Четверо детей, не считая собаки

Четверо детей, не считая собаки

1
Жил-был Миша у мамы с папой. Был он сильным, добрым и умным. Кроме того, был он ещё и старшим. Но этого ни Миша, ни папа с мамой не знали, пока не родилась Катя. Мише тогда не было и трёх лет, а ему уже говорили: «Миша, ты же старший! Ты должен…» – много чего должен был маленький старший брат: не шуметь, когда спит сестра; терпеть, когда сначала на руки берут сестру, а не его; давать ей свои игрушки, которые она сломает… Одним словом, жизнь Миши стала непростой.
Трудно быть одновременно маленьким и старшим. Иногда от этого устаёшь. А если ещё и поручают взрослые дела, в то время как сестра ползает и мешает! Как-то раз Миша мыл холодильник, а Катюша ползала рядом, и Миша её толкнул.
– Ну и зачем ты толкнул Катюшу? – спросил папа.
– Я её толкнул, чтобы… чтобы не задавить.
– А я, Миша, Катеньку никогда не обижу, – заметил папа.
Миша с готовностью подхватил:
– Папа, я тоже, когда вырасту, никогда не буду Катю обижать!

2
Со временем, конечно, Миша привык к тому, что он – старший. И даже стал гордиться этим. На прогулке коляску катил он сам. Когда кто-то интересовался малышкой, Миша с гордостью говорил: «Это наша Катя!» А когда у него спрашивали, кого он больше всех любит, – спрашивали, конечно, не мама с папой, но всегда попадаются люди с такими странными вопросами, – он отвечал: «Катю!»
Катя стала подрастать, и выяснилось, что она очень шустрая: за ней нужен глаз да глаз. То она крутилась волчком, то бегала сломя голову, то забиралась высоко-высоко. Поэтому Миша не очень любил оставаться с ней один – ведь на него спускался тогда весь груз ответственности! А зачем Мише этот груз, когда можно просто порисовать и сделать машину на кровати? Поэтому каждый раз, когда мама планировала улизнуть из дома, чтобы сходить в магазин, Миша протестовал:
– Я не буду оставаться один с Катей!
– Миша, но ведь магазин в нашем доме, я туда и обратно! – говорила мама, но Миша был непреклонен. И однажды Катя сказала:
– Миша, не бойся, я же с тобой!
После такого выступления сестры отказаться значило признаться в том, что он боится. А он не боялся! Так и стал Миша оставаться дома за главного. Когда же мама, уходя в магазин, включала им мультики, – это был настоящий праздник! Ради такого можно и за Катей последить.
Любимый мультфильм у детей был «Сясясян» – так его называла маленькая Катя. Они даже разыгрывали некоторые сценки из него. При этом «Сясясяна» играл Миша, а Катя выбрала быть «Дёдёном». Догадаетесь, что это за мультик? Хочется узнать ответ? Читайте дальше!

3
Миша с Катей росли почти как князь Гвидон из любимого мультика про царя Салтана – «не по дням, а по часам». И хотя они знали текст мультфильма почти наизусть, Миша как-то спросил маму:
– А что значит «глаз отъесть»?
Мама засмеялась, но Миша оставался серьёзным: как можно смеяться, когда чей-то глаз съедают!
– «Не можно глаз отвесть», – сквозь смех отвечала мама. – Значит: «нельзя глаз отвести», так Царевна Лебедь прекрасна!
Да, такое случалось нередко, что в мультфильме или в песне говорится или поётся одно, а слышится совсем другое! А у вас бывает такая путаница?

4
– Мне, Миша, целых три года, а тебе каких-то пять! – заявила как-то раз Катя.
Самое время придумать невероятно интересную игру! А что может быть увлекательнее игры в магазин. Особенно если подключается мама. Она сделала коробочки из бумаги в технике оригами. В эти коробочки мама складывала орешки, изюм и леденцы – это были товары в магазине. Деньги нарисовал и вырезал Миша, а мама при помощи штампика сделала «чеки», на которых было чернилами написано «Спасибо!». Играть в такой магазин было очень интересно! Ведь покупки, принесённые в домик к игрушкам, можно было съесть по-настоящему! И запить их полагалось настоящим чаем, который мама налила в Катину фарфоровую посудку. Так Миша, Катя и их игрушки устраивали свой «Пир горой», как в истории про Винни-Пуха.
Только вот играть в магазин Миша с Катей хотели каждый день, а мама заготавливать орешки в коробочках каждый день не собиралась.
– Придумайте что-нибудь сами! – наконец сказала мама.
И они придумали. Теперь игрушечные звери будут не чай с орешками пить, а покупать обувь. А именно – шлёпанцы, которые в огромном количестве для них производили Миша и Катя. Дети всё делали по науке: обрисовывали лапы зверей, вырезали, приклеивали скотчем перемычку и обязательно подписывали размер, чтобы звери, придя в магазин, могли купить обувь точно своего размера!
Разумеется, и сами хозяева магазина щеголяли теперь дома не в носках и тапочках, а в самодельных бумажных шлёпанцах!..

5
Миша пока не ходил в школу, но был целыми днями занят. И не только играми с сестрой. Часто его можно было застать за очень взрослым делом: он писал книги! Миша складывал несколько листов пополам, соединял их сбоку степлером – получался корешок книги. Главным в Мишиных книгах были картинки – яркие, весёлые звери, нарисованные фломастерами. Историю Миша писал тоже фломастерами. Обложки его историй были подозрительно похожи на серию книг о «Волшебнике изумрудного города», которые папа читал Мише и Кате по вечерам. За день у Миши получалась одна книга – ведь надо было ещё отдохнуть от работы и пообедать супом. Для творчества нужны силы!
Трудился Миша, трудился и написал девять книг. По вечерам, когда папа приходил в работы, его ждала новенькая книжка о приключениях зверей. Героями были неизменно Медведь и его друзья – Лис и Мыш. Чего только ни делали Мишины герои: и готовили котлеты, и отдыхали на пляже, и даже сражались со злым волком. Но однажды, во время лесного похода, им навстречу попался Ёжик. Ёжик приклеился смолой к кусту малины и не мог освободиться. Медведь с друзьями помогли Ёжику, и он пошёл дальше с ними.
– Когда уже были близко к дому, – дочитывал Миша папе последнюю книжку, – то Ёжик сказал: «Давай жить вместе». «Давай», – сказал Медведь…
– И что, они вот так запросто взяли неизвестного ёжика к себе в дом? – удивился папа.
– Конечно! – уверенно ответил Миша. – Ведь они его спасли!
А вы думаете, можно ли позвать к себе жить совершенно незнакомого ёжика, которого вы спасли от смолы?

6
Мише и Кате подарили набор с человечками – маленькими фигурками, каждая из которых помещалась в детской ладошке. Ах, какие это были чудесные игрушки! Ручки и ножки у них двигались, и у каждого была своя профессия и инструменты. У повара был колпак, который можно было снимать, и разные кухонные предметы, которые удобно вкладывались в руку. У маляра костюм заляпан краской, прямо как у настоящего, на голову надевалась кепка, а в руке он мог держать кисть, шпатель или ведро с краской. У строителя были каска и целый набор инструментов: пила, молоток, отвёртки и даже строительные леса. Были в наборе и археолог с киркой, и водитель на квадроцикле и много других мастеров. Миша с Катей построили им большой дом из кубиков.
– Это будет хозяйник, – сказал Миша и поместил улыбающегося человечка в синем комбинезоне на самый верх домика. – А этот будет готовник, – Миша поставил другого на кухне. Так он распределял всех человечков, пока не остался один. Катюша с тревогой наблюдала за расстановкой: неужели ей ни одного не достанется? И, схватив последнего, она поставила его «на улице» и торжественно сказала:
– А этот будет оштрафуник, он твоих рулильников будет штрафовать!
Конечно, сейчас Миша с Катей стали большие и не скажут: хозяйник, готовник, рулильник и оштрафуник, ведь они знают, как правильно сказать эти слова. А вы знаете?

7
Миша писал маленькие рассказы про Волка. Катя подхватила идею – её истории были про Зайку. А по выходным дети устраивали «викторину» для папы и мамы: нужно было прочитать несколько «выпусков» историй, ответить на вопросы и получить оценки. Папе и маме приходилось побороться за пятёрку!
Миша с Катей просили называть их не «дети», а «взрослые мужчина и женщина». Ещё они соревновались, кто из них «большедетее» – мечтали, у кого сколько детей будет. Они считали, что чем больше детей – тем лучше. И, пожалуй, с ними трудно не согласиться!
Разговоры о детях не прошли даром: откуда ни возьмись, родилась у Миши и Кати сестра Ленуся! Это, конечно, здорово, но… с ней совершенно невозможно играть! Она всё тащит в рот и разваливает любую игру. Правда, скоро выяснилось, что с младшей сестрой очень удобно играть в семью: она как раз входит в игрушечную коляску для пупсов. Теперь пупсы убраны подальше, потому что сестра – это в сто раз круче, чем кукла. Пусть даже кукла говорящая, а сестра – молчит. Если, конечно, не плачет. Катя наряжается мамой и возит Ленусю в коляске. А Миша-«папа» едет на работу. Но вот Ленусе больше не хочется лежать, она бы поползала! Снова начнёт всё рушить… Знаете, что придумали Миша-«папа» и Катя-«мама»? Они на время перенесли Ленусю в другую комнату, закрылись у себя и что-то долго там строили. Наконец, двери распахнулись:
– Пускайте Ленусю! – хором объявили Миша и Катя. Любопытная Ленуся быстро поползла в комнату, а там её ждал… Целый город из кубиков и конструктора с башенками, мостиками, заборами и крепостями, которые построили брат и сестра. Ленуся была счастлива, с довольным видом ломала целый город, и главное – никто её за это не ругал, и никто на неё не сердился, потому что построен этот город был специально для того, чтобы его ломать! Пока она занималась разрушением, Миша и Катя успевали поиграть в что-то своё, «для больших». Игра «Ленусин город» стала такой любимой, что продолжалась до тех пор, пока Ленуся не научилась ходить.

8
Маленькая Ленуся научилась прятаться: она вставала к окошку и закрывалась прозрачным тюлем. Или залезала под кровать, из-под которой торчали ножки в разных носках. Почему-то Катя её сразу находила! Но один раз Кате пришлось долго ходить по квартире, заглядывать за все шторы, ложиться на пол – смотреть под кроватью, искать в шкафах… Но нигде не было Ленуси! Как же так? Катя в задумчивости забрела в прихожую и в страхе отпрыгнула: мамины ботинки шевелились, но мамы поблизости не было! Тут только Катя поняла, как хитро спряталась сестра: она завернулась в шубу, а ноги спрятала в мамины зимние ботинки. Но пока Катя её искала, Ленуся сжарилась в шубе и ботинках и, устав ждать, стала двигаться. Когда Миша пришёл из школы, Катя рассказала ему, как здорово спряталась Ленуся. Миша закрасил лист бумаги карандашом и написал фломастерами: «Диплом. Вручается Ленусе за успехи в прятаньи». Миша часто награждал сестёр дипломами за какие-нибудь выдающиеся дела, например: «за быструю уборку детской комнаты», «за кормление собаки» – и даже такой: «за любовь к старшей сестре и за помощь брату».

9
Зимой, когда семья переехала в свой дом, на участке поселился пёс Ураган породы восточноевропейская овчарка. Папа залил горку, и все катались с неё, причём впереди бежал Ураган и встречал «кучу малу» внизу, напрыгивая и кусая всех подряд. Он был щенок, поэтому зубы были хотя и не большие, но очень острые, и зимняя одежда детей быстро стала похожа на решето – вся в мелких дырочках.
Одно ухо у Урагана торчало вверх, как положено, а другое висело. Ленуся объявила, что собаку будут звать Ушевисюлий, потому что одно ухо у него «завяло». Ураган, Ленуся и Марина, самая младшая, росли вместе. Пока Марина пряталась в коляске, от Урагана доставалось Ленусе: он хватал её за ноги, рвал колготки, бегал по пятам, заваливал в снег и хватал за куртку и штаны. Даже шапка у Ленуси была боевая: не раз попадала в переплёт, вернее, в зубы. Да, самая бывалая одежда была у Ленуси.
Когда наступила вторая Маринкина весна, младшая сестра стала гулять с Ленусей на участке. Теперь Ураган был не «Ушевисюлий», а «Угаян» – по меткому слову Марины. Закалённая в зимних сражениях с собакой, Ленуся водила Марину за ручку и не позволяла «Угаяну» хватать сестру.
Что Ленуся придумала для игры на этот раз? Она уверенно вытащила из сарая санки, привязала верёвочку к ошейнику и, посадив пассажира Марину на транспорт, приказала «Угаяну», который тут же перевоплотился в коня: «Н-но-о-о!» Тянуть санки по траве – задача не из простых, но конь породы овчарка справлялся довольно неплохо – правда, только до поворота. Дальше что-то его отвлекло, и Ленуся милостиво отпустила «коня» пощипать травку.
– Приехали, – доложила она младшей сестре. Но сестра не готова была прерывать такую поездку и громко, хотя и не очень вежливо, попросила Ленусю продолжить прогулку. Не бросать же дело на полпути! Надо объехать вокруг всего дома, а конь уже ускакал пастись на луга… Но Ленусю не пугали трудности: недаром она уже полгода ходила на конюшню, где познакомилась с конём Кубком! Подражая Кубку, Ленуся впряглась в санки и потянула их сама. Прогулка была спасена!
Ленуся ещё не раз уговаривала Урагана стать конём. Как вы думаете, Ураган согласился?

10
Марина родилась, когда в семье уже было трое детей. Вот это везение! Ведь что значит трое старших? – Это значит, тебе никогда не будет скучно. Вот и Маринка никогда не скучала и рано научилась разговаривать. Иногда по вечерам, когда мама устраивалась читать книжку, Марина могла сказать:
– Мама, не надо мне читать ни «Винни-Пуха», ни «Нарнию».
Мама удивлялась – ведь Марина так любит истории! – и спрашивала:
– Почему?
– Я не люблю молчать!
За столом Марина тоже обычно не молчала и принимала участие в беседах старших. Темы бывали разные. Например, спор из-за того, чья на самом деле мама.
– Моя мама, – уверенно говорила Катя.
– Нет, моя, – парировала Ленуся.
Марина слушала-слушала и подводила итог спору:
– Не надо мою маму делить, она же не конфетка!
После того, как определились с мамой, можно было обсудить прочитанные книги – Марина всегда была готова поделиться мнением.
– Мама, мне совсем не понравилось, когда крот хотел на Дюймовочке жениться.
– Потому что он злой? – мама предлагала самый вероятный вариант.
– Нет, не злой.
– А какой?
– Ну-у… – задумалась младшая дочка. – Обычный…
Философский настрой быстро подхватывался любителями порассуждать на разные темы. И пока Марина отвлекается на рисование, Ленуся задаёт интересующий её вопрос:
– Мам, как ты думаешь, что важнее: здоровье, счастье или любовь?
– Я думаю, что любовь.
– Я тоже так думаю! – поддерживает Ленуся.
Тогда Марина оглядывает всех непонимающим взглядом: в разговорах о «важном» они явно что-то упустили!
– А как же еда?! – выдаёт Марина наконец.
Все смеются, и младшая поясняет свою мысль:
– Ну без еды же прожить нельзя! – и, будто отвлекая внимание от высоких тем на более понятное рисование, Марина спрашивает Катю:
– Давай я тебе белого медведя нарисую, а ты угадаешь, кто это!
И снова все смеются, но теперь и Марине тоже весело: а вдруг Катя всё-таки не угадает?

11
У папы, мамы и детей много семейных традиций, и одна из них – каждое лето обязательно ехать в Горный Алтай – в новое место или, наоборот, в хорошо проверенное старое. Эти поездки дети ждут весь год и нежно их любят.
Выезд из дома происходит обычно ночью, так что рассвет семья застаёт в пути. Те, кто не спит, могут наслаждаться прекрасной картиной пробуждающегося солнышка и утренним туманом, который в низинах окружает путешественников и их машину, как молоко. Во время пути полагается перекус. А знаете ли вы, как вкусны самые обычные бутерброды, когда их жуёшь, глядя на какое-нибудь поле с подсолнухами в утренней дымке и зная, что впереди несколько волшебных дней на природе?
Когда Миша был маленький, он устраивал на кровати «машину» и возил Катю и Ленусю на Алтай – в память о коротких, но ярких днях отпуска. Миша тщательно прорисовывал панель машины, делал двери и багажник из подушек. Рычагом переключения передач удачно служил мамин венчик, поставленный ручкой вверх и обмотанный снизу тряпкой: его очень удобно было «переключать». Иногда «машина» не разбиралась даже на ночь: как прирождённый водитель, Миша предпочитал ночевать в своём транспорте.
Может быть, вам хочется спросить: почему Миша возил только старших сестёр, а как же Марина? Неужели ей не досталось Мишиных легендарных «поездок» на кровати-машине? Дело в том, что, когда родилась самая младшая сестра, старшему брату было уже одиннадцать лет. Это возраст серьёзного мужчины. Время игрушечных машин уходило в прошлое. Но Марина так долго слушала восторженные рассказы сестёр об алтайских «машинах», что, наконец, потребовала такую же для себя. И что же? Серьёзный мужчина пойдёт на многое, чтобы утешить сестру. Миша нарисовал Марине внутренние панели приборов всех машин, на которых семья ездила на Алтай, так что Марина могла выбирать, на какой именно она отправится в путешествие. Миша со знанием дела укладывал подушки, образуя двери и багажник, а украшать «автомобиль» мамиными платками милостиво разрешал маленькой сестре…

12
Новое время – новые увлечения. На смену «автомобильной эпохе» пришло время оружия. Миша глубоко погрузился в тему исторического оружия и стал изготавливать из дерева и металла мушкеты, пищали, ружья и многое другое. Разумеется, у каждой сестры теперь были свои ружья и арбалеты со стрелами. Ружья могли стрелять резинками, так что дети устраивали на участке вокруг дома настоящие бои. Мама наблюдала за всем этим с опаской: как бы чего не вышло. Правда, дети уверяли, что они «уже большие» и ничего не случится. А они и правда стали большими!..
И это уже совсем другая история.