Сказки старого воробья

Сказки старого воробья.
Сказка о том, как Зима всех обманула.
Однажды в ноябре с неба полетели снежинки.
- Смотрите, смотрите! Что это? – закричал воробышек Евсейка.
Старый воробей Авдей, оторвавшись от хлебных крошек, которые валялись на земле, пробормотал:
- Э, братцы, да ведь это снег!
- Дедушка, но ведь сейчас ноябрь! – сказал Евсейка.
- Да, да, дедушка, почему это зима так рано пришла? – подхватили молодые воробьи.
- Ноябрь – сентябрю внук, октябрю сын, а зиме – родной батюшка, - сказал Авдей. - Так что, снег в ноябре часто выпадает.
Снежинки всё падали и падали с неба, и вскоре под снегом оказались все тротуары и дорожки в парке.
Стало холодно. Воробьи спрятались под крышей дома. Они сидели печальные, взъерошенные. Изредка кто-нибудь выглядывал в щёлочку, в надежде, что снег перестанет падать.
- Ох, трудные времена наступают! – вздохнул воробей Михей.
- И не говори! – поддержали его воробьи.
Воробышек Евсейка полюбопытствовал у мамы:
- А почему зима так рано пришла?
Тут в разговор вмешался самый задиристый воробей Дорофей.
- А вот пусть об этом нам дед Авдей расскажет!
И все воробьи разом загалдели:
- Расскажи, расскажи нам, дедушка!
- Что ж, садитесь поудобнее и слушайте.
И Авдей начал рассказ...
Решили однажды Весна, Лето, Осень и Зима разделить между собой все дни в году. Весна сказала:
- Согласитесь, что я – самое прекрасное время года. Когда я прихожу, то солнышко сильнее греет, снег начинает таять, расцветают цветы, просыпаются звери, прилетают птицы.
Согласно закивали ей в ответ Лето и Осень:
- Конечно, все так ждут тебя, так радуются твоему приходу!
- Поэтому и должна я царствовать на Земле долго, - сказала Весна.
И достались ей: апрель – с тридцатью днями, март и май – по тридцать одному дню. Всего получилось девяносто два дня.
Лето сказало:
- Я - тоже прекрасное время года. Когда я прихожу, то солнышко греет ещё сильнее, луга покрываются разноцветными коврами, ягоды начинают созревать, так что, я нисколько не хуже Весны.
Так и достались Лету: июнь - с тридцатью днями, июль и август – по тридцать одному дню. Всего - девяносто два дня, как и у Весны.
Поняла Осень, что похвастать ей нечем, и заплакала горькими слезами.
- Вечно ты плачешь, а ведь слезами горю не поможешь! - сказали Лето и Весна.
- Так обидно же, мне мало дней остаётся! А ведь когда я прихожу, то на деревьях плоды созревают и листья разноцветными становятся!
- Листья–то разноцветные, да облетают быстро! – сказало Лето. - Солнышко редко выглядывает, дожди льют всё время…
- Давай сократим твоё пребывание только на один день! – предложила Весна.
Осень хоть и обиделась, но согласилась.
И достались Осени: сентябрь и ноябрь по тридцать дней, октябрь – тридцать один день, итого - девяносто один.
«Ну, мне-то теперь дней меньше всех достанется, - подумала Зима. - Ладно, послушаю, что они скажут на мой счёт».
- Признай, Зима, - сказали Весна и Лето, - что ты – самое невесёлое время года. Метель воет, морозы трещат. Прячутся от тебя все и с нетерпением ждут Весну. Пусть декабрь и январь будут у тебя по тридцать одному дню, а февраль станет короче всех месяцев – двадцать восемь дней.
- Ну уж нет! – воскликнула Зима. - Не хочу, чтобы у меня дней меньше всех было!
- Давай мы дадим тебе ещё один день в феврале! – предложили Весна, Лето и Осень.
- Это один раз в четыре года вы мне будете давать дополнительный день? – возмутилась Зима. - Нет, не согласна я с вами! Несправедливо вы дни поделили! Чем это вы меня лучше?
Она приосанилась и сказала:
- Я - белая и пушистая, всю грязь весеннюю и осеннюю прячу! Не хочу я такого распределения дней!
Хлопнула Зима дверью и ушла. Не согласилась она с Летом, Весной и Осенью, и с тех пор как может, так и обманывает их.
Не успеет Осень закончиться, а Зима тут как тут. Ветром холодным завывает, снегом дороги заметает, льдом реки сковывает.
Плачет Осень, а ничего со злобной Зимой сделать не может. Застывают осенние слёзы на морозе, дороги ледяной коркой покрываются, люди падают, сердятся на Зиму, а той хоть бы что. Радуется она, что дни у Осени обманом взяла. Хозяйничает вовсю! Заметает землю снегом. Ни одного зёрнышка, ни одной крошки не найти тогда птицам.
- Бессердечная Зима, злая, никого-то ей не жалко! – сказал Евсейка.
- Хорошо тем зверям, что ушли поздней осенью на зимовку, да тем, кто запасы на зиму сделал, - сказал воробей Тимофей.
- Дедушка, неужели, все на свете Зиму боятся? - спросил Евсейка.
- Есть птицы, которые её не боятся, они даже птенцов выводят в феврале, несмотря на морозы! – сказал дед Авдей.
- Что это за птицы такие, бесстрашные? – заинтересовались воробьи.
- Это клесты. Стенки гнёзд у них толстые, внутри выстилают они их шерстью и пухом, вплетают туда мох. Снаружи гнёзда закрыты плотной ледяной коркой, которая защищает от ветра. А чтобы в гнездо не падал снег, птицы вьют их под лапами хвойных деревьев. Мамы сидят в гнезде, согревают птенцов, а папы кормят всех семенами сосен и елей. Не страшна им Зима, весело поют эти птички в лютый мороз!
- Надо же, какие удивительные, храбрые птицы! – сказал воробей Михей.
- Дальше-то слушать будете? – спросил старый воробей.
- Конечно! Рассказывай!
- Но вот подходит к концу царствование Зимы, пора ей уходить, а она не торопится. На Весну злится. Синички начинают петь весёлые песни, встречая Весну, а Зима им грозит:
- Ишь вы, храбрые какие! Рано радуетесь!
Да такой мороз напустит на землю в марте, что все от неё прячутся.
Появятся первые подснежники, а Зима их холодом своим морозить начинает.
Подышит Весна теплом, и снова бесстрашные цветы выглядывают из-под снега, радуясь солнышку, щебету птиц и ласковому ветерку.
Оденет Весна в апреле нежной листвой деревья, а Зима снова тут как тут! Снегом заметёт их и радуется. Долго приходится Весне со злой Зимой бороться.
Ох, и радуется обманщица:
- Я всех умнее и хитрее оказалась! Отняла дни у Весны и у Осени. Дольше всех теперь я на Земле царствую!
Но не бесконечно же властвовать Зиме! Ворчит она, но уступает место Весне.
Не решается только Зима Лето трогать: уж очень жаркое оно, никак ей с ним не справиться…
Заслушались воробышки старого воробья, размечтались о весенних деньках.
- Так, когда же Весна придёт, дедушка?
- Придётся потерпеть, мои милые! Зима только начинает своё наступление на Осень, но скоро придёт её законное время, и тогда только держись, долго ещё будет властвовать она. Холодно и голодно будет.
- Может быть, нам кто-нибудь поможет? – нерешительно сказал Евсейка.
- Будем надеяться, что ребята сделают кормушки.

Сказка о глупом короле.
Собрались как-то зимним вечером воробьи все вместе, сели поближе друг к другу.
- Дедушка, расскажи какую-нибудь сказку! - попросили они старого воробья Авдея.
А дед в ответ:
- Слушайте!.. Было это давным-давно. В одной дальней стране, заморской стороне, придворные как-то сказали королю:
- Ваше Величество, знаете ли ты, сколько зерна съедают птицы? Один только воробей за год - полкило зёрен!
- Да их же у нас несколько тысяч! – вскричал король. - Сколько же каждый год зерна пропадает!
Дал он своим министрам задание:
- Посчитайте, сколько зерна съедают в год все птицы в моём государстве!
Подсчитали министры, ужаснулись!
- Вот откуда все наши беды! А ведь птицы не только зерно клюют, а ещё ягоды черешни и вишни портят! Большой ущерб они нам приносят! Что же мы будем делать?
Долго думали и придумали... Издали указ, в котором говорилось: "Отныне все птицы изгоняются из королевства!"
Зачитали указ глашатаи на всех площадях, во всех лесах. Услышали это птицы и начали просить короля:
- Не выгоняйте нас, ведь детки у нас ещё маленькие, крылышки у них не окрепли, трудно им будет в пути!
Но король был неумолим:
- Знать ничего не хочу! Убирайтесь вон из моего государства!
- Дедушка! – прервал рассказ старого воробья Евсейка. - Какой же король безжалостный и глупый! Неужели птицы ничего не смогли сделать?
- Кто с королём спорить будет? Приказ есть приказ! - сказал дед Авдей. - Делать нечего, собрались птицы в путь-дорогу. Летели долго, приходилось из-за маленьких птенчиков всё время останавливаться, чтобы дать им возможность отдохнуть. Прилетели они в соседнее государство. Выслушали их птицы, пожалели и приютили у себя.
А как же король и его министры? Радовались они, что избавились от птиц.
- Огромный урожай у нас теперь будет!
Да не тут-то было. Узнали жуки и гусеницы о том, что прогнали всех птиц из королевства, обрадовались. Какая прекрасная жизнь у них настала! Не надо больше никого бояться, не надо прятаться, можно вволю поесть. И принялись они за работу.
День грызут, другой, третий. Заметили люди, что на полях, в садах и огородах листвы всё меньше и меньше становится. Начали они уничтожать вредителей, да куда там! У птиц это быстрей получалось.
Поняли люди, что не справиться им одним и попросили короля:
- Верните птиц, плохо без них!
Но король их и слушать не хочет.
- Не буду я птиц возвращать, они много зерна съедают!
Смотрят люди на свои огороды, поля, сады: листвы всё меньше и меньше становится.
- Подойдёт к концу лето, - сетуют они, - а в огородах не будет ни репы, ни моркови, а в полях ни пшеницы, ни ячменя.
Обратились жители опять к королю:
- Верните птиц, без них неурожай будет во всём королевстве!
И вот только тогда вдруг понял король, что был неправ.
- Что же мне теперь делать? - спросил он министров.
А те ему в ответ:
- Напишите королевский указ, чтобы птицы к нам вернулись.
Издал король такой указ.
Маленький жучок, который случайно оказался в королевских покоях, услышал весь разговор короля с министрами. Расправил он крылья и полетел в сад.
- Братцы! Беда! Король хочет всех птиц вернуть! Я и указ сам видел. Что же нам делать?
- Как это - что? – сказали гусеницы и жуки. - Сгрызём указ!
Сказано–сделано. Пробрались гусеницы и жуки во дворец, нашли бумагу, на которой указ был написан и сгрызли её быстро, да так, что ни крошечки не осталось, как будто и не было никакого указа.
Хотел король отправить указ в соседнее государство, да не тут-то было! Был указ, писали вчера, а сегодня нет ничего, кроме сургучной печати.
- Да ведь это гусеницы и жуки во дворец проникли и всё съели, - догадался король.
Огорчился он:
- Придётся мне самому, видно, ехать, просить птиц вернуться.
Собрался он в путь-дорогу. Поехал в карете. А гусеницы и жуки ему в глаза, рот и нос набиваются, под одежду лезут. Кое-как он от них отбился.
Приехал король в соседнее государство, с поклоном к птицам обратился:
- Неправ я был, простите меня. Без вас нашему государству очень трудно. Совсем нет нам житья от жуков и гусениц! Возвращайтесь домой!
Обрадовались птицы и полетели домой, как только услышали его просьбу.
Король ещё во дворец не приехал, а птицы уже вперед его прилетели.
Обрадовались они тому, что в родные места вернулись! Стали гусениц да жуков ловить. Много насекомых уничтожили.
Появились вскоре на деревьях новые листья, зазеленели поля. А осенью люди собрали хороший урожай.
- Вот, какие мы, оказывается, птицы – важные и нужные! – обрадовались воробышки. - Да без нас ни одна страна не может обойтись!
- В благодарность люди нам, птицам, даже памятники ставят.
- Памятники? А где? – закричали воробьи.
- Давайте спать, а завтра я вам всё расскажу! – сказал дед.

Сказка про щегла.
- Дедушка, почему щеглы такие красивые, а мы – не очень? - спросил воробышек Евсейка старого воробья Авдея. - Как бы мне хотелось быть таким же красивым!
- Знаешь, малыш, именно в том наше счастье, что нет у нас таких красивых пёрышек! Щеглов ловят люди из-за красивого оперения. Сидят они потом в клетке, а мы находимся на свободе.
- Но ведь они всё время в тепле, их кормят, а мы мёрзнем и сами вынуждены добывать себе корм.
- Вот послушай историю про моего знакомого щегла, и ты многое поймёшь, - сказал старый воробей…
Увидел как-то щеглёнок много семян, обрадовался.
- Наемся теперь я досыта!
Но вдруг что-то щёлкнуло, и он оказался в ловушке.
- Мама, папа, помогите мне выбраться отсюда! - испуганно закричал щеглёнок.
Подлетели родители, увидели, что их сын попал в ловушку, опечалились.
- Не сможем мы тебя отсюда вызволить!
Вскоре на полянке показался старик.
- Ага, попался, голубчик! - сказал он и снял клетку с куста.
Понял птенчик, что видит своих родителей в последний раз и горько заплакал.
- Что же теперь меня ждёт?
Старик принёс клетку на рынок. Щеглёнок вдруг увидел множество птиц, которых в своём лесу никогда не видел. Были здесь и волнистые попугайчики из Австралии, и жако из Африки, и амазонки из Южной Америки.
Увидели птицы испуг в его глазах и стали успокаивать:
- Не бойся! Мы живём всю жизнь в клетках, в домах у людей, о нас заботятся, нас кормят, и мы довольны!
Но щеглёнок с тревогой смотрел по сторонам и ждал: «Что же будет дальше?»
Подошли к старику мальчик с папой. Увидел Петя щеглёнка в клетке и сказал:
- Папа, купи мне его! Смотри, какой он красивый!
Купил папа щеглёнка Пете, и тот понёс его домой. Заметался птенчик по клетке из стороны в сторону, испугался.
- Не волнуйся! У нас тебе будет хорошо! - сказал Петя.
Дома мальчик угостил его семечками, и щеглёнок успокоился.
Вечером он долго не мог заснуть, ему всё чудился шелест ветвей в лесу, щебет братьев и сестёр, голос мамы.
На следующий день Петя похвастался другу:
- А мне папа щегла вчера купил!
- Ой, покажи!- попросил его Коля.
Пришли они домой к Пете, полюбовались на птичку. А потом Коля вдруг взглянул в окно и увидел стайку щеглов. Те смотрели на клетку и тревожно щебетали, а щеглёнок заметался по клетке.
- Смотри, - сказал Коля, - да ведь это его семья! Он непременно должен быть с ними! Я слышал от бабушки, что 7 апреля люди всегда выпускали птиц на волю! Давай, выпустим и твоего щегла!
Взяли мальчики клетку, выбежали на улицу, открыли дверцу. Быстро выпорхнул щеглёнок из клетки и присоединился к родным.
- Я рад, что хорошо закончилась эта история, - сказал Евсейка дедушке. - И вправду, лучше быть на воле вместе со своей семьёй.

Звёздный ворон.
- Дедушка, расскажи нам сказку, - попросили воробьи старого Авдея.
- Что ж, слушайте…
И старый воробей начал рассказ.
- История, которую я хочу вам поведать, случилась очень давно...
Однажды маленькая птичка Кедровка взглянула на солнце и прошептала испуганно:
- Ой, мама, смотри-ка, солнышко сломалось.
Мама-Кедровка взглянула на небо. Там, у самого горизонта, действительно, виднелась только половина солнца.
- Не бойся, милое дитя, - сказала она. - Просто солнышко ненадолго уходит от нас. Утром оно вернётся. Спи.
Но маленькая Кедровка не могла успокоиться.
- Сейчас будет темно…
- Ну что ты. Солнышко уходит, но вслед за ним на небе появятся звёзды, и будут светить вместо него. Смотри-ка, вот они!
- Ой, какие красивые! – воскликнула маленькая Кедровка.
Услышав её слова, звёзды засияли ещё ярче.
- Мама, вот ты говорила, что к солнцу нельзя подлетать близко…
- Конечно, можно обжечь крылышки.
- А к звёздам можно подлетать?
- Ни одна птица никогда не рискнула бы это сделать.
- Почему?
- Говорят, что звёзды - это осколки других солнц, поэтому они также горячи.
Маленькая Кедровка задумалась, а потом сказала:
- А я рискну.
- Спи, моя храбрая дочка, закрывай глазки, - улыбнулась мама.
- Обязательно рискну, - пробормотала маленькая Кедровка и заснула.
А мама-Кедровка полетела к Ворону.
- Ты очень мудрый, подскажи мне, что делать, - сказала она. - Я тревожусь за свою дочку: она решила полететь к звёздам, а это очень опасно…
Ворон задумался, и через некоторое время произнёс:
- Тебе помогут Светлячки.
- Как? - удивилась Кедровка.
- Попроси их покрасить твоей дочке пёрышки. А утром, когда она проснётся, скажешь ей, что ночью она летала в звёздам, и несколько самых лёгких и маленьких прилипли к её телу.
- Спасибо тебе за совет, мудрый Ворон, - обрадовалась Кедровка и полетела к Светлячкам…
Утром, увидев маленькие светлые точки на своих пёрышках, маленькая Кедровка удивилась.
- Мама, откуда они?
- Ночью ты летала к звёздам и забрала с собой несколько штук.
Маленькая Кедровка засомневалась:
- А почему я не помню об этом?
- Иногда бывает так, что забываешь о том, что было ночью. Это называют лунатизмом.
И дочка поверила маме.
Шло время… Маленькая Кедровка выросла, стала взрослой и вот что удивительно, на пёрышках её птенцов всегда появлялись маленькие звёздочки.
Старший сын Кедровки был очень любознательным, он часто летал за советом к мудрому Ворону, а потом и сам стал давать птицам советы. За это его так и стали называть "Звёздный ворон", а позже уже и всех кедровок стали называть звёздными вОронами.
Старый воробей немного помолчал, а потом продолжил:
- В 2013 году в городе Томске поставили памятник птице кедровке.
- Ей поставили памятник за то, что она давала мудрые советы? – спросил воробей Евсейка.
- Не только за это. Кедровка делает полезное дело: она разносит семена кедровой сосны.
- Интересная сказка, - сказал Дорофей. - А вот мне всегда было любопытно, откуда у нас, воробьёв, на пёрышках появились полоски?
- Об этом я вам расскажу как-нибудь в другой раз, - сказал дед Авдей.

Как Зима птиц раскрашивала.
- Дедушка, а ты знаешь, почему у нас пёрышки такой окраски? – обратился к старому воробью Авдею воробышек Евсейка.
- Конечно, знаю.
- Ой, расскажи, - попросили воробьи.
- Ну что ж, садитесь поудобнее да слушайте…
Подарил как-то Старик-Годовик дочерям своим краски и сказал:
- А ну-ка, дочери мои славные, раскрасьте-ка всё, что хотите, на свой вкус.
И начали Весна, Лето и Осень раскрашивать везде листву, траву, цветы.
Настала очередь Зимы, задумалась она: «Что же мне раскрашивать? Листва вся облетела, цветы исчезли».
И решила она птиц раскрасить...
А надо вам сказать, что птицы раньше все белыми были, - пояснил дед Авдей.
- Так вот, увидела Зима щеглов, да и говорит им:
- Что ж это вы все белые, как снег. Давайте я вас разукрашу во все цвета радуги.
Обрадовались щеглы, начали пёрышки свои Зиме подставлять. То одним боком повернутся, то другим. Смотрят друг на друга, не нарадуются, и Зима любуется своей работой.
Увидели синички щеглов и говорят Зиме:
- Мы тоже хотим красивыми быть.
- А как вас разукрасить, подскажите, - сказала Зима.
Загалдели синички все разом:
- Нравятся нам подсолнушки, а ещё больше - семена их. Раскрась нас в жёлтые и чёрные цвета.
Подумала Зимушка, а потом решила:
- Так и быть, сделаю я вам жёлтые жилетки под цвет лепестков, а галстучки и шапочки чёрным раскрашу.
Обрадовались синички:
- Это будет то, что надо.
Только некоторые запротестовали:
- Не хотим чёрный цвет, сделай нам лазоревый – под цвет неба.
Раскрасила их Зима, и затренькали синички весело:
- Спасибо тебе, Зимушка!
А вслед за ними и снегири к ней прилетели, тоже захотели красивыми быть.
- Раскрашу-ка я вам грудки красным цветом, - сказала Зима. - И будете вы, словно яблочки румяные.
Вскоре снегири такими прекрасными стали, что другие птицы им позавидовали. А снегири от гордости распушились, и впрямь, на яблочки стали похожи.
Много ещё птиц к Зиме прилетело: всем хотелось красивыми стать. Никого не обделила Зима, щедро краски свои раздарила и дятлам, и чижикам, и сойкам.
Вот только когда воробьи прилетели, увидела Зима, что красок-то ярких у неё совсем не осталось.
Расстроилась она: « Как быть?», а потом решила: «Раскрашу я их пёрышки коричневыми красками разных оттенков, потом добавлю немного чёрного и белого, и будут они красивыми тоже…
Дед Авдей замолчал.
- Так вот, значит, как было дело, - задумчиво произнёс воробей Дорофей.
- Дедушка, выходит, что ворОны да вОроны позже всех прилетели, раз им красок ещё меньше досталось, - сказал воробушек Евсейка.
- Молодец, внучок, догадался, - сказал дед Авдей. - Да, так всё и было, только вот среди ворОн оказались те, кто не захотел пёрышки красить, и стали их называть белыми ворОнами.
- Белые ворОны? - удивился воробей Михей. - Ни разу не видел таких.
- Расскажу я вам о них как-нибудь сказку.
- Дедушка, - сказал Евсейка, - а у Зимы на всех птиц краски хватило?
- Нет, конечно. Лебеди, цапли, журавли, гуси да полярные куропатки белыми остались.