Жар Птица

Мишка был уже большой. Самостоятельный. Вот - у бабушки в деревне гуляет сам! И даже к речке бегал. Хотя бабушка строго настрого запретила к ней одному ходить. Но Мишка только одним глазком. Постоял на берегу, покидал палочки, полюбовался, как они уплывают вдаль, и вернулся к дому.

Дед обещал выстругать кораблик и сходить с Мишкой к реке, да спустить его на воду. Вот он и представлял свой кораблик. Обязательно надо паруса. Два. Или нет. Даже три. Как в том красивом фильме про корабли и пиратов. Уж как Мишке нравился тот фильм. Но больше всего сцена, где капитан резко разворачивал свой корабль, чтоб вписаться в крутой поворот. Ух. У Мишки аж дух захватывало, когда накренившись, почти касаясь бортом воды, корабль уходит от преследователей.

Подошел к дому, уселся на любимую бабушкину лавочку и сорванной веточкой рисовал в пыли такие желанные паруса. Жалко только, что дед не успел ему изготовить кораблик. Его, деда, большая белая машина с красным крестом увезла в город в больницу. Эх. И остался Мишка с бабушкой. Он уже большой. И потому старался во всем слушаться бабушку. Ведь так сжималось у Мишки сердечко по ночам, когда он слышал, как бабушка тихонечко плачет.

И тут Мишку привлекло, что то странное. В кустах шевелились ветки. Хотя, казалось, что там ни кого нет. Он привстал, залез на скамейку и стал высматривать сверху. Сначала он ни чего не видел, затем его взгляду открылся пушистый серый хвост, а спустя еще немного времени он смог разглядеть наглого серого соседского котищу. И уже хотел было вернуться к рисованию парусов (надо было самый верхний, самый маленький дорисовать), как вдруг, увидал, что чуть дальше кошачьей морды, что то светится, как солнечный лучик. Мишка деловито приложил ладонь ко лбу (так в фильме пираты всматривались вдаль) и увидал, что огонечек движется, хлопает крылышками. Тут же, не раздумывая, Мишка кинулся на кота:

- Ах, ты противный, брысь! - той самой палочкой он прогнал котейку от маленькой птички.

Подошел ближе и увидел махонькую красивую пташку, та от страха вжалась в траву и смотрела на Мишку своими темными, маленькими глазками.

- Не бойся, - шепотом сказал ей Мишка, - я прогнал кота, он охотился на тебя. Лети домой и не попадайся этому коту больше.

И развернулся было уйти, как услышал тихий писк и вдруг понял, о чем пищит пташка.

- Спасибо, Мишка, - слышал он в своей голове тихий голосок.

И резко взмыла вверх пташка, мелькнув перед Мишкой ярким огоньком. От удивления мальчик стоял, раскрыв рот. Когда пришел в себя глянул вниз, туда, где сидела птичка, а там лежит овальненькое, темненькое зернышко. Ну, совсем, как те зернышки, что недавно бабушка сажала в огороде. Он его бережно поднял и, зажав в кулачке, побежал домой.

Бабушка удивилась, выслушав внука, покачала головой, похвалила, что не дал обидеть маленькую птичку.

Зернышко Мишка положил в большую железную коробку. Ее подарил ему дедушка, сказал, что в ней можно хранить самые нужные и важные вещи. Там уже лежал большой звонок от велосипеда (такой блестящий, железный, нажимаешь рычажок, и он издает звук), еще был тумблер. Мишке очень нравилось это странное и очень сложное слово - тумблер. Это был небольшой пластмассовый прямоугольник с железными маленькими ножками, да с прикольным переключателем. Он так здорово щелкал. Мишка немного пощелкал им. Здорово. Уж очень ему нравился звук. Еще тут была красивая наклейка с крутой тачкой, уже правда потертая, но зато красная. Три стеклянных шарика, один даже с зеленым листочком внутри. Две большие железные шайбы, черный саморез и маленький настоящий молоток. Дедушка подарил. Вот в эти свои сокровища Мишка и сунул маленькое зернышко.

Вечером они с бабушкой, как обычно, пили горячий чай с пирогом. Мишка любил вишневый пирог, прям из печки. Пышный, ароматный с теплым чаем с молоком. Наслаждение.

Затем они немного посмотрели телевизор, как обычно «Баюшки-баю», с любимым Мишкиным мультиком про пушистого лунного жителя, который упал на землю. А после уже готовились ко сну. Бабушка проконтролировала, как внук почистил зубки, почитала ему на ночь следующую главу из большой и толстой книги о приключениях веселого медвежонка с необычным именем Винни-Пух. И мальчик уснул.

А ночью ему приснился странный сон. Он стоял у окна и увидел, что с неба спускается, что то легкое и блестящее. Медленно, плавно, словно снежинка зимой. Она подплыла ближе к окну, и оказалось, что это блестящее, горящее огнем перышко. Мишка распахнул окно, что бы получше рассмотреть его. Оно влетело и приземлилось на протянутую ладошку. Маленькое, пушистое, а цвета, как будто огонь в печи горит. Прикусив губу, мальчик любовался необычным перышком и вдруг за окном, почти, что рядом с Мишкой загорелся костер. Мишка сначала испугался, и собрался было бежать и будить бабушку, как вдруг из огня показалась прекрасная, пылающая птица.

- Ты знаешь, кто я? - спросила она опешившего Мишку.

Мишка замер и задумался. И вдруг понял:

- Ты Жар-птица! - с восторгом выпалил он.

- Да, Миша, ты молодец, сразу понял, - птица взмахнула крыльями и вмиг оказалась рядом сидящей на подоконнике.

Мальчик непроизвольно коснулся пальцем пылающих перьев на груди Жар-птицы. Они оказались мягкими, нежными и приятными и совершенно не обжигали.

- Мне бабушка про тебя читала сказку, - прошептал малыш.

- Ты хороший мальчик, смелый! Ты спас мою малышку-сестричку! - сказала волшебная птица и рядом возникла та самая птичка-малышка, которую Мишка спас от зловредного кота.

- Это зарянка, моя малышка-сестричка, - продолжила Жар-птица, - она каждое утро приводит в ваш мир солнце после ночи. Без нее солнышко не смогло бы найти дорогу в темноте. Поэтому ты для нас герой! А героев в сказках надо награждать. Я пришла сказать тебе спасибо и подарить тебе исполнение твоего желания. Говори, что ты хочешь за свой подвиг?

У Мишки от удивления и радости закружилась голова. «Ой, чего бы себе пожелать! Может тачку крутую, как на той наклейке? Но я маленький еще, мне не разрешат на ней кататься. А может пожелать корабль, как дедушка обещал? С парусами, с мачтами, да штурвалом? И пустить по речке и смотреть, как он плывет? Одному? Без дедушки?» - мысли бежали в Мишкиной голове, как бешенные. И вдруг ему стало так грустно. Он представил, как пустит новенький, красивенький кораблик, а рядом не будет любимого дедушки. И поделиться радостью будет не с кем. Даже уже и кораблик не хочется. Зачем он Мишке без дедушки. И вдруг маленькая птичка-зарянка сказала:

- А ты пожелай, что бы дедушка выздоровел!

И правда! И как это Мишка сам не догадался? И он громко сказал глядя в глаза Жар-птице:

- Я хочу, что бы дедушка выздоровел и ни когда больше не болел!

- Вот молодец! - похвалила его Жар-птица, - тогда слушай внимательно и запоминай! Зернышко, которое нашел сегодня, не простое оно волшебное! Выкопай в саду лунку, положи туда его и тихонечко скажи ему свое желание, засыпь землей, потом полей. Ухаживай, да поливай. Как только первый цветок распустится, так сразу твой дедушка и выздоровеет.

И все исчезло. Мишка открыл глаза. Тихо. Он лежит в своей кровати, окно занавешено. Только часы у бабушки в комнате тикают. Мальчик осторожно встал и подошел к окну. Отодвинул шторку и вдруг увидел, что на подоконнике лежит - горит перышко. Он его взял в руки и понял, что все было взаправду.

Утром Мишка первым делом достал из секретного ящика зернышко. Его место заняло красивое перышко.

Бабушка на кухне готовила завтрак.

- Бабушка! Бабушка! - Мишка влетел на кухню, крепко сжимая зернышко в кулаке, - надо зернышко посадить и дедушка выздоровеет!

От неожиданности бабушка выронила из рук лопатку, которой переворачивала блины на сковороде.

Улыбнулась и велела сначала вымыть руки, позавтракать, а уж потом заниматься посадками.

Мишка бережно уложил зернышко на салфетку и побежал умываться.

После завтрака бабушка отвела Мишку на огород. Там они придирчиво выбрали место, чтоб солнышка было побольше, но ни каких муравейников, что бы земля была мягкой, но соседский кот (любитель шастать по их огороду) не смог вытоптать. Решено было посадить рядом с любимой дедушкиной вишней. Чуть левей. Мишка сам маленькой лопаткой выкопал ямку, сходил, принес в лейке воды. Налив ее в ямку бережно уложил зернышко. Тихо прошептал заветное желание и аккуратно лопаточкой присыпал зернышко землей. Еще полил и долго любовался получившейся лункой. Гадая, какой цветок может вырасти из этого зернышка. Еще раз прошептал свое желание и побежал помогать бабушке полоть гадкие сорняки.

Каждое утро прибегал к своему цветочку. Когда земля подсыхала - поливал, выдергивал пробивающиеся сорняки, аккуратненько рыхлил маленькими грабельками, из своего детского набора. И терпеливо ждал. Когда маленький зеленый росточек показался в лунке, счастья Мишкиного не было предела. Он скакал на одной ножке, кружился и хлопал в ладоши. Бабушка, стояла на крылечке и, улыбаясь, качала головой. Первый день он провел у росточка, почти не отходя от него. Ему нравились и эти малюсенькие, нежно-зеленые листики, которые еще были только на половину видны из коричневого зернышка, и тоненький стебелечек, стойко торчавший из земли. В конце дня, перед сном, когда они с бабушкой сидели на кухне за столом и Мишка пил свой положенный стакан молока, и упорно доказывал, что росток за день вырос прямо у него на глазах. Бабушка улыбалась, хвалила за упорство и терпение. А Мишка млел от удовольствия.

С каждым днем стебелек вытягивался, появились еще два листика. Мишка ответственно ежедневно проверял свой саженец. То полить. То взрыхлить. Даже сам догадался подставить для опоры крепкую и длинную палочку.

В один из дней, когда Мишка наливал из шланга воды в лейку и собирался обильно полить подросший цветочек, вдруг увидел, что за забором мелькает чья-то голова. Он пригляделся, вдруг это соседка баба Маша спешит к ним, но это была не она. Слишком быстро двигалась. Он поставил лейку на землю и подбежал к забору. Сквозь кривую щелку было видно, что какой-то незнакомый мальчишка в ярко-желтой футболке, крутя педали, разъезжает на блестящем велосипеде, по кривой тропинке мимо их огорода.

- Эй! Ты кто? Что ты тут разъездился? - грозно прокричал Мишка.

Велосипед дернулся и мальчишка, соскочив с него, стал осматриваться, крутя головой.

- Я тебя спрашиваю! Кто ты? - еще раз прикрикнул Мишка, поднимая руку повыше, чтоб обозначить свое присутствие.

По ту сторону забора мальчишка покрутил головой, и вдруг увидев Мишку, покатил велосипед поближе к забору.

- А, привет! - голос оказался звонким и девчачьим.

И Мишка в дыру забора увидел, что это девчонка. Но если смотреть на короткую стрижку, футболку, да короткие шорты то мальчишка мальчишкой. И только огромные голубые глазищи, да тонкий голосок выдавали в ней девочку. Мишке аж стало неудобно, что кричал ей как мальчишке. И он замялся. А та, как нарочно стояла у самого забора и вглядывалась в кривую дырку.

- Ты кто? - только и смог выдавить из себя Мишка.

- А я к бабушке приехала, - она прислонила велосипед к забору и словно белка взобралась по нему на забор. Тот только скрипнул.

Мишка поднял голову и у него перед носом оказались в синих летних сандалиях тонкие худые ноги. Все в царапинах и синяках.

- Меня зовут Леська, - раздался голос сверху, - а тебя как?

Мишка не мог оторвать взгляда от огромного желто-лилового синяка прямо на коленке.

- А, это, - чуть покачнувшись, Леська потерла ладошкой коленку и снова ухватилась рукой за край забора, - это я прыгнула из окна и прям коленкой долбанулась о камень. И кому в голову приходит камни под окна кидать?

Мишка смог оторвать взгляд и поднял голову выше. Ему в ответ достался пристальный взгляд огромных голубых глаз. Еще он отметил большую кучу рыжих конопушек сгрудившихся на носу и щеках, вздернутый носик и взлохмаченные, короткие волосы цвета пыльного веника.

- Ну, что ты молчишь? - нетерпеливо поерзала Леська на заборе.

Тот издал кряхтение и чуть качнулся. У Миши аж екнуло в груди - упадет!

И словно услышав его Леська скомандовала:

- Отойди!

Мишка послушно отпрыгнул в сторону. И в это время сверху, совершенно бесстрашно Леська сиганула вниз.

Приземлилась, конечно же, прямо на ту самую коленку. И взвизгнув, встала. Мишка увидел, как она прикусила губу, и глаза ее наполнились слезами.

- Больно? - кинулся он, к ней раздумывая, чем бы помочь.

- Да так, - небрежно махнув рукой, потерла ушибленное место, - заживет.

И улыбнулась. Мишка восхитился стойкостью новой знакомой. Он знал, как больно бывает, когда стукнешься коленкой.

- Так как тебя зовут то? - хитро прищурив свой глаз, снова спросила она.

- Мишка, - представился мальчик.

- Ну, что Мишка, показывай, как ты тут живешь?

И Мишка повел свою необычную гостью по огороду. Совсем как взаправский хозяин он показывал Леське и придуманную дедом систему полива - когда покрутишь краник, и вода сама течет, по уложенным по земле шлангам и небольшими фонтанчиками поливаются растения. И познакомил ее с большим толстым соседским котом, который, как совсем недавно его гостья, сидел на заборе и сверху наблюдал за детьми. И, конечно же, похвалился своим саженцем.

Леська неожиданно заинтересовалась. И Мишка, довольный проявленным любопытством и польщенный, три, а то и четыре раза пересказывал, как он спас маленькую пичужку, как Жар-птица ему приснилась, да как он сажал маленькую семечку, да как шептал свое желание. Только само желание он не произносил. Постеснялся.

Росток покачивался в такт его рассказам.

- А можно я полью? - с восторженным нетерпением вдруг спросила гостья.

Мишка задумался. Ему очень нравился интерес новой знакомой, но он привык сам поливать.

- Ну, пожалуйста, пожалуйста, - вдруг запросила Леська.

И Мишка сдался. Они вернулись к сиротливо брошенной лейке среди рядков подрастающей морковки, и он галантно позволил гостье подхватить ее. Она с гордым видом несла лейку к росточку. Мишка только посматривал, чтоб не сильно много разливалось по пути.

Сначала она ливанула с силой в лунку прямо на стебель растения. Оно аж пошатнулось от такого обращения. Но Мишка твердо остановил и показал, как надо поливать (как бабушка учила) тоненькими струечками, легким дождиком по краю образовавшейся лунки вокруг саженца.

Леська старательно высунув язык поливала. Мишка стоял и любовался.

- Миша, - раздался голос бабушки с терраски, - познакомишь меня со своей гостьей?

Леська повернулась, продолжая держать лейку в руках, и облила Мишкины ноги. Хорошо он был в легких резиновых тапках на босу ногу.

- Ой! - испуганно воскликнула Леська и поставила лейку на землю.

- Ничего, ничего, - успокаивающе сказала бабушка, - сейчас вытрем, и пошла за полотенцем.

Вышла, неся в руках небольшое махровое полотенце, протянула его внуку, а сама, повернувшись к незнакомой девчушке спросила:

- Как тебя зовут?

- Леська, - чуть смущенно представилась девочка.

- Это значит Олеся? – переспросила Мишкина бабушка.

Та только тряхнула своей головой. Мишка тщательно вытирал мокрые коленки.

- А меня зовут Вера Ивановна, но можно просто баба Вера.

Мишке стало весело. Его любимая бабушка и вдруг баба Вера. Прямо, как соседка баба Маша, которая частенько к ним в гости по вечерам приходит, и они с бабушкой закрываются на кухне. Тогда Мишке приходится одному смотреть любимую передачу.

- Ну, Олеся, пойдем тогда чай пить с блинами, - отвлекла бабушка Мишку от мыслей.

- Спасибо, - Леська снова мотнула головой, - я не голодная.

- Пойдем, пойдем, - не принимая во внимание Леськино заявление, бабушка легонько подталкивала девочку к дому.

Мишка ободряюще взял новую знакомую за руку и повел на кухню, тараторя при этом:

-Пойдем, бабушка самые вкусные блины печет, будем их со сгущенкой, медом и вареньем.

За столом Леська сидела притихшая пока бабушка наливала им чай, раздавала блюдца, чайные ложечки, ставила красивые мисочки, да большое блюдо с высокой стопкой ароматных, ажурных блинов.

Мишка по привычке ухватил самый первый, горячий блин и свернул его трубочкой.

И тут посмотрел на Леську, та немного растеряно поглядывала то на блюдо с блинами, то на стоящую рядом кружку с лисичкой.

Бабушка взяла в руки ножницы.

- Пойду в огород зелени нарежу на обед, - и вышла, оставив их одних.

- Куфай, - сказал набитым ртом Мишка растерянной Леське, и прожевав предложил, - хочешь я тебе сверну блинчик?

- Нет, - тряхнула головой Леська и храбро потянулась к блинам, - я сама.

И свернула верхний блинчик уголком.

- А я люблю трубочкой сворачивать, - заметил Мишка и тут же свернул блинчик и макнул его в сгущенку и продолжил, - и сгущенку.

Леська улыбнулась и приняла игру:

- А я люблю складывать блинчики уголком, - и макая его в мед продолжила, - и с медом!

- А давай теперь я буду складывать уголком и макать в мед, а ты свернешь в трубочку и макнешь в сгущенку? – предложил жующий Мишка.

Леська кивнула и свернула блинчик трубочкой.

На следующий обмен их не хватило.

- Я сейчас лопну, - сказала девочка, откинувшись на спинку стула.

- Я тоже, - согласился с ней Мишка.

- Ну, что, наелись? – на кухне возникла бабушка, держа зелень в руке, - бегите, играйте да не забудьте, что за забором велосипед валяется.

И ребята побежали на улицу. Велосипед действительно завалился. Леська подняла его, и хотела было сесть.

- А хочешь на велосипеде покататься? – вдруг спросила она у Мишки.

Тот, конечно же, хотел прокатиться на красивом, новеньком велосипеде.

- Это мне новый папа купил, - сказала странные слова Леська, пока Мишка садился на велосипед.

«Это она, наверное, ошиблась. Это она, наверное, хотела сказать, что велосипед новый, а не папа», - рассуждал про себя мальчик, крутя педали блестящего велосипеда.

Потом они вместе сгоняли к реке. Мишка пожаловался, что ему одному бабушка не разрешает к реке ходить.

- А ты уже не один, мы теперь вдвоем, - обрадовала его Леська.

И Мишка с радостью согласился, да подивился, какая она умная.

С речки они возвращались, катя велосипед, а сами шли пешком. Мишка рассказывал о кораблях, любимом фильме. Даже о том, что они собирались с дедушкой выстругать сами кораблик, да дедушку увезли в больницу. Леська очень жалела Мишкиного дедушку, да уверяла, что когда он выздоровеет, то они с Мишкой сделают самый лучший корабль.

Леська жила в доме рядом с домом бабы Маши, как раз когда они подходили к дому, мама Леськина ходила ее звала. Мишка побоялся подойти и познакомиться, потому, что та очень ругалась на Леську. Только и успел махнуть ей рукой. Девочка катила велосипед да вжимала голову в плечи.

Лето летело быстро. Мишка с Леськой ловили бабочек, любовались их цветными крылышками, да зарисовывали их в большом общем альбоме цветными карандашами, а потом выпускали их на лугу за Мишкиным домом. Катались на велосипеде, строили большую рыцарскую башню в песке у реки, куда ходили с бабушкой. Купались по очереди в большом желтом надувном кругу, а потом ждали друг друга, греясь на солнышке сидя на цветном полотенце. Бабушка научила Леську затевать тесто для блинов. А еще они с Леськой, с разрешения бабушки, в большом, высоком, раскидистом кустарнике сирени задумали построить шалаш. В ход шли все досточки, широкие палки и найденной на чердаке большой почтовый ящик. Леська шалаш называла «штабом». Мишке очень нравилось. Они часто там пропадали и все улучшали, расстраивали, ремонтировали. В конечном счете, они могли вдвоем там помещаться, совершенно не толкаясь и не мешаясь друг другу. Иногда они придумывали веселые истории, а иногда рассказывали и грустные. Так Мишка и узнал, что Леську забрали из детского дома. Выяснилось, что есть такие дома, куда отвозят детей, если у них пропадают родители. А Леськины погибли. Оказалось, их машина упала, и они умерли. Потом приехала чужая тетя и отвезла ее в такой детский дом. А там живут все детки, ожидая, когда их заберут в другие семьи. Вот и Леську уже два раза забирали и снова возвращали обратно. Мишке было очень-очень жаль Леську. Особенно сильно его сердечко сжималось, когда Леська говорила, что и эти новые ее родители ее обязательно вернут в детский дом. Почему она так считала, он не знал, но верил ей.

Вечером, как обычно проводив Леську домой, он уже помыл ноги, почистил зубки и ждал когда начнутся «Баюшки», бабушка вдруг спросила:

- Мишенька, а ты обратил внимание, что твой цветочек собирается зацвести?

Ух, как Мишке стало стыдно, он совершенно забыл про цветочек, про Жар-птицу, про желание, да и про дедушку совершенно забыл. Уже в постели он размышлял: можно ли перезагадать желание. Иногда ему казалось, что можно, а потом, подумав, он испугался, что так испортит свое первое желание и дедушка не выздоровеет. А он очень-очень хотел, чтобы дедушка выздоровел. Мишка промучился всю ночь, так ни чего не решив. А утром у него подскочила температура. И бабушка перепуганная вызвала врача. Приходила тетенька с усталыми глазами, успокоила бабушку - сказала, что обычная простуда. Назначила лекарство, полоскать горло и пить чай с малиной. И постельный режим. Мишка слышал, как забегала к нему Леська и что бабушка ее не пустила, сказала, что он болеет. Мальчик очень расстроился, но потом выпил лекарство и уснул.

Два дня Мишка просыпался, пил лекарства, полоскал горло и снова засыпал. Потом, в одно утро он проснулся и понял, что ему уже лучше. Хотел было побежать к Леське, рассказать, что он выздоровел, но бабушка его не пустила, да еще и отругала.

А в обед, когда он с удовольствием кушал свой любимый суп с клецками в дом вошел дедушка. От радости Мишка так быстро выскочил из-за стола, даже остатки супа разлил. Повис у дедушки на шее и крепко-крепко обнимал. Следом зашли мама с папой, но он так и продолжал висеть, обнимая дедушку.

За столом шли разговоры взрослых. Мишка почти, что их не слышал, только сидел тихонечко рядом с дедушкой, да сжимал его руку в своей ладони. Так чуть и не уснул сидя, да тут бабушка сказала:

- Ты, Мишенька, сходил бы проводил свою подружку. Они сегодня уезжают.

Мишка сначала не понял, а потом вдруг подумал: «Наверное, Леську едут в детский дом сдавать!».

И сорвался с места.

Как он подбежал к заветному цветочку, как сорвал его и как летел по тропинке к Леськиному дому, он не помнил.

Опомнился возле окрашенной серой краской двери. Чуть замялся и постучал кулаком, что есть силы.

Дверь открыла Леськина мама и Мишка выпалил:

- Вот! Возьмите! - и протянул ей цветок, - Он волшебный! Только не отдавайте Леську в детский дом!

Леськина мама стояла и хлопала глазами.

И вдруг Мишка подумал, что уже все, поздно. Они ее уже, наверное, отвезли и сдали. И вдруг защипало в носу, глаза зачесались и стали мокрыми.

Тут в дверях появилась и сама Леська:

- Мишка! - обрадованно воскликнула Леська и, увидав в его руке цветок, тут же спросила, - это твой волшебный цветочек такой красивый?

Мишка ладошкой вытер мокрые щеки. А Леська не давая ему опомниться, ухватила за руку и потащила за собой в дом.

Там показывая на собранные сумки, рассказывала, что они собираются уезжать. Мишка ходил, слушал и вдруг выдернул свою руку из маленькой теплой ладошки, и побежал обратно к Леськиной маме. Та поставила сорванный Мишкой цветочек в узкий стаканчик на стол и задумчиво на него смотрела.

Встал перед ней и, опустив глаза вниз, чтоб не разреветься, произнес:

- Вы не отдавайте Леську обратно в детский дом! Пожалуйста! Она хорошая! А ей там плохо!

- Ну, что ты милый! - Леськина мама приобняла его, присела на корточки и, глядя ему в глаза сказала, - мы ее ни когда не отдадим обратно, обещаю! В следующем году, летом мы все вместе, с Олесей, снова приедем отдыхать сюда. И вы встретитесь!

И тут, сквозь слезы Мишке вдруг показалось, что над ними ярко вспыхнуло алым, и появилась Жар-Птица, взмахнула своими крыльями, подмигнула Мишке и тут же исчезла.

Мишка вытер наворачивающиеся слезы, улыбнулся и сказал:

- Спасибо!

Он говорил это и волшебной Жар-Птице, и Леськиной маме, и своей новой и такой хорошей подруге.

Через час подъехала машина, он, как настоящий мужчина, помог донести Леське ее рюкзак и большую сумку. Удивленно смотрел, как Леськин папа загружает прямо на крышу автомобиля Леськин блестящий велосипед. А потом бежал следом по пылившей дороге и махал ладошкой, улыбался и представлял, как следующим летом они снова встретятся.