Невеста Великого Полоза

Сказывают, во времена давние на просторных землях великорусских жила да была деревня большая, славная. Мастерами-кудесниками, лекарями-чудотворцами да охотниками-рыболовами проворными славилась она. А красотой девичьей ещё славней была. Молва про красу девчат деревни этой не только по Руси Великой ходила, а и по землям заграничным. И приезжали в ту деревню свататься женихи заморские. Златом-серебром да убранством богатым хотели девчат русских купить, дабы замуж за них возжелали пойти… Да за-зря всё это было. Не шли за них девчата русские. Не меняли они своих на чужих, ибо знали они, что свой мужик всегда роднее, всегда любее и желанней, ибо знали они, что свой любит сильнее, нежели чужой. Вот и уходили женихи заморские домой с пустыми руками. Никому из них девчата русские руки не подали и сердца не подарили. Своим русским мужикам верными оставались.
В счастии да радости деревня та жила. Мир да благополучие царили в ней. Работу работали, да с удовольствием и трудолюбием её выполняли. Пляски плясали на празднествах разных да смехом весёлым смеялись…
Но всё же пришла беда в деревню ту. Змиулан коварный прослышал о деревне той, о богатствах её да о красе девичьей. Вот и пришёл он в деревню да потребовал, чтобы дары ему носили каждый день воскресный.
– А не будет по-моему, – грозил Змиулан, – красу неописуемую девчат ваших заберу и голоса соловьиного их лишу.
Чё делать-то – думали люди деревенские. Злато-серебро да камень драгоценный – добро наживное. Да и не будет его – прожить как-то можно. А коли красы девичьей не станет, коли Змиулан треклятый её отберёт, так и житья не станет совсем. Ведь плохо тебе на душе, красу девичью узрел – и хорошо стало: солнце в душе светит, птицы звонко поют и мысли ясные становятся. Горемычные мысли прочь гонят. А коли девчата ещё и заспевают голосом своим соловьиным, так вообще будто Вырий на землю людскую спустился. До того хорошо, что аж летать хочется, силы берутся невесть откуда…
Так и решили – златом-серебром да камнями драгоценными со Змиуланом делиться. Красу девичью гораздо дороже оценили жильцы деревенские. Да змею того и надо. Каменья да металл дорогой нужен был ему. А люди знали места злачные, где драгоценности лежат.
И деревня с тех пор начала чахнуть, начала увядать её благополучие, ибо Змиулан наглел с каждым днём. Он требовал всё больше и больше. Жадность его росла и росла. И однажды дошло до того, что Змиулан треклятый затребовал всё, что доводилось добыть людям деревенским. Люди заупрямились поначалу, да пригрозил Змиулан коварный красу девичью забрать. И согласились люди на условия змея жестокого.
И житья в деревне вообще не стало. Радость-то одна осталась – краса девичья да глас их соловьиный.
Но бояться народ деревенский начал того, что Змиулан и этой радости лишить их может. В бой вступать со змеем глупо. Он огромный, сильный и ловкий. Да и ядом своим морановым цельно стреляет. Много жизней можно положить, а Змиулана не извести. Надо помощи просить у более могучих…
И решил мужик один из деревни той возраста уважаемого помощи попросить. Родомиром его звали. Он ведал, куда идти и к кому.
– Да куда же ты собираешься? Хоть мне поведай! – молвила жена его, Ярославой звали.
– В дальний лес иду. Золота там поищу. Места там дремучие. И нога человека там не ступала вовсе. Залежи там должны быть богатые, – отвечал Родомир.
– Врешь ты! Знаю, куда ты идёшь! И знаю, к кому идёшь! Ведь неспроста люди в тот лес не ходят, – молвила далее жена.
– Коли знаешь, милая, – молчи! Народу скажешь, что золото да серебро искать пошёл, дабы Змиулану угодить. А правду не смей говорить!!!
– Ты себя береги да живым воротись!
На том и разошлись. Пошёл Родомир в лес дальний, когда солнце за горы ушло и ночь тёмная пришла, дабы не видел его никто.
Три дня шёл он. И дошёл к лесу тому. Но там тоже побегать пришлось, ибо не знал Родомир, где искать. Да вот начал находить он самородки золотые. Один крупнее другого. И всё чаще и чаще попадаться они начали ему.
“Наверное, близко уже!” – думал Родомир.
И шёл он дальше. Да вдруг остановился. Почуял на себе он взгляд пристальный. Обернулся Родомир… и узрел змея огромного, который взирал на него взглядом гневным свысока.
– Ты по что пределы запретные нарушил? – шипел змей грозно.
– Не сердчай, Великий Змей! – молвил в ответ Родомир. – Помощи пришёл просить я твоей.
– Помощи, говоришь? – прошипел змей. – Стряслось чего недоброго?
– Стряслось, Полоз Великий, стряслось. Жила деревня наша в добре да тепле, в счастии да радости… Но пришёл Змиулан треклятый и начал деревню нашу изводить. Делиться потребовал добром нажитым, ибо красу девчат наших попортить грозился. А куда ж без красоты-то?!!! Хлопцы молодые хотели прогнать его прочь, да старцы, люди жизнью мудреные, не пустили их, отговорили. Змиулан-то хоть и не твоих размеров, да всё равно велик он. Хлопцы только бы головы свои сложили, а Змиулана не прогнали бы. Да и рассердили бы его, да гнев его на деревню и обрушился бы…
Помоги нам, Полоз Великий, Змиулана треклятого с земель наших славных изгнать!
– Отчего же не помочь людям добрым, – молвил Полоз в ответ. – Помогу. Да только у меня условие есть.
– Говори, – промолвил Родомир.
– Знаю, что дочь твоя младшенькая, Настя, красы невиданной. До того она у тебя прекрасна, что с богинями в красе тягаться в пору ей. Знаю, что краше её только Матушка Природа, – говорил Змей.
– Есть такое чудо у меня, – признался старец.
– Коли пойдёт Настенька за меня замуж, помогу Змиулана с земель ваших прогнать и благополучие ваше поправить, – изрёк Полоз. – Да ты, Родомир, не переживай. В злате-серебре ходить она у меня будет, в счастии и добробуте жить у меня будет. Сам её не обижу и никому другому не дам в обиду её.
– Мне бы Настеньку поспрошать надобно, – ответил Родомир.
– Поспрошай! Поспрошай!
– А если… не согласится она? – спросил Родомир.
– А коли не пойдёт за меня… то тебя в слуги свои заберу, – ответил Змей Великий.
– Так забирай меня сразу.
Улыбнулся Змей.
– Настя мне твоя нравится, – молвил он. – Женой своей видеть хочу её. Не дивчина, а… Не знаю даже, что сказать, ибо дочь твоя прекрасная ни с какими богатствами сравниться не может. Красотою своей всех их затмевает.
– Ну коли так, – молвил Родомир, – я спрошу дочь свою ненаглядную.
– Ежели она согласится, – шипел Великий Полоз, – пусть выйдет ночью во двор, лицом повернётся к югу и промолвит: «Полоз! Я жду тебя! Бери меня, невесту свою прекрасную!»
– И что потом? – испросил Родомир.
– В свой дом её заберу, – ответил Великий Змей. – А теперь ступай!
И покинул Родомир лес Полозовский. И направился домой не особо весёлый, ибо дочери его прекрасной женой быть Змею Великому судится. Согласится она на условие Полоза. Согласится без раздумий. Согласится ради спасения деревни своей богатой и народа её славного. Да вот как поведать ей об этом, не знал Родомир.
И пришёл он в раздумьях в деревню свою. Народ увидал его да давай приставать с расспросами про злато-серебро им якобы искомом.
– Нет там ничего, – говорил им Родомир, – ни золота, ни серебра.
Ярослава, жена ясная, сразу учуяла, что у Родомира тяжесть на душе. Но не стала ему расспросами докучать. Ведь с дороги человек. Отдохнуть ему надобно.
И накормила сытно Родомира жена его ненаглядная. А Ярослава-то приметила, что муж-то ест, да без особого аппетиту.
Не смогла она больше ждать.
– Сказывай, – молвила она, – что на душе у тебя творится.
И поведал Родомир ей всё без утайки.
Задумалась Ярослава, но не загрустила. И муж, и дочь ей одинаково дороги. Как быть, не знала она. Не пойдут они на такую жертву, не поможет им Полоз Великий.
– Я хотел сразу в слуги к Змею идти, – молвил далее Родомир, – да не согласился он. Но и Настеньке не могу я такого сказать. Ведь согласится же она!!!
– Что не можешь мне сказать, батюшка!? – послышался тут сладкий голос Настеньки. – И на что я соглашусь?
Родомир посмотрел на Ярославу. Она кивнула, мол, рассказывай.
– Настенька! – начал батюшка. – К Полозу Великому ходил я помощи просить Змиулана треклятого изгнать с земель наших. И согласился он помочь. Да условие у него одно есть…
Примолк тут Родомир.
– Говори, батюшка, я тебя слушаю, – говорила Настя.
–Тебя женой своей видеть хочет он. Пойдёшь за него – прогонит он Змиулана.
– А если не пойду? – спросила дочь его.
– Полоз всё равно поможет.
– Но отца в слуги заберёт, – добавила Ярослава.
– Ну что ж, – изрекла Настя, – коли судьба моя такая, пойду я замуж за него.
– Дочь моя прекрасная, Настенька, подумай до утра! – с мольбой просил её отец. – Уж лучше я пойду служить ему.
– Нет! Не буду медлить! Я решила! Я стану Полозу женой!
И поведал после этих слов отец Настасье, что делать далее нужно.
И вот спустилась на землю добрую ночь. И вышла Настенька во двор. Лицом своим прекрасным к югу повернулась… и изрекла:
– Полоз! Я жду тебя! Бери меня, невесту свою ненаглядную!
Как только промолвила слова эти, в миг поднялся ветер и вихрем Настю унесло.
– Надеюсь, Полоз сдержит слово своё, – промолвил Родомир, раняя чистую слезу.
– Прогонит Змиулана? – спросила Ярослава.
– Нет. Счастьем и Добром Настасью нашу окружит…
…Пришёл в деревню день воскресный. И снарядились мужики дары нести до Змиулана. Собрался с ними и Родомир.
Пришли к пещере… А Змиулана нет. Богатства все на месте лежат, а Змиулана нет. Да и приметили тут мужики, что от пещеры борозда широкая да глубокая тянется. Да трава там примятая. А по краям её самородки золотые лежат – какие поменьше, какие побольше.
“Прогнал Полоз Змиулана треклятого. Избавил деревню нашу от гнёта его ужасного и беспощадного”, – думал Родомир.
И зажила деревня с тех пор снова радостно и счастливо. Благополучие своё в миг поправила. И возобновился в деревне славной детский смех да девичье сладкоголосое пение. Вернулись радость и добро. Вернулись счастье и веселье.

***
Прошло время. И все это время Настенька жила в просторном доме Полоза.
Была ночь. Ночь неимоверно ясная. Звёзды, будто бриллианты. И было их бессчетное множество. А месяц так ярко светил, так лес полозовский освещал, что, казалось, день-деньской стоял в лесу том. И Настенька стояла в этой тихой ночи, и, устремив свой светлый взгляд в звёздные просторы, была погружена в свои мысли.
– Чего спать не идешь?! – спросил красавицу Полоз Великий, заботливо набросив на плечи Насти тёплый плед. – Оно-то лето на дворе, да ночи здесь холодные всё же. Простудишься ещё.
– Спасибо тебе за заботу! – укутавшись в плед, благодарила Полоза Настасья.
– О чём задумалась? Грусть вижу я в твоих глазах. Что опечалило тебя? – интересовался Полоз у невесты.
– У нас свадьба скоро, – молвила в ответ Настасья. – Родителей своих хочу позвать я на неё. И видеть бы хотела их. Соскучилась я очень.
– Ты можешь ехать к ним, гостить. Я ж этого не запрещаю, – ответил Полоз той Великий. – Твоя родня. Я понимаю. Езжай. Тоску развей. Зови на свадьбу нашу… Только не грусти! Улыбку видеть я хочу твою. Счастливую. И светлую твою улыбку.
Настасья прямо расцвела. И улыбнулась она змею. И змею стало хорошо от вида радостной Настасьи.
– Тогда пойду я спать, Великий змей, – промолвила она. – А завтра мне в дорогу. Вернусь я к следующему дню. Я обещаю, буду в срок.
– Спокойной ночи! Сладких снов! – желал красавице своей Великий змей.
А утром Настенька в дорогу собралась. Великий змей её благословил. Удачи ей наговорил. И с радостной улыбкой на устах помчалась Настя на всех парах…
Заметили её аж издали, когда к деревне подъезжала.
– Царевна едет к нам! Пожаловала к нам царевна! С чего бы это?! – слышалось во всех домах деревни славной. Суматоха началась невиданная.
Весь люд деревни той на улицу повыходил из теремов своих богатых, работу свою бросил, дабы царевнушку узреть. Всем интересно было, кто это к ним пожаловал. А главное, зачем? Ведь не частые здесь подобные гости бывают. Не частые. Царь Руси Великой был у них последний раз в гостях в году прошлом. С дочерью своею любимой приезжал. На праздник зимнего солнцестояния. Хорошо праздник тот отпраздновали. Всю ночь веселились да пляски плясали. Ярко встретили Новое Солнце.
И тут снова гости. И видно же издалека, что царского рода.
И вот въехала она в ворота деревенские. Царевна, сияющая будто солнце дневное, вся в злате-серебре да платье богатом. Волосы её роскошные по ветру волнами развеиваются. А кони её белоснежные, что в карету к ней запряжённые, один краше другого. Дивом дивуются люди красоте девы неописуемой.
– Мир вам, люди добрые! – молвила дева прекрасная.
И знакомым голос её показался людям деревенским. И черты лица знакомые казались. Да не могли всё же узнать красавицы этой. А она, провожаемая восхищёнными взглядами народа деревенского, прямиком направилась к дому Родомира да жены его славной Ярославы. У ворот встретили хозяева царевну ясную.
Остановилась девица да сошла с кареты своей.
– Здравствуйте! – поклонилась дева Родомиру да Ярославе до самой земли. – Мир дому вашему!
– И ты, красавица, здравствуй! – ответил той Родомир. – И пусть мир окружает тебя да счастье сопутствует тебе везде и всегда. Скажи нам, чем обязаны мы гостье такой дорогой?
– Али не признали меня, папенька да маменька мои родные?! – улыбнулась дева им в ответ.
Родомир да Ярослава присмотрелись к девице светлой.
– Настенька!!! – радостно воскликнули они одновременно. – Неужто это ты?!
– Я, папенька и маменька, я, – молвила в ответ царевна красная и искренне обняла она родителей своих любимых и родных.
– И не узнать-то тебя! – восхищался дочерью своей любимой Родомир. – Красоты неописуемой ты стала. И глаз не отвесть. Прямо богиня небесная. Будто Жива прекрасная, – звучали снова и снова слова восхищения в голосе Родомира.
– Я на свадьбу приехала вас пригласить, – поведала Настасья. – За Полоза я замуж выхожу. Решили закрепить мы наш союз перед богами славными. Гостить у вас я буду до утра. Затем я к Полозу вернусь. Он ждёт меня. И долгой он разлуки не удержит. Растраивать не буду я его. Ведь истинной любовью любит он меня. А я люблю его.
– Тогда устроим мы сегодня праздник! – промолвил тут отец Настасьи.
И устроили они богатый пир. Всю деревню созвали. И все Насте счастья желали. Счастья да радости. Любви крепкой, чистой и искренней. Детей ей много нажелали. Мёд сладкий за её здравие пили и за здравие мужа её будущего, Полоза Великого, однажды деревню их спасшего от Змиулана страшного. По глазам красавицы видно было прекрасно, что влюблена она в него. И влюблена всем сердцем. Уж чем змей взял сердце Настасьи, никому не ведомо. Все диву такому дивились. Но только лишь ей было это известно. И оказалось всё банально просто. Заботой взял её змей. Лаской. Любовью искренней и чистой. Сдержал он слово, данное её отцу. Счастливой сделал Настю он свою. Оберегал её как мог. Творил он всё, чтобы нужды она не чуяла ни в чём.
Настала ночь. Уж праздник отгуляли. Пошли все спать. Да под покровом тёмной ночи похищена была Настасья Драконом Огненным. Девятиглавым. Украл он девицу с деревни славной. Невесту Полоза забрал. Взывала к помощи девица. Но не смогли помочь ей люди. Огнём своим с пастей не подпускал дракон их к ней. Затем взметнулся в небо он. Исчез в далёкой далеке.
А Полоз тот, как только крикнула Настасья, проснулся сразу. И вскочил с постели. Почувствовал он сердцем боль красавицы своей. Случилась беда страшная с Настасьей, чуял он. Достал оружие он из чулана. Меч с серебряным клинком. И щит, огню который не даётся. И принял человеческий он вид. Он знал, куда идти за Настей. Он чуял, где она томится. Он слышал её плач. Он слышал, ждёт она его, чтоб спас её из лап тирана. И Полоз оседлал коня. Булатного. Пустился в скач по зову сердца. Да на пути своём, да на опушке леса, встретил он людей деревни славной. Спешили они к змею, Полозу Великому, чтобы весть страшную сообщить ему. Да и без них знал змей о случившемся. Ибо сердце его любящее почувствовало боль любимой его, когда оказалась она в лапах дракона страшного.
– Прости нас, Полоз Великий! – молвил Родомир. – Не уберегли мы Настеньку родную нашу, невесту твою светлую. Не смогли отбить её у дракона ужасного. О девяти головах он был. И каждая огонь выпускала из пасти своей острозубой.
– Куда унёс он её? – вопрошал Полоз грозный.
– Туда, куда уходит солнце каждый день, – поведал змею Родомир.
Не близкий путь. Но Полоза это нисколько не пугало. Там Настя ждёт его. И эта мысль давала ему сил.
– Возьми на счастье и удачу оберег, Великий Полоз, – протянула Ярослава, матушка Настасьи, змею медальон из серебра.
Там был рисунок, змею непонятный. Но принял искренний он дар от Ярославы. Надел на шею тут же он. При ней.
– Теперь все силы светлые тебя оберегают, – сказала Ярослава, коснувшись змеевой руки.
И после Полоз свой продолжил путь. Туда, куда уходит солнце каждый день.
И вот пришёл к пещере он огромной. И встретил у неё седого мужика.
– Зачем пожаловал ты, змей, сюда? – спросил он змея великого. – Никто отсюда живым не уходил. Неужто тебе жить надоело?
– А ты кто таков? – спросил Полоз мужика.
– Да человек я добрый, – сказал в ответ мужик. – Кузьмой меня зови. И тех, кто славы ищет здесь, я преградить хочу от верной гибели от рук Дракона Огненного. Он беспощаден и жесток. Никто победы одержать не смог над ним. Все, кто этого хотел, все, кто славы здесь искал, все головы сложили в раз. И тебя предупредить хочу я – не бейся ты с Драконом Огненным. Ведь он тебя не пощадит. Уходи отсюда по добру по здорову. И забудь дорогу сюда.
– Да не славы я ищу здесь, – в ответ промолвил Полоз. – Любимая моя томится здесь. Освободить её пришёл я. И без неё отсюда не уйду.
И Полоз двинулся в пещеру.
– Да погоди ты, Полоз! – остановил его человек. – Огненный Дракон погубит тебя. Ведь он гораздо сильнее тебя. И гораздо больше. Голов у него девять. И каждая огнём пылает. И метко им стреляет. Вся сила тёмная на стороне его стоит. И ты один будешь биться против них всех: и против Дракона Огненного, и против тёмных сил. Пойми, нет шансов у тебя.
– Уйди! Не мешай, человек! Настеньку мне спасти надо!
– А она стоит того?!
– Глупый ты, человек. Люблю я её. И готов ради неё на всё. И даже сразиться с тем, кто сильнее меня. И отцу её я обещал, что в обиду её никому не дам. А дал обещание – выполняй его.
– Ну что ж, – Кузьма пожал плечами, – как знаешь. Дело твоё. Моё дело было тебя предупредить. Ступай и бейся с жестоким Драконом. И он очередной раз одержит победу.
– Это мы ещё посмотрим! – бросил Великий Полоз в ответ и исчез в тёмной глубине пещеры.
А человек то был не просто человеком. Посланником самого Чернобога был он. И послан в мир Яви он был для того, чтобы помешать битве Великого Полоза и Дракона Огненного. Желали тёмные силы разлучить Полоза с Настей. Ибо как только Полоз полюбил её, а она полюбила его, то намного могущественнее змей великий стал. В десятки раз сила его змеева увеличилась. И представлял он теперь большую опасность для тёмных сил. Но об этом когда-нибудь потом. А сейчас…
А сейчас пришёл Полоз Великий к Дракону Огненному, на огромном троне восседавшем. Гневным взглядом взирал сверху вниз Дракон на гостя непрошенного. Глаза кровью налитые были. Злобой наполнены. Жестокость виделась в них.
– За Настей я пришёл своею, – твёрдым голосом промолвил Полоз.
Огненный Дракон расхохотался тут в ответ. И хохотал он громко так, что всё вокруг дрожало. Ведь каждая из всех его девяти голов смеялась.
– Чего удумал, – громогласно гаркнул Огненный Дракон. – А кто тебе её отдаст?! За Настей он пришёл своей, – насмешливо он бросил Полозу в лицо. – Попробуй, забери её! – Дракон добавил грозно. – По доброму тебе её я не отдам.
– Тогда я силой заберу её.
Извлёк Великий Полоз меч из ножен и двинулся он смело на врага. Сошлись два змея в битве страшной. Настолько страшной, что Настя не могла на всё это смотреть. В цепях закована она была, бедняга. И не могла она ничем помочь своему Полозу Великому. Просила богов светлых дева, чтобы не бросили они любимого её в такую трудную годину. Чтоб помогли они ему победу одержать над Драконом коварным и ужасным. Просила искренне. Любя. И даже слёзы уронила…
И всё это видели, и слышали боги небесные…
Три дня и три ночи бился Полоз Великий с Драконом Огненным. Силён противник был. Коварен. И очень жесток. Но Полоз стоек был. И смел. Не отступал он ни на шаг. Разил мечом своим врага. И голову за головой рубил. От жаркого огня его огнеупорный щит спасал. Слабел враг коварный с каждой отрубленной головой. Слабел. Но всё же оставался он очень опасен. И Полоз продолжал разить врага, Дракона Огненного. Невесть откуда силы брались у него. Три дня и три ночи бился он с девятиглавым чудищем. А усталости не чуял он. Рука также крепко меч держала. И такой же сильный был удар. Щитом орудовал он ловко. И бил врага он, не жалея сил.
И отрубил Великий змей Дракону Огненному девятую, последнюю голову. И рухнул тот на землю тут же. И не двинулся больше. Упал и Полоз израненный весь. Измученный был змей. Всё ж был он истощённый. Просто не чуял он усталости своей в бою том страшном. Ибо нельзя было ему тогда упасть. Нельзя было дать тогда даже мало-мальскую слабину. Ибо тогда Огненный Дракон мог одержать над ним победу. И Настенька осталась бы в его плену. Навечно. И Полоз бился стойко. И одержал победу он. Теперь устал он. И упал. Израненный он был весь. Истощённый битвой страшной. Но горд и весел, несмотря на это. Он смог спасти свою Настасью. Отбил её у Огненного змея. Он спас её с коварных лап дракона. Смог от беды её сберечь. А раны… Они затянутся. И следа от них не останется.
И подошла к нему Настенька. Оковы, державшие её, вдруг пали, когда повержен был сам Огненный Дракон. И цепи растворились. И получив свободу долгожданную, всем сердцем желанную, спешила она к Полозу Великому, любимому своему. Обняла его так ласкаво. С женскою заботой. Поцеловала змея своего. Сильного и нежного. Ласкавого и заботливого. Смелого и честного.
– Идти ты сможешь?! – спросила Настенька его.
Змей попытался встать. Но очень слаб был после боя. Не получилось у него.
– Я помогу, – сказала Настя, подставив своё женское плечо.
– Я сам, – попробовал встать снова змей.
Но снова рухнул он на землю. Сил не хватало у него.
– Ты не гордись, змей, не гордись! – подставила своё плечо Настасья снова. – Я знаю, что ты сильный змей. Хотя сейчас ты слаб. Не спорь со мной. Я это вижу. И я хочу помочь тебе подняться. Опрись ты об моё плечо. Опорой буду я тебе сейчас. Ты слаб. Я помогу тебе подняться. И силы обрести.
Опёрся всё же змей о Настино плечо. И смог подняться. Смог пойти. Давала Настя ему сил. Он чуял это всей душой. И с каждым шагом, держась за нежное плечо, он становился чуть сильнее. Питала его Настя силой. И сила пробуждалась в нём.
Вот так они дошли до дома. Пришли в свой чудный и волшебный лес. Роскошный и богатый. Сказочный и живописный. А главное, любимый и родной.
Прошло немного времени. И Полоз Великий восстановил все свои силы змеевы. Признаться честно, ему Настя в этом очень сильно помогла. Ни на шаг не отходила от него. Заботилась. Лелеяла. Любила. И силы к Полозу вернулись быстро.
А в день тот самый ясный, когда солнце ясное светило дольше всего в году, Полоз с Настенькой сыграли свою свадьбу. Устроили они богатый пир на весь мир. Деревня славная гуляла на весёлой свадьбе той. И лесные, сказочные созданья были там. Поздравляли молодых. И с мёдом сладким искренне желали счастья им.
И жили Великий Полоз с Настей долго и счастливо. Возможно, и по сей день живут. Да только вот где, никому не ведомо. Хотя на землях уральских самородки золотые находят по сей день.