Ищу избу

Обыкновеннейшее утро наступило в обыкновеннейшем лесу. В самом его центре, на поляне, спала обыкновеннейшая избушка на курьих ножках, а в ней мирно дремала, как можно легко догадаться, обыкновенная старая ведьма. Впрочем, что-то нас, будто в болото, затянуло в эту обыкновенность. Так что перейдём к правдивой сказке.
Итак, избушка и вправду стояла посредине леса. Но у неё были не какие-то жалкие коротенькие лапки. У неё были две огромные страусиные ноги. А также, в добавок, у неё имелась длинная страусиная шея с маленькой и не очень умной страусиной головой, которая мило спала на подоконнике чердака. Это чудесное жилище имело даже собственное имя — Труся. Только не подумайте, что избушка была трусихой. Её так прозвали из-за того… Нет, не буду торопить события. Вы и так вскоре всё узнаете от её хозяйки.
Кстати, об этой колдунье с длинным замысловатым именем Вредианна. На самом деле она вовсе не старуха. Ей всего-то лет… Ой, нет, лучше промолчу: говорят, что тот, кто в последний раз озвучил её точный возраст, был навечно превращён в серую жабу. Да, конечно, это очень редкое и даже занесённое в красную книгу земноводное животное. Но что-то мне не хочется становиться одним из таких редких экземпляров. Поэтому, скажем про Вредианну словами Карлсона: это дама в самом расцвете сил. Силы ведь в разном возрасте расцветают: у кого-то в двадцать, у которого — в сорок, сто, триста лет…
Ой! Вы слышали? Кажется, где-то неподалеку рыщет волк. Это не к добру. Вон, и Труся услышала, зашевелилась! Думаете, испугалась? Нет, всё гораздо хуже…
Дело в том, что когда-то давно, когда Труся была ещё маленькой милой избушечкой, на неё напал волк. Ох, как же не повезло, как не повезло… Эх, как не повезло бедному волку. Труся с перепугу с такой силой стукнула ему ногой по носу, что тот поднялся высоко в небо, а опустился только лишь на третьи сутки. Страусиной же избушке так понравилось это развлечение, что с тех пор она всех встречных волков подкидывает. И каждый раз старается подкинуть ещё выше.
Вот и сейчас, услышав звуки серого клыкастого зверя, Труся не растерялась и сразу помчалась на звук. Конечно, думать о том, что внутри неё ещё мирно спит Вредианна, ей было некогда. Какой там! Мчалась так, что только пятки сверкали. Колдунья тоже вскоре проснулась: пять раз по всей трясущейся комнате перекувыркнулась и проснулась. Сразу догадавшись, в чём дело, схватилась за люстру и злобно начала шептать:
— Ну, всё, избушка моя дорогая, терпение моё кончилось. Вот я тебе покажу, такое ещё покажу, мало не покажется!
Но избушка этого не замечала. Всё её внимание сосредоточилось на том, чтобы как можно скорее подкинуть в небесную высь очередного волка. Поэтому она быстро бежала, бежала, бежала…
Наконец-то Труся выбежала на поляну, на краю которой стояла… ель. Огромная ель. А на её верхушке, словно воробушек какой, сидел перепуганный волк. Избушка от увиденного очень расстроилась. Ведь, как известно, страусы так же хорошо лазают по деревьям, как и летают, то есть — никак. Впрочем, волки тоже не лазают. Но страх, как известно — страшная сила.
— Ну, всё, избушка моя дорогая! — заверещала Вредианна, вылезая через окно (после утренней пробежки она немного начала путаться в пространстве). — Ох, не зря я тебя Трусей назвала: так растрясла, что и не пойму уж где кости, а где органы. Ну, всё, надоели мне эти все тряски! Буду менять избу. Слышала, Труся? Меняю я тебя!
Избушка улыбнулась. «Грозись, грозись, — подумала она. — Ты ж триста раз в день этим мне грозишься. Что-то мне уже не страшно. Сейчас позлишься и успокоишься.» Но, как не странно, Вредианна даже и не думала успокаиваться.
— Что ты улыбаешься? — возмутилась колдунья. — Думаешь, шучу? А вот и нет! Гляди, что у меня есть.
Хозяйка ногастой избушки помахала перед её клювом толстенной книгой и камнем-амулетом. Книга была универсальным Справочником, нечто на подобие современного интернета. Амулет же имел необычайную силу: он мог оживить любой рисунок или фотографию.
— Всё, Труся, готовся отправиться в утиль, — колдунья села на землю, раскрыла книгу и деловито обратилась к ней: — Слушай, справочник! Мне надо бы домишко, только такое, чтоб необычное было. Есть что-нибудь на примете?
— Как не быть?! — похвастался справочник и быстро зашелестел страницами.
Вскоре страницы остановились и Вредианна начала читать:
— Так, так, поглядим, как тут избы делают… Ага, Франция, Канны, Дом-пузырь. Хм, большой домишко, даже очень. И зачем столько комнат? А главное — всё такое круглое, выпуклое. Как пена в банке с мыльными пузырями. Нет, мне нужно что-то поровнее. О, вот же: Нидерланды, Роттердам, Кубические дома! Это уже поинтереснее: несколько домишек, похожих на детские кубики, стоят плотненько друг к другу. Да и ещё как наклонились. Симпатичненько… Впрочем, я ж уже не младенец, чтобы в кубики играть. Слушай, Справочник, а можешь немного изменить угол своего мировоззрения?
— Изменить угол? Легко! — отозвалась радостно книга и зашелестела страницами.
Когда Справочник остановился, Вредианна начала неспешно его перелистывать. Увиденное и вправду её удивило:
— Я сказала немного изменить угол, а ты что сделал? Это же кошмар какой-то! Германия, Трассенхаид — милый голубоватый домик стоит крышей вниз. И в Польше, в Шимбарко, тоже перевёрнутый дом. А это что такое? Музыкальная школа в Португалии? И тоже перевёрнутая? Зачем же так над искусством издеваться! Ой, ещё и развлекательный центр в США перевернули! А в Испании, ты посмотри, Труся: пирамиду перевернуть вздумали! И как она не опрокинется? Видно, архитекторы там больно серьезные попались. Теперь понимаю, что имела моя бабушка, когда говорила:«Кошмар какой, куда мир катится.» Но я ведь не собираюсь вверх тормашками жить.
— Так эти здания только внешне перевернутые, — заговорила книга. — А внутри они вполне нормальные.
— Ага, так я и поверила! Не, Справочник ты повёрнутый, возвращай свой угол зрения на место. Подавай-ка что-нибудь такое, живое. Имеется?
— Имеется, — эхом отозвалась книга и вновь зашелестела страницами.
— О, это же совсем другое дело! — радостно воскликнула Вредианна, тыкая пальцем в страницу. — Гляди-ка, Труся! В Индии, в Хайдарабаде, здание в виде рыбы сделали. А что, круто ведь? Скопирую, оживлю и буду в рыбке в этой по нашей речке плавать. Как считаешь, Труся?
Избушка посмотрела на свою хозяйку страусиной головой и ехидно ухмыльнулась.
— Да, и правда, что-то я поспешила… — кивнула колдунья. — Вдруг что-то не так пойдёт? К примеру, форточку закрыть забуду и ночью, во время плавания, дом внутри зальёт, а я плавать ведь не умею. Ещё утону. Правда, речка у нас мелкая. Но это ещё хуже. Рыбина вон какая огромная. И будет брюхо мокрое, а спина солнцем поджаренная. Нет, что-то сухопутное надо. Вот, ещё не плохой вариантик: в США, в Айдахо, гостиницу построили в виде двух собак. Милые такие собачонки. Только зачем мне две избы? Я не на столько толстая, чтобы в одну избу не влезть. Ой, какая милашка! Труся, гляди скорее: в Германии сделали детский сад в виде кота. Да ещё такого красивенького! Не то, что какие-то страусиные избушки, которыми только волков пугать можно.
Труся возмущённо вздернула голову и повернулась к хозяйке своей хвостовой частью. Но Вредианна не обратила на неё внимание. Вдохновлённая идеей о новом жилище, колдунья немедленно прикоснулась талисманом к странице справочника, после чего огромное здание в виде кота вылезло из книги наружу. Но ведьме показалось этого мало, и она решила оживить здание. Облила ему рот живой водой — и детский сад ожил.
— Кис-кис-кис, — позвала его Вредианна. — Иди ко мне, мой котёночек!
Огромных размеров котёночек из кирпича и прочих стройматериалов громко мяукнул и кинулся… Нет, не в объятия новой хозяйки, а на Трусю. Наверное, хоть и нельзя сказать наверняка, у здания сработал кошачий инстинкт: видишь птицу — хватай. Ну и что, что эта птица — не летучая избушка-страус? Это уже не важно.
Труся мигом сообразила, что теперь сила не на её стороне. Поэтому вместо атаки решила пустится в бегство.
— Да, не везёт мне, — вздохнула Вредианна глядя на то, как её новое жилище мчится за старым, сбивая всё при этом всё со своего пути: траву, пни, диких зверей, вековые деревья. — Нет, для таких котят наш лес — что цветочная клумба: порвал-помял и дальше побежал.
Расстроенная неудачей, Вредианна заклинанием вернула разбушевавшийся детский сад обратно в книгу.
— Слушай, Справочник, — сказала книге колдунья. — что-то я передумала живые избы заводить. Покажи мне дома, которые не были похожи на животных, но при этом были неординарными.
— Ух ты! — изумился Справочник. — Какие вы, колдуньи, слова знаете. Не зря так долго живёте. Что ж, покажу тебе нечто неординарное.
Пошелестев страницами, книга и вправду показала Вредианне нечто такое, от чего глаза её увеличились раза в два, не меньше.
— Я же что-нибудь реальное просила, — плаксиво протянула она. — А ты что сделал? Из какой-то нелепой сказки мне картинки показываешь.
— Ты что, ослепла, колдунья старая? — возмутился Справочник. — Ты ж на текст посмотри: это реальная архитектура.
— Но-но, за старую ответишь у меня, — ведьма пригрозила книге кулаком. — Вот это да: и вправду, реальные здания. Не, вы поглядите на это: в Польше, в Сапоте, дом кривой построили. И не просто кривоватый, а вообще сплюснутый. Будто из пластилина слепили, а он от солнца подтаял. А в Канаде, в Ниагара Фолс, ещё круче сделали: Дом Рипли — памятник землятресению. Я понимаю, что память о трагедии — весьма важна. Но они не боятся, что он до конца развалится. Дом ведь почти развален! О, а вот это что-то поинтересней: в США, в Огайо, построили здание в форме корзины. Вот это я понимаю чудеса искусства. В народе часто желают, чтобы дом был полная чаша. А у меня будет дом полная корзина. Корзина ведь гораздо больше, чем чаша! Всё, колдуем…
И вот, ведьма уже замахнулась талисманом, чтобы вытянуть здание из страницы в реальный мир, как вдруг замерла:
— Нет, наверное, не стоит. Через наш лес ведь часто голодные великаны проходят. Увидят огромную корзину, полезут в неё и меня, вместе с колбасой и хлебом, схрумкают. Нет, нужно что-то не съедобное. Ой! А это что за безобразие?
— Сама ты безобразие! — взвизгнул Справочник. — Это ведь настоящее искусство!
— И это ты называешь искусством? — удивлённо спросила Вредианна. — Я понимаю, что в здание можно по разному зайти: открыв дверь, открыв окно, через трубу. Но чтобы растёгивать здание… Ты только глянь, Труся: в Италии, в Милане, сделали дом в виде полузастёгнутой одежды. Только вдуматься: детей часто ругают, что они по холоду не застёгнутыми ходят, от чего простуживаются и затем болеют. А тут целое здание не застёгнутое… Что ж, будем искать дальше.
Искала, искала, и наконец нашла — здание из Китая в виде трехногого рояля со стеклянной виолончелью. Но ведьме показалось мало, что она будет жить в огромном и единственном на всю округу музыкальном инструменте. Поэтому Вредианна решила вдохнуть в неё жизнь, точнее — наколдовать, чтобы рояль с виолончелью исполняли классическую музыку. Ох, зря…
Исполняли они не плохо, даже наоборот — очень хорошо. Наверняка, Моцарт, Бах и Сальери обзавидовались бы от услышанных мелодий. Но, всё-таки, один небольшой, а точнее, — громадный, — минус присутствовал. Дело в том, что будучи зданием, эта архитектурная композиция была в сотни раз больше реальных рояля и виолончели. Соответственно, звук тоже получался гораздо громче. Настолько, что отроду глухой водяной, живущий в реке этого леса, оглох ещё раз. «Искусство требует жертв, — вспомнила Вредианна известную мудрость. — Но на такие жертвы я идти не готова.» В общем, рояль с виолончелью вернулись обратно в книгу.
Но китайское творчество увлекло колдунью. Поэтому следующее здание, которое вытянула она из книги, был музей чая в Мейтане. Музей, конечно, тоже имел необычайную внешнюю форму — он был ввиде красного старинного чайника. Казалось бы, что ещё можно приколдовать к этому зданию? Крылья? Лишь красоту испортишь. Музыкальное пение? После рояля с виолончелью Вредианна поняла, что это не наилучший способ сделать свою избу особенной. Но разве она могла обойтись без волшебства? Нет, конечно! Поэтому она запустила в красный огромный чайник необычной красоты поток случайного колдовства. Случайность, как известно, тесно связано с везением. Но с везением у Вредианны было хуже некуда. Волшебство и правда сработало, но результат превзошёл все ожидания. Внешне музей не изменился, да и звуки никакие не начал издавать. Единственное, что у него появилось — небольшая дополнительная функция: вся еда и жидкость, которая попадала внутрь здания, мгновенно превращалась в чай. Конечно, можно было бы питаться и снаружи. Но Вредианна ведь везучая, поэтому вскоре пошли дождливые дни. В связи с этим, после недели чайной диеты она решила и его вернуть обратно на страницу Справочника.
«Ничего! — подумала ведьма. — Превратим минусы в плюсы.» Так, как начался сезон осенних дождей, Вредианна решила этим воспользоваться. Поэтому вытащила из книги японское дошкольное учреждение, главная особенность которого — в нём есть место, где дождевая вода собирается в лужи, чтобы дети могли в них поиграть. Интересная забава? И вправду, интересная, если играются дети. Но внезапно, не спрашивая разрешения, поиграть решила Труся. Нахально, как большинство домашних животных, она вымыла в луже свои страусиные лапы, после чего раз десять окатила этой водой колдунью. «Ну, ничего, — подумала Вредианна. — Наверное, это Труся случайно сделала.» Но когда эта случайность начала повторяться ежедневно, почти что с поминутной частотой, колдунье стало вовсе не весело. И здание с лужей также отправилось в книгу.
— Да, а всё-таки не лёгкое это занятие жилище себе найти, — решила наконец-то Вредианна. — Что ж, подойдём к этому вопросу с научной точки зрения.
Перебрав всевозможные научные варианты зданий, ведьма решила выбрать архитектуру из Бельгии — Атомиум. Эта чрезмерно большая конструкция представляла собой «кубический фрагмент кристаллической решётки железа». Во всяком случае так мудрёно изъяснялся Справочник. Если же говорить просто, то девять крупных шариков-комнат были соединены между собой длинными трубками-коридорами. Но вот оказия — внешне эти шарики были очень друг на друга похожи. А у Вредианны, скажу вам по секрету, из-за возраста память была не очень хорошая. В связи с этим она постоянно путала комнаты между собой. Поэтому не удивляйтесь, что первые трое суток она ночевала в ванной, так как никак не могла найти спальную комнату. Но к сну в ванной без подушки и одеяла она привыкла быстро, а вот к следующему препятствию она оказалась не готовой: два дня подряд она не могла отыскать кухню.
— Понимаешь, Труся, все эти современные технологии так сильно загрязняют природу, что я решила спрятать Атомиум обратно в книгу, — оправдывалась она перед страусиной избушкой, которая кроме ехидного смеха не могла произнести и звука. — В связи с этим я решила выбрать наиболее экологичное здание. Вот увидишь, это будет нечто бесподобное.
«А я что, не экологически чистое здание? — подумала Труся. — Ведь я почти чистая птица с почти чистой древесиной внутри себя. Так, что я почти натурпродукт.» Но так, как страусы привыкли помалкивать, её мысли так остались лишь при ней.
Выбора экологических (или как бы экологических) жилищ было необъятное множество. Но бо́льшей частью они казались Вредианне скучными: довольно однообразные домишки из хвойных пород дерева, из бамбука, из переработанных материалов, в конце концов — из обыкновеннейших валунов. «Нет, это не по мне, — думала ведьма. — Мне нужна такая избушка, чтобы все лесные жители ахнули. А что они подумают, если я поселюсь в какой-то куче камней? Наверняка решат, что я сошла с ума и решила превратиться в пещерного человека. Нет, мне это не подходит. Ищем дальше.»
Три дня и три ночи она перелистывала Справочник, пока наконец-то выбрала себе жилище. Им стало здание из Калифорнии, которое имело вид висящей сосновой шишки. Казалось бы, нет ничего более идеального: необычная форма, отсутствие необходимости применять лишнее волшебство, и даже внешний вид изумительно вписывался в интерьер леса. «Ну, всё! — обрадовалась ведьма. — Теперь я уже не изменю своё жилище.» Так и получилось. До морозной зимы…
Однажды в одно февральское морозное утро, когда без лишней необходимости никто на улицу не выйдет, Вредианна проснулась от того, что её домишко начало шатать во все стороны. «Землятресение!» — испугалась было колдунья. Но тут же вспомнила, что в этих краях, по её собственным предсказаниям, лёгкое землятресение должно произойти спустя 347 лет, 7 месяцев, 19 дней, 8 часов и 7 с половиной минут. «Тогда что это? — удивилась вновь она. — Кто-то решил надо мной подшутить? Что ж, сейчас я этого шутника возьму и в ишака превращу.» Полная решимости и гнева, она подошла к окну и… упала от удивления на пол. Оказалось, что на избушку напали сбежавшиеся со всего леса безумные голодные белки.
Вы, наверное, удивитесь: «Почему бы это им голодать? Они же летом съестные запасы делают!» Делают, и очень много делают. Да только вот в чём проблема. Эти милые и шустрые рыжие зверьки имеют очень плохую память, из-за чего просто забывают местонахождение своих запасов. Вот и получается: где-то лежат вкусности, а голодные белки рыщут по холодному лесу, порой собираясь в стаи. А одна такая голодная стая ничуть не менее страшна, чем разбуженный посреди зимы медведь или напуганный вепрь. Вот и в этот раз белки объединились и напали на избу-шишку Вредианны, не задумываясь над тем, что она вовсе несъедобная.
«Может, наколдовать им настоящих шишек?» — полумала ведьма. Но сделать этого не успела. Стены жилища грозно затрещали и начали обваливаться. Не известно, что случилось бы с колдуньей, если б на помощь ей не прибежала Труся и не вытащила б её оттуда.
В тот же день Вредианна грозно произнесла:
— Клянусь нашим лешим, что больше никогда не воспользуюсь Справочником ради поиска жилья, — и превратила чересчур умную книгу в толстенный сборник детских сказок.
Данную на эмоциях клятву она, как не удивительно сдержала. Правда, однажды всё-таки написала объявление в газете «Сплетни». Текст был такого содержания:
«Ищу избу. Требования: необычная форма, отсутствие блох, возможно присутствие в небольших количествах волшебства. Здание ни в коем случае не должно издавать звуки (особенно музыкальные) и вызывать желание его съесть. Приветствуются бегущие избы, но без лишней тряски. Адрес: густой лес, изба-страус Труся 9. Хозяйка: ведьма Вредианна.»
Не стоит удивляться, что никто не захотел помочь колдунье в этом не лёгком деле. Разве что один шутник отозвался, приславший Вредианне номер психиатрической больницы. Ведьма в долгу не осталась, тоже откликнулась на шутку собственным чувством юмора: превратила озорника в свинью. Так, что можете тоже попробовать с ней связаться. Только, чур, последствия не гарантируется .
А пока что Вредианна так и живёт в страусиной избушке. Недавно Труся научилась играть в шахматы и едва не поставила своей хозяйке шах и мат. Но в тот момент где-то послышался голос волка и обрадованная избушка помчалась играть в «Летучего волка».
В общем, вот и вся маленькая история. Что ж, не будем мешать этой странной парочке. Им вместе, наверняка, хорошо. Нам тоже не плохо. Во всяком случае, пока нас в никого не превратили. На этом и попрощаемся.
Всем чудесного настроения, крепких жилищ и дружных соседей!