Это ты сам придумал?
- Это я сам нарисовал. Я таких видел.
- В Измайловском парке, да? - уточнил Никита. - Я тоже люблю туда ходить.
- Ага.
Повисла пауза. Даня не знал, что хочет Никита, а тот молча щурился и переминался с ноги на ногу.
- Ты животных любишь? - наконец спросил Никита.
- Да, но у папы аллергия и у нас нет животных. - ответил Даня.
- У нас тоже нет, мама не хочет. Но зато я на кружок биологии хожу. Там про животных рассказывают. А на выходных мы в зоопарке были. Я там полярную сову видел, так здорово. Мне нравятся совы. А тебе?
- Мне больше лисы нравятся. И белки. - ответил Даня.
- Да ты сам как белка.
Они снова замолчали. Вдалеке учительница стала всех звать обратно в класс. Даня закрыл альбом, положил его вместе с коробкой карандашей в рюкзак и встал.
- А ты не хочешь? - спросил Никита.
- Чего не хочу?
- Со мной. На кружок. Ты же тоже животных любишь.
Даня даже рот приоткрыл от удивления. Никита смотрел на него сверху вниз с прищуром.
- А ты чего на меня щуришься? - спросил Даня.
- Да я… Видеть стал хуже, мне капли специальные дали. Мама капает, но они щиплются. Я потом лучше буду видеть и не буду щуриться.
- Пойду. - решил Даня. - Я пойду с тобой на кружок. Только у родителей спрошу.
Пока они вместе шли к учительнице, Даня думал о том, что Никита ему все-таки нравится. И животные тоже нравятся, особенно белки. Он обязательно к ним еще сходит, вместе с мамой и папой. И всех нарисует.