Цветочный лось

Цветочный лось
Цветочный лось замер на краю тропы и слушал утренний лес. Издалека, со стороны города чуть различимо раздавался лай собак. А здесь, в зеленом мире Сибирии жизнь текла свои чередом. Это лето, в отличии от прошлого было живым и солнечным. Каждый день начинался с проливного дождя, затем трудяга ветер пробегался по окрестностям, подсушивая косы деревьев, и вот оно раннее всеми любимое солнце.
Осиновка
Когда в лесу порядок, цветочный лось может просто стоять и смотреть. Его рога тянутся к солнцу и наливаются силой, как, впрочем, и все вокруг. Рядом шелестит птичье дерево – осиновка.
Птицы – листья никогда не спят. Они всегда готовы принести на своих крыльях готовое решение. Если отдать им вопрос, то они, прошелестев пару минут, дают тебе ответ. Конечно не всем ответ нравится, но это уже другой разговор.
Осенью желтолистные красиво вылетают из своих веток – гнезд и становятся мудростью земли. В прошлом году, когда великий Смог испортил лето и чуть не загубил лес, осиновки нашелестели множество правильных решений. Возможно без них сейчас все было иначе, и многие не стояли бы на краю живой тропы, впитывая утренние капли дождя.

Тропа
У тропы была своя жизнь. Она шла, куда хотела. Каждый метр лесной дороги – это она. Каждый идущий – это ее друг. Встречаются конечно и враги, но это гораздо реже. С ними бывают интересные истории. Тропа всегда знает куда вести, жаль, что не все идут.
Однако прошлогодняя тропа сама запуталась в своих маршрутах из-за черного морока, вот была неразбериха. Пасечник выходил к старой шахте, коровы оставались ночевать в логу, а не возвращались к своим хозяевам, даже детям, бегавшим на берег реки, досталось. Хорошо, хоть осиновки помогли, нашелестели правильную дорогу, а то быть беде.

Белая голова
Все знали, что он главный экологический вестник. Раньше вестей было не много. Лишь изредка, когда на леса нападали пожары, Белоголовник предупреждал лес и все успевали подготовиться: звери уходили ближе к воде, а те, кто живет на одном месте поглубже прятали свои семена и корни. Но в последнее время всё поменялось. Человек строил новый мир, не понимая старого. Лес должен был сохранить мир. И человека.
Белоголовник первым понял, что Смог распоясался. На белой голове душистого цветка появились черные точки, утяжелявшие мысли. С самого начала лета солнце пряталось за серой пеленой смога, но лес не вмешивался, потому что люди справлялись.
Теперь уже смог становился опасным, Белоголовник передал травам эту новость. Все решили собрать совет. В лесу, где у трав и деревьев постоянное место жительство, совет проводить легко. Никого не нужно искать, собирать. Главное дать знак.
Звонари колокольчики начинают наигрывать мелодию тишины и через несколько минут лес затихает. Все птицы рассаживаются по ветвям, усмиряя птенцов. Все звери останавливаются, чтобы ничего не пропустить. Пока играла мелодия тишины Белоголовник успел покрыться чернотой наполовину, настолько стремительно Смог набирал силу.
Совет леса
Совет начался. Цветочный Лось задавал вопросы, Белоголовник отвечал.
- Кто на этот раз вырвался из рук человека?
- Смог.
- Но они же приручили его?
- Нет. Смог набрал силу, его стало слишком много. И если его не остановить…
В общем то без слов было понятно, чем это грозит. Нежные соцветия лесных жителей начали вянуть от духоты, наполненной ядовитым смогом.
- Всем думать! – провозгласил как обычно Цветочный Лось.
Лес зашелестел. Травы клонились макушками друг к другу, осиновки мягко шелестели. Ели и сосны неуловимо гудели. Даже старые пни кряхтели и вспоминали пережитый опыт, пытаясь со дна древесной памяти достать подходящее решение. Весь лес искал ответ.
Цветочный Лось слушал.

Колючие
Осока и Чертополох, как обычно ворчали, растопыривая свои колючки в разные стороны, им вторил Репей, который готов думать чужими мыслями, а ядовитый Вех, покачивая белым зонтиком, хмурился и многозначительно смотрел вдаль.
– Сколько можно терпеть этих людишек! – бормотала чуть слышно Осока.
– Так глядишь они совсем нас переведут – отвечал Чертополох.
– Почему же молчат городские травы и деревья? – многозначительно спросил ядовитый Вех.

Цветочный Лось навострил уши. И правда, городские обычно предупреждают об опасности. Что же такого у них случилось? Пока совет леса продолжал думать, лось лёгким движением цветочных рогов направил бабочку к стрижам, чтобы те как следует всё разузнали.

Стрижи
Стрижи выслушали дрожащую бабочку, с которой на период совета было установлено перемирие. И два самых быстрых крыла отправились в город.
То, что увидел Быстрокрыл напугало его.
По городу суетливо, размахивая руками бегали люди с какими-то белыми повязками на лицах. Деревья и травы обвисли, под тяжестью черного налета.
В городе, посередине большого полигона стояло длинное здание с надписью: «Завод переработки». Его венчала гигантская труба. Из трубы валил черный дым.
В ярко синем небе Смог клубился и принимал различные очертания, как будто пытаясь найти для себя лучшую форму. Форму, которая будет губить все вокруг. Постепенно легкие крылья стрижа начали становиться тяжелее. Он понял, что нужно возвращаться в лес.

Совет продолжается
Когда стриж вылетел на тропу, то упал без сил. Отравление смогом оказалось очень тяжелым. Лес взялся за работу – ветер выдул остатки городского яда из перьев стрижа, подорожник аккуратно обернул его своими листьями, а деревья бережно окружили Быстрокрыла своими ветвями, выделяя кислород.

После кислородной маски стриж начал говорить. Лес слушал. Теперь стало понятно, откуда идет Смог. Но как его остановить? Судя по всему, люди не могут справиться сами.
Сосна, глядя своими игольчатыми ветками в небо сказала:
– Когда в лесу беспорядок – на помощь приходят бобры и чистят лес. Также свою работу делают волки, поедая падаль. Сейчас воздух грязен. Нужно его очистить. Если смог выходит из трубы, значит нужно чтобы он выходил оттуда чистым.

Решение
Лось взял слово.
– Спасибо лес. У нас мало времени. Сейчас всем нужно объединиться. Животные и птицы – наши ноги и крылья. Им нужно в город. Но там ядовитый воздух.
Листья повсеместно зашевелились:
– Мы отдадим свои листья, пусть сделают им маски, и они смогут дышать в городе.
Хорошо, – сказал лось, – когда они придут на место, нужно будет усмирить Смог. Если труба его питает, значит нужно её обезвредить.
Хвойные деревья зашумели. Кедр сказал:
– Мы готовы дать свои ветви, которые чистят воздух. Пусть белки и другие грызуны сплетут большой хвойный круг, пауки укрепят его своими нитями, а сильные волки отнесут его в город.
Тут встрепенулся черный сокол:
–Мы готовы идти в бой со Смогом. Мои птицы поднимут очиститель на трубу. Мы перекроем дыхание Смога.
Решено, – подытожил Цветочный Лось.

Работа леса
Пока шёл совет ядовитый воздух просочился в лес, но предприимчивые лиственные с помощью грызунов создали маски, которые можно надеть на любого жителя леса. Каждому по размеру морды.
И вот, обезопасившись таким образом закипела работа. Все деревья начали двойную работу обеспечивая безопасным воздушным куполом пространство леса, а также отдавая свои ветки для обуздания Смога в городе.
Белки от мала до велика плели огромный хвойный круг. Он был радиусом в несколько метров, а также имел 1 метр в высоту. Между хвойными ветками выкладывали листья разных деревьев, так вероятность очистки воздуха от Смога была выше.
Через час все работы по созданию лесного фильтра были завершены. По краям были привязаны длинные зеленые нити и собраны в центре – это чтобы птицы смогли поднять круг.
Теперь нужно было создать латы для птиц. Умелые крысы и мыши плели лиственные латы: шлемы, нагрудники, и конечно наголовники и наклювники. Гигантских соколы, мудрые вороны и быстрые стрижи приходили на примерку в швейную мышиную мастерскую. Сотни зелёных лат из листьев, и паутины были сшиты для птичьего войска.
Спасение
Стая волков вышла на поляну, у каждого волка на морде была зеленая маска. Цветочный лось кивнул – пора.
48 сильных челюстей бережно подняли с земли очиститель, 48 сильных волчьих спин поднырнули под круг и стали его ногами. Круг двинулся. Замелькали лапы. Лес двинулся в город. Птицы – взлетели зеленым войском. Они будут ближе всего к Смогу, они будут на передовой. Боевая армия тихо и сосредоточено, без обычного птичьего гама летела над стаей волков. Лес благословлял бойцов. Все готовились к бою. Смог не должен победить.

Умывай - река
У реки заплакали ивы, они тоже были на совете, и теперь горевали, рассказывая реке последние новости. Текучая и постоянная река много повидала на своем веку. У нее не было крутых берегов и неведомых глубин. У нее был характер. Местами стремительная и жёсткая, а иногда мягкая и ласковая она любила лес. Лес отвечал тем же. Теперь лес в опасности, а это значит нужно готовиться к битве.

Сообщник
96 волчьих лап преодолели путь по живой тропе, они вышли на непривычно мертвый асфальт, затем пробежали по крошенному камню вперемежку с умирающей глиной, и наконец достигли цели, трубы от которой все больше и больше разбухал Смог . К этому времени начало смеркаться.
Люди покинули город, они не справились. Было видно, что в спешке беглецы брали лишь самое важное, двери домов остались открытыми, в магазинах горела иллюминация, в некоторых подвалах жалобно мяукали брошенные на произвол судьбы кошки.
Волки несли спасительный очиститель на своих спинах. И вот, когда настало время воплотить придуманный план в жизнь, оказалось, что у Смога есть помощник.
Конечно это огонь, как они сразу не догадались. Смог, вырвавшись на свободу теперь помогал Огню выходить за пределы печи, в которой тот был заперт. Смог стал сильным. Смог сумел открыть засовы. Огонь медленно начал пожирать ближайшие к печи части постройки и уже готов был разбушеваться, разрушить все вокруг и помочь своему товарищу смогу стать непобедимым, потому что на этом заводе были собраны тонны резиновых покрышек.
Плохие вести
Когда птицы поняли, что их крылья не вынесут жара огня, они послали гонца.
Быстрокрыл во второй раз летел в лес с неутешительными вестями. Он понимал, что от его скорости зависит многое и каждую секунду делал сотни взмахов своими неутомимыми крыльями.
Цветочный лось задумался и посмотрел в сторону реки. Ивы донесли, что Умывай-река готовится, а это значит борьба со страшным врагом по имени Огонь возможна. Ветры начали сгонять тучи. Закатное Солнце вопреки всему начало греть лес, река начала отдавать воду. Когда река превратилась в тонкий ручеек, а тучи стали тяжелыми, сильные ветры схватили под узцы облачных верблюдов и аккуратно повели их на поводу по небу. Тучи трудно приучить, тучи нельзя расплескать. Смогут ли они добрести до огня и укротить его?

Плохо
96 лап стояли на раскалённой глине уткнув носы в хвойный фильтр и опустив хвосты в ожидании вестей. Боевые птицы в латах из листьев прятались внутри фильтра. Огонь прорвался сквозь крыши хозяйственных построек и начал съедать их одну за одной, делая Смог все сильнее. Это было невероятное зрелище. Смог, который обычно полупрозрачен и быстро опускается на землю теперь занимал огромную часть неба. Он питался от огня и дыма и принимал причудливые формы.
Смог становился на мгновение черным драконом, потом превращался в пожухлые деревья, которые росли прямо в воздухе. Для устрашения Смог ненадолго превратился в отражение покинутого города – только в исполнении Смога это выглядело совсем угнетающе – город мираж посреди неба, распадающийся на черные куски дыма.
Птицы в бою
И вот, когда смог уже стал таким огромным, что готов был броситься на лес, из-за горы появились тучи-верблюды. Ведомые ветрами они тяжело ступали по небу, внутри у них плескалась Умывай – река.
Смог зашипел. Он понял, что задумал Лес. Скрутившись в огромную черную плетку, Смог замахнулся и хотел разрубить тучи там, где вода не заденет его сообщника. Плетка взметнулась вверх, но не смогла упасть вниз – тысячи птиц вылетели из леса и вцепились когтями в страшную черную веревку.
Пернатые воины терзали и расклевывали плетку, разбрасывая кругом дымные облачка. Многие птицы падали, от ядовитого воздуха, но никто не отступал. Пока Смог боролся с птицами, Огонь перекинулся на главный склад резиновых покрышек. Бледные языки пламени уже заползли на крышу здания. Еще немного и он проберется внутрь – тогда Смог будет непобедим.
Облачные верблюды.
Облачные верблюды приближались. Ветры кружились и мягко подталкивали их к заводу. Светлые, пушистые и огромные, они были беспристрастны ко всему, что происходило вокруг. Они несли в себе чистую воду. Эти зыбкие сосуды, мягкие помощники могли остановиться и пролиться в любой момент, но Цветочный лось попросил всех петь песню Леса.
И вот цветы и травы из последних сил запели. Эта была нежная и светлая песня. Она неслась по омертвевшему городу, по темному небу прямо к тучам. Тучи шевелили пушистыми горбами – им нравилось. Все знают, что для того чтобы пошел ливень – нужен гром. А чтобы усмирить непогоду – нужна песня. Так повелось испокон веков. Пока Лес пел песню, казалось все хорошо и нет никакого смога и птицы, звери, травы и деревья не умирают от удушливого газа. Потому что песня Леса — это песня Жизни.
Тучи дошли до первых построек. Тучи остановились над зданием, где прожорливый Огонь уже доедал деревянные балки перекрытий, выворачивал жаром листы железных стен.
Смог плёл сети, чтобы накинуть их на тучи. Он уже подобрался поближе и начал обматывать сетями тучи. И вот песня леса прекратилась. На мгновение показалось, что все закончилось и Смог победил: воздух кончился, стало невыносимо жарко. Но тучи заворчали и лопнули.
Умывай-река недаром всю жизнь искала лучшие пути своим течениям – вот и сейчас она меткими водными ударами сбила огонь с покрышечного склада, разлилась вокруг и обезвредила пламя. Огонь – умер.
Пепел и дым поднялись высоко в небо, и в этот момент в середине темного пепельного облака показались зеленые птицы, которые несли гигантский фильтр. Они несли то, что перекроет горло Смогу.
Когда Смог это понял было уже поздно – на гигантскую трубу в центре поля птицы надели хвойную шляпу. Смог замер. Теперь у него не было подкрепления.
Ветры взялись за работу, птицы взялись за работу. Они вместе разносили смог в разные стороны и вскоре от него осталась серая дымка. Это был конец Великого Смога.

Песня жизни
Когда бой закончился – у леса почти не осталось дыхания. Многие птицы и животные лежали на городских тротуарах. Маски помогли сохранить им жизнь, но отравления никто из лесных жителей не избежал.
Цветочный Лось снова попросил начать песню жизни. Он знал - лесное колдовство помогает восстановить силы, это лесное чудо, которому во все века поклонялись жители леса – это любовь, которую цветы и травы дарят всем. Лось знал, что нет больше силы нежности и красоты, он верил, что и в этот раз все будет хорошо. Наверное, поэтому лес его и слушал. Песня зазвучала. А это значит – все восстановится.

Второе лето
Теперь цветочный лось стоял на краю тропы и смотрел на опечатки детских ног. Влажная земля приветливо обнимала босые ноги и не спешила стирать следы. Когда играют детеныши – тропа живет. И не важно чьи детеныши бегут по тропе – птиц, зверей или же человека.
Умывай – река вернулась в лес. Подземные родники сделали свое дело. И теперь водопой всегда чист, рыбы играют с мальками, ивы не плачут. Лесные деревья обросли новыми ветками. Цветы яркими пятнами разбежались по солнечным полянкам. В лесу зелено и привольно. Отовсюду звучит щебет птиц, разносится по лесу болтовня осиновок и рокот старых деревьев. Что еще выдумает человек? К чему готовиться в этот раз? Цветочный лось не дремлет – он знает, что это только короткая передышка.