Стасик и Серега

СТАСИК И СЕРЕГА.
С ЧЕГО ВСЕ НАЧАЛОСЬ.
С чего все началось? Прибегает папа вечером с работы и говорит:
- Собирайтесь быстрее! Едем в деревню дом смотреть.
Мы с Серегой как закричим громко-громко:
- Уррра! – и наперегонки к окну побежали.
Смотрим: около подъезда стоит зеленая «Нива» папиного друга дяди Юры, а сам он из окна выглядывает. Увидел нас, заулыбался и подмигнул. Я тоже улыбнулся и подмигнул. И Серега улыбнулся и один глаз зажмурил. Это он так подмигивает, только по-своему.
А мама не подмигивала, не улыбалась и даже «ура» вместе с нами не кричала…
…За окном машины мелькали дымящие заводские трубы, многоэтажные коробки-дома, а потом вдруг все это кончилось, и мы увидели небо, такое голубое, как будто на цветной фотографии.
И была только дорога. Длинная. Уходящая вдаль, а с двух сторон тянулись поля и леса, и было так здорово, весело так, что мы с Серегой запели песню «Бескозырка белая в полоску воротник…» А когда мы ее спели, машина затормозила возле маленького бревенчатого дома, и все вышли на улицу.
Как вкусно пахло в деревне: лесом, ветром, облаками и молоком. Я ловил эти запахи носом, ртом, я ловил их руками. А потом побежал. Быстро-быстро. Я очень люблю бегать. И Серега побежал за мной. Только не так быстро, как я. Мы бегали вокруг мамы, вокруг машины, вокруг дома…
Папа сказал маме:
- Посмотри, какое им здесь раздолье.
А мама спросила:
- Вам здесь нравится?
- Да-а! – в один голос закричали мы.
Дядя Юра достал из машины сумку с инструментами.
- Что ты будешь делать? – спросил Серега.
- Э-лек-три-чес-тво.
- А зачем7
Дядя Юра улыбнулся:
- Чтобы вы со Стасом (это меня Стасом зовут) мультики смотрели, - и зашел в дом.
А папа взял лопату и пошел на огород вскапывать землю.
- А зачем он копает? – спросил Серега у мамы.
Она искала пакетики с семенами в большой спортивной сумке.
- Посадим редиску и морковку, пусть подрастают, - объяснила она, достала из сумки конвертики и пошла к папе за дом.
А потом мы ели вареники с картошкой. Мы их ели прямо руками. Сидя на траве. Из большой белой миски. Масло текло по подбородку и по щекам, а мы его слизывали языком и причмокивали от удовольствия – так было вкусно!
Вареники привезли нам баба Варя с дедом Гришей. Они живут в соседней деревне Ельники, а приехали к нам на телеге, запряженной конем Орликом.
Баба Варя стряпает золотистые пирожки с капустой и вяжет нам с Серегой пуховые носки и варежки, а деда Гриша любит смотреть с нами по телевизору мультфильмы и катает нас верхом на коне Орлике.
Они очень обрадовались, когда узнали, что мы уезжаем из города и хотим поселиться радом с ними в соседней деревне с красивым названием Родники.
Одна мама не радовалась.
- Печку топить не умею, коров только на картинках видела, воды горячей в доме нет, - сказала она.
- Ничего, улыбнулась баба Варя, - и печку топить научишься, и корову доить будешь не хуже меня. А горячая вода…Нагрела на печке – вот тебе и горячая.
А я напился воды из большого железного ведра, зачерпнув ее зеленой железкой кружкой, и сказал:
- Мама, зато вода в нашем колодце вкуснее, чем в городе, в кране.
И все засмеялись. И мама тоже.

ВОТ ТАК И ЖИВЕМ.
Мы погрузили вещи на большой «КАМАЗ» и поехали жить в деревню. Соседка тетя Дуся с огромным рыжим котом Фимой на руках вышла проводить нас. Соседские ребятишки бежали за машиной до магазина «Универсам» и кричали:
- Пока, Стас!
- Пока, Серега!
- До свидания!
Папа с дедом Гришей сложили печку, баба Варя побелила. Мама повесила на печку белые занавески с голубыми цветами и сказала:
- Ну что за красота! Прямо Емелина печка.
А я сказал:
- Ну что ты что, мама! Она вовсе не Емелина, а наша.
Мама засмеялась, обняла меня и пошла в сарай поить Рыжулю. Рыжуля – это наша телочка. Она еще маленькая. Когда она вырастет, она будет поить нас молоком, а пока мы ее поим. Пусть подрастает поскорее.
Чтобы Рыжуле не было скучно, мы привели к ней подружку – козу-дерезу Люську. Она серая и рогатая, а пух у нее мягкий и легкий. Мама сказала, что Люська подарит нам к Новому году новые вязаные теплые носки. Я прибегаю иногда посмотреть украдкой, не начала ли она их вязать. Но Люська только щиплет траву, мекает и мотает головой.
Еще у нас есть курочки, пестренькие и беленькие. Каждое утро мама приносит из сарая яйца. Это курочки присылают нам их. За порядком у кур следит петух, важный такой, с красным гребешком, с коричневой грудкой, с разноцветным пышным хвостом. Он взлетает на забор, машет крыльями и кричит: - Кукареку!
А другие петухи из соседних дворов отвечают ему:
- Куку-реку!
А папа говорит:
- Нам и часы не нужны, у нас петух вместо будильника.
Мы просыпаемся рано. У нас много дел. Надо нарвать травы кролику Кириллу и крольчихе Лукерье, налить в миску воду нашей собаке Флейте. Она не простая, а охотничья, просто еще маленькая.
Потом мы вместе с мамой работаем в огороде: вырываем сорняки и поливаем грядки.
Еще мы подружились с соседскими ребятишками, и нам обязательно надо встретиться с ними по очень важному делу.
А вечером папа обливает нас водой из большой деревянной бочки. Вода в бочке теплая-теплая, потому что целый день ее грело солнышко.
Я выпиваю перед сном кружку парного молока, которое мама приносит от соседки тети Клавы, и, шлепая босыми ногами по деревянным теплым половицам, топаю на крыльцо к папе.
Он устал. Сегодня папа вместе с дедом Гришей пилил в лесу дрова. Белые березовые чурки свалены в кучу на заднем дворе. Папа сказал, что он будет колоть дрова, а мы с Серегой будем их складывать. Работы много, но ничего, мы справимся, мы же мужчины.
- Посидим? – спрашивает пап и подвигается, освобождая мне место. Я киваю и сажусь рядом. Мы сидим и молчим. Смотрим на небо. Оно высокое и темное, а звезды блестят на нем яркими огоньками, вспыхивают и гаснут.
На улице тихо. Окна в домах гаснут одно за другим. Деревня Родники засыпает.
Серега наш тоже уснул, прямо за столом, даже молоко не допил. Мама понесла его в кровать. Наверное, она его уже уложила, потому что слышен скрип двери и мамин голос:
- Заходите в дом, полуночники. Пора спать!
Мы поднимаемся с папой по скрипучим ступенькам. Свет в нашем окне тоже сейчас погаснет. Спокойной ночи!

КАК НАСТОЯЩИЕ МУЖЧИНЫ.

Хорошо, что у меня есть брат Серега, я прямо не знаю, что бы я без него делал. Мама с папой заняты делами, с друзьями тоже не всегда поиграешь, а Серега всегда со мной. Про нас часто говорят:
- Как она похожи!
А мы разные. Серега похож на маму: он рыженький, и на носу у него конопушки. А я на папу похож, его в детстве Сметанкиным звали, потому что у него волосы белые-белые, как у меня.
Мы, правда, иногда ссоримся с братом. Он вредничает. А я его воспитываю. Кулак сделаю и погрожу, он уже ревет. А уж если стукну… Плакса! Я почти никогда не плачу: кошка Муська поцарапает – не реву, коленкой ударюсь – тоже не плачу. Даже сам ходил в кабинет к врачу, который кровь из пальца берет. «Ой!» - сказал, но не плакал. Правда, Серега тоже не ревел, пыхтел, сопел носом, но не плакал. Молодец!
Сережка наш хитренький. Дадут нам конфеты. Мы их поделим поровну – я считать умею. Он свою долю съест и ко мне бежит:
- Дай мне, Стас, конфетку!
И мои конфеты опять поровну делим.
Сегодня мы с Сережей чуть было не поссорились. Увидели в окно Виталькину машину. Она как настоящая, большая, железная, и багажник открывается. Мы увидели сначала машину, а потом Витальку. Он что-то в ней прикручивал.
Тут я про трактор вспомнил. Этот трактор нам городская бабушка, баба Соня, подарила. Сережа тогда еще маленький был и умел только спать, есть, плакать и улыбаться. А я уже вырос и сразу стал на тракторе кататься. А потом мне подарили велосипед «Олимпик». Он с толстыми резиновыми шинами, с кожаным сиденьем. Я полюбил свой велосипед, наверное, так же сильно, как раньше солдаты любили своих коней. Но велосипед сломался: у него педаль отвалилась, поэтому я про трактор вспомнил.
Выкатил его во двор, оттуда – на улицу и к Витальке поехал, а Серега бежит следом и ревет:
- Отдай, Стас! Это мой трактор! Я на нем поеду!
Я ему спокойно так говорю:
- Ну и что! Пусть трактор твой, а я на нем работать буду.
Тут мама вышла к нам из дома:
- Вы не слышали, кто тут плакал?
А Серега вытер слезы и говорит:
- Наверное, Аринка плакала. Это не мы. Мы не ревы-коровы, мы мужчины.
- Какие вы у меня молодцы! Тогда, как настоящие мужчины, и работайте. По сменам. Один работает, а второй в это время отдыхает.
- А ремонтировать трактор вместе будем, - сказал я.
- Умница ты мой ! – похвалила мама. – Оставайся за старшего и руководи.
И я стал руководить. К Витальке в сменщики пришел Юрик. Аринка работала на бензоколонке. Мы катали асфальт, возили грузы, пахали в поле, перевозили пассажиров.
А когда стало очень жарко, мама крикнула в окно:
- Обенный перерыв! Все ставят транспорт в гараж.
Мы очень быстро поставили транспорт в гараж, потому что ужасно проголодались. Я сразу съел всю тарелку супа и сказал:
- Мама, я немножко полежу и пойду работать.
- Хорошо,- улыбнулась мама, - полежи, но только немножко.
В комнате было прохладно, в открытое окно залетал легкий ветерок и шевелил шторы. А за окном гудели настоящие машины. У них закончился обеденный перерыв, и они ехали на работу.
Я тоже хотел поехать вместе с ними, но у меня почему-то слипались глаза, и я нечаянно уснул.
БАБА СОНЯ.
Мне очень нравится наш новый дом, из толстых бревен, потемневших от времени. Он не очень большой, но крепкий.
У нас есть огород. Мы уже едим редиску и щавель, кисленький, вкусный. Мама варит с ним щи и жарит пирожки. Иногда я дергаю за пушистый зеленый хвост – и у меня в руках оранжевая сочная морковка. И я вытираю ее ладошкой и начинаю грызть, как заяц. Когда баба Соня увидела, как я эту морковку – оп-ля! – и хрумкать стал, она ахнула:
- Стасик! Все фрукты и овощи надо обязательно мыть.
А папа засмеялся:
- У нас тут все чистое: и воздух, и вода, и земля. Пусть ест.
Баба Соня приезжает к нам в гости из города. Она еще немного сердится на нас из-за того, что мы уехали от нее так далеко, и она теперь реже видит нас.
Каждую субботу, как только рейсовый автобус покажется из-за леса, мы с Серегой бежим к остановке.
Желтая соломенная шляпа, ярко-красный спортивный костюм и целая груда сумок и пакетов – это баба Соня.
Она берет с собой все самое необходимое, например, простыни: «У вас стирать нечем, у вас воды нет». У нас прямо во дворе есть колодец с чистой холодной водой. Она привозит кастрюльки с котлетами и банки с компотом: «Маме не из чего готовить, ведь у вас в деревне нет ни одного приличного магазина». А у нас есть. Правда, один, но приличный, в нем есть все: тетрадки, кроссовки, конфеты, пряники и много чего еще. Она берет с собой плед и подушку, маленькую такую: « Я на ваших подушках просто не могу уснуть, уж очень они большие и мягкие». Они у нас пуховые. Баба Соня говорит: «Чистота – залог здоровья!» - и заставляет нас мыть руки с мылом и чистить зубы, как только мы зайдем в дом на минутку.
- Спички не трогайте! На дорогу не бегайте! Какое яркое солнце – наденьте панамки! Какой холодный ветер дует, сейчас же надевайте куртки!
Под дождем бегать нельзя, а то простудимся, босиком не ходить – ногу наколем. Сидим мы с Серегой на крылечке в ботинках, в застегнутых куртках, с чистыми руками и вздыхаем. Но я люблю бабу Соню все равно. Она знает столько интересных историй, поет нам песни про моря и океаны, про бригантины и странствия и любит нас, потому что мы ее внуки.

КАК СЕРЕГА ПЕРЕСТАЛ ЖАДНИЧАТЬ.
В этот раз баба Соня привезла нам в подарок надувной мяч. Да какой красивый! Разноцветный. Полоски красные, желтые, голубые. зеленые. Они переливались на солнце, как радуга. Я даже зажмурился, так ярко блестели его бока на солнце. Баба Соня подбросила мяч вверх:
- Играйте, спортсмены, а я пойду отдохну, устала с дороги. – и пошла в дом.
Серега подхватил мяч, обнял обеими руками и не отдает:
- Сам, – говорит, – играть буду!
Я его уговаривал вместе поиграть, обещал отдать свои наклейки с гоночными машинками , кулаком грозил, даже толкнул разочек, а он мяч еще крепче к животу прижал и не отдает.
Я обиделся и на крыльцо сел. По траве Аринка бежит мимо нашего двора:
- Ой, какой мячик красивый! Давай, Сережа, поиграем!
А Серега хмурится и отвечает:
- Сам играть буду! Это мой мячик!
Смотрю я: Виталька на велосипеде едет мимо нашего дома по дороге.
- Привет! – кричит.
Я тоже крикнул:
- Привет!
И Аринка сказала:
- Привет.
Виталька спрыгнул с велосипеда:
- Классный мяч! Поиграем?
А мы молчим, и Серега молчит. Виталька спрашивает:
- Чего молчите-то?
- Да-а, – говорю. – Серега мяч никому не дает, забрал и жадничает.
Виталька нос почесал, подумал и говорит:
- Я что-то придумал. Подождите! – сел на велосипед и к своему дому поехал.
Смотрим, а он свой мяч несет, резиновый, старенький, даже не знаю, какого он цвета, вся краска с него давным-давно слезла.
Мы с Аринкой в ладоши захлопали и к нему побежали.
Гоняем мяч по траве, даже жарко стало: такая игра у нас напряженная. Серега к нам подошел, во все глаза смотрит, как мы играем, даже про новый мячик забыл, уронил его, тот в сторону, под лавочку укатился.
Когда Виталька забил мне гол, Сережа закричал:
- Стой, Стас! Я бегу! Сейчас мы их обыграем.
Мы с ним вдвоем против Витальки и Аринки стали играть. Счет был два: два, когда мяч угодил в огромную лужу.
- Ого! - сказал я. – там глубоко, не достанем.
- Ничего, - Виталька вытер ладошкой вспотевший лоб. – Папка на обед придет – вытащит.
Аринка захныкала:
- Так играли хорошо, и мячик укатился.
Серега подбежал к лавочке, достал из-под нее разноцветный мяч и крикнул:
- Вот другой мячик! Давайте дальше играть!
Мяч покатился по траве, и мы со всех ног бросились за ним.

НА ОХОТЕ.
Мама кормила кур, папа достраивал сарай, мы с Серегой рыли подземный ход в большой куче песка на заднем дворе, когда услышали сигнал машины: Би-и-и.! Би-би-би-и!
Это приехал дядя Юра, да не один. На переднем сиденье рядом с ним, гордо подняв морду, сидела большая рыжая собака с коричневыми умными глазами. Это мама нашей Флейты – Тайга.
Она очень умная и добрая. Когда мы приходили в гости к дяде Юре, она играла с нами, никогда не кусала, и мы сразу с ней подружились.
- Поедете на охоту? – спросил нас дядя Юра.
- Сейчас! – крикнул Сережа. – Только ружье возьму! – и он побежал в дом за игрушечным ружьем.
- А мы поедем без ружья, - сказал дядя Юра. – Главное на охоте не стрельба, а возможность посмотреть, как работает твоя собака. Гончим собакам одно удовольствие – зайца или лису погонять.
- А разве у нас в лесу живут лисы и зайцы ? – спросила мама, она уже покормила кур и подошла к нам.
- Ого! – засмеялся папа. – Не только они. Есть дикие козы, барсуки. Лоси…
- А медведи? – спросил я.
- Вот медведей и волков нет, - ответил папа.
- Ну и хорошо! – я очень обрадовался, а то, думаю, как с одним игрушечным ружьем в лес к медведю ехать. Хоть и собаки есть, и папа с дядей Юрой сильные, но пусть лучше заяц с нашими собаками в догонялки поиграет. Медведь большой, ему трудно бегать, пусть отдыхает.
Мы сели в машину к дяде Юре и Флейту с собой взяли. Папа сказал:
- Пусть учится работать, подросла Флейта, надо ей к лесу привыкать.
В лесу было совсем не страшно, и никого, кроме бабочек и стрекоз, я не увидел. Слышны были голоса птиц, шум листвы.
Как только Тайга выскочила из машины, сразу забегала вокруг нас, а потом побежала в лес.
- Ой! – испугался Серега. – Она же потеряется!
- Не бойся, - успокоил его папа, - она собака умная, дорогу найдет, сама к нам прибежит.
И правда, через несколько минут Тайга примчалась к нам и опять убежала, исчезла в лесу.
- Ищи! Ищи, Тайга! – крикнул ей вслед дядя Юра.
Мы услышали из чащи леса ее заливистый лай.
- Умница! – похвалил дядя Юра, - зайца подняла.
Мы слушали, как Тайга лает в глубине леса.
- Тише, не ходите. Смотрите! Сейчас из-за тех деревьев заяц покажется, - сказал папа, показав рукой на дальние березки.
И точно! Большой серый заяц, как из передачи про животных, проскакал мимо нас и скрылся в лесу. Следом за ним, захлебываясь лаем, пронеслась Тайга.
- Беги, зая, беги, - прошептал Серега.
Флейта наша остановилась. С удивлением смотрела она на свою маму и на незнакомого лесного зверька, а потом визгливо залаяла и побежала за ними.
- Уррра! Заработала! – закричал я.
- Молодец, - похвалил ее папа, - ищи, ищи зверя, моя хорошая.
Флейта, громко лая, бегала по поляне.
- Наверное, где-то здесь второй зайка спрятался, - сказал Сережа, оглядываясь по сторонам.
Но Флейта гоняла не зайца. Целый рой бабочек кружил над поляной, и наша лопоухая рыжая Флейта с громким лаем гонялась за ними.

КТО КОГО ДОМОЙ ПРИВЕЛ.
Вчера вечером Виталька принес нам подсолнухи. Огромные круглые с черной серединкой. А сегодня серединка у них белая и пустая.
Вы думаете я сощелкал все семечки? Или Серега? Или мама с папой? А вот и нет! Я оставил подсолнухи во дворе, на лавочке. А рано утром налетели птицы и склевали все семечки до единого. Мне не жалко, просто, ну прямо ужас, как захотелось семечек. Я представил, как положу на коленки большой круглый подсолнух, и буду вытаскивать зернышки из мягких черных створок.
Мама ушла утром в школу: скоро первое сентября, и ей надо приготовить класс к приходу ребят. Папа ушел в гараж, а баба Соня дремала в доме на диване.
В это время я и решил сбегать за подсолнухами. Они растут недалеко за деревней, за кукурузным полем.
Я нашел отличный прут, чтоб нанизать на него подсолнухи. Но тут меня увидел Серега:
- Я с тобой, Стас! – сказал он, вылезая из песочной кучи, где строил башни и гаражи, и тоже схватил ветку, которая лежала на земле. – Ты куда?
- Пойдем за подсолнухами. Только быстро, пока баба Соня не проснулась, а то она нас никуда не отпустит. Ты же знаешь: «От крылечка ни на шаг!»
- Да-а,- вздохнул Сережа, - от крылечка ни на шаг.
И мы побежали за калитку. По дороге к нам присоединилась Аринка. Ее мама тоже ушла на работу, и Аринка скучала дома одна.
Мы вышли за деревню. Кукурузное поле было похоже на лес. Стебли толстые, а сама кукуруза выше папы. Но мы пошли, как смелые воины, через это поле.
Мы шли и шли, падали и опять шли. Потом Аринка не выдержала и плюхнулась прямо на землю.
- Уфф! Не могу больше, - охнула она, - прямо лес какой-то.
И не было в этом лесу ни конца ни края. Аринка помолчала, а потом говорит:
- Вы как хотите, а я домой пойду. Мне маму встречать надо.
- И я не хочу, и мне к маме надо, – повторил Серега и нахмурился.
Я тоже был не рад, что отправился за подсолнухами по этому бескрайнему полю, но виду не подал.
- Эх, вы! С вами каши не сваришь. Вставайте, отведу вас домой.
Идти в обратную сторону было как будто легче, но … кукуруза тянулась без конца и края, и я уже не понимал, где деревня, а где мы…
Сели мы на землю, грустные, молчаливые. Сережа уже губы надул, плакать собрался.
- Будем теперь тут жить, - сказала Аринка.
- Не хочу, - обиженно сказал Серега, - ночью комары здорово кусаются.
Вдруг мы услышали хруст стеблей: кто-то пробирался через кукурузу за нами следом.
- Кто это? – дрожащим голосом спросила Аринка и схватила меня за руку.
Сережа зажмурился и закрыл ладошками уши. А я так крепко сжал в руках прут, что у меня пальцы побелели.
Из-за кукурузных стеблей показался сначала белый с черными пятнами бок, потом – рога, а на шее – желтый ошейник.
- Это Буян, Виталькин бычок! – радостно закричал я.
Буян вчера не пришел со стадом домой. Тетя Клава и Виталька искали его по всей деревне, но Буян как сквозь землю провалился.
А он, хитрец, оказывается, убежал на кукурузное поле, наелся досыта, переночевал в поле и теперь шел домой.
Я хлопнул Буяна прутом по тугому боку:
- Домой, Буян, домой!
Он замычал и пошел вперед, а мы за ним следом.
С Буяном рядом я уже не боялся, что не найду дороги домой. А когда впереди засветлело небо и показались белые березки, я совсем осмелел и уверенно погнал бычка к его дому. Серега и Арина бежали рядом и кричали наперебой:
- Домой, Буяша, домой! Ура! Пришли домой!
Тетя Клава выбежала за калитку, всплеснула руками и громко нараспев заговорила:
- Ай да гуляка наш! Явился! В сарай иди - иди! Что за дети – умницы! Отыскали, привели! И где вы его нашли?
Я небрежно ответил:
- На кукурузном поле, за деревней.
Вечером тетя Клава принесла нам трехлитровую банку парного молока и баночку малины. Она рассказала маме, какие мы молодцы, как нашли бычка и пригнали его домой.
Я, Серега, Аринка и Виталька сидели на скамье за большим деревянным столом во дворе под яблоней, пили молоко из разноцветных кружек, ели малину и болтали ногами.
Мама подошла к нам, обняла нас с Сережей и сказала:
- Если хотите семечек, возьмите в кладовке. Подсолнухи на поле уже убрали, папа сегодня привез несколько мешков. Завтра будем выбивать семечки.
А я спросил:
- Мама, можно я отнесу Буяну несколько подсолнухов? Он их любит.
Мама внимательно посмотрела на меня и разрешила:
- Отнеси.
Мы с Серегой со всех ног побежали в кладовку за подсолнухами. А мама посмотрела нам вслед, улыбнулась и сказала:
- Кажется, я догадалась, что произошло, и кто кого домой привел.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.
Сегодня я увидел на яблоньке желтый листик, да не один, а несколько, и сразу побежал к маме. Она солила помидоры на кухне: мыла банки, кипятила рассол.
- Мама! – закричал я. – Уже осень, я листики желтые на яблоньке нашел, значит, скоро в школу.
- Скоро, сынок, скоро, через несколько дней.
Я пошел в комнату. Серега строил из кубиков домики, жужжал машинками. Я подошел к письменному столу, выдвинул ящик: в нем ровной стопкой были уложены чистые тетрадки, прописи, букварь и другие учебники, пенал с ручками и карандашами. А в нижнем ящике лежал коричневый ранец, на котором была нарисована красная гоночная машина.
Я достал ранец, пощелкал блестящими замочками. Через несколько дней я положу в ранец тетрадки, пенал и букварь, возьму в руки букет цветов и пойду в школу. Я научусь читать и писать (считать я уже умею), возьму чистую тетрадку, ручку и напишу продолжение этой книжки. Только уже сам, без помощи взрослых. Хотите?

Сборник рассказов ЦА 4 - 7+
АНИЩЕНКО ЯНИНА