Байкальская Атлантида

БАЙКАЛЬСКАЯ АТЛАНТИДА
Глава первая
Я ехала с родителями в отпуск, на Байкал. Дикарями, как сказал папа. Чтобы слиться с природой. Отдохнуть от цивилизации. Конечной точкой путешествия был посёлок Энхалук.
До места добрались уже к вечеру. Берег озера был усыпан палатками, как лесная поляна ромашками. Места на берегу для всех дикарей просто не хватало.
– Здравствуйте! Отдыхать приехали?
К нам подбежал мальчишка, лет десяти.
– Да уж, отдохнули, – грустно произнёс папа.
– А хотите у нас пожить? – мальчишка заулыбался и махнул рукой в сторону деревни, – у нас есть гостевой дом. В нём две комнаты, кухня и туалет.
Папа нахмурился, а мы с мамой очень даже обрадовались. Я, конечно, не против природы, но тёплый туалет лучше кустиков! Нет, вы как хотите, предки, а я точно за проживание в доме! Папа посмотрел очень сердито, а мы с мамой, как два китайских болванчика закивали головами, улыбаясь от уха до уха.
– Ладно, запрыгивай в машину. Покажешь, где ваш домик, – сказал папа, определяя мальчишке место рядом с собой.
Алтан – так звали нашего провожатого.
– Меня родители на перевоспитание отправили, – заявил, улыбаясь, мальчишка.
– Ты, что, хулиган? – спросил папа.
– Нет, – засмеялся Алтан, – папа сказал, что дедушка поможет мне стать настоящим богатырём. А то я слишком домашний.
– Так ты сильным хочешь быть? – уточнила мама.
– Мышцы я и в тренажёрке накачаю. Мне силы духа не хватает, – серьёзно произнес Алтан и отвернулся к окну.
– Ну, это дело серьёзное, – одобряюще кивнул папа и подмигнул мне в зеркало заднего вида.
Хозяевами усадьбы и прародителями семьи Алтана были бабушка Жаргал и дедушка Мэргэн. Двор в усадьбе оказался большим и просторным. От калитки до дверей дома всё пространство было засыпано мелкой галькой. Рядом с большим хозяйским домом стоял маленький гостевой домик.
Чистый двор – без теплиц, парников и прямоугольников грядок. Я в замешательстве оглядывалась по сторонам.
– Ты что потеряла? – спросил папа.
– Картошку, – честно призналась я.
Я, конечно, не эксперт, но в деревне и на даче у родственников есть теплицы и грядки. А уж поле с кустиками картошки – это просто неотъемлемая часть пейзажа!
Папа улыбнулся и ответил:
– Мы на Бурятской земле, дочка. Здесь другой уклад жизни, другие обычаи, другая религия.
Дедушка Мэргэн и папа пошли загонять машину под навес. Мама с бабушкой Жаргал ушли в наш гостевой домик, а я стояла и озиралась по сторонам.
– Тебя как зовут то? – спросил Алтан, – а то мы так и не познакомились.
Мальчишка улыбнулся и протянул мне руку:
– Алтан, – сказал он.
– Яна, – ответила я и пожала загорелую ладошку нового друга.
– Бабушка, – закричал Алтан в сторону дома, – а можно мы с Яной на берег Байкала сходим?
Из дома вышли бабушка и мама.
– Сходите, - ответила бабушка, – и в магазин за хлебом зайдите. А мы пока буузы приготовим.
Мама помахала мне рукой и пошла вслед за бабушкой в большой дом.
– О, буузы, это тема! – облизнулся Алтан. – Ты любишь буузы? – спросил он.
– А я их ела? – огрызнулась я.
Настроение у меня как-то испортилось. Идти никуда не хотелось, да и надоел уже этот вечно улыбающийся мальчишка…
Мои мысли прервал папа.
– Яна, буузы – это позы по-нашему, ты же их любишь!
– Позы люблю, а буузы я не ела.
– Ну вот, сейчас сбегаем до моря… – мальчик не успел договорить, его перебил дедушка.
– А зачем вам на море? – спросил он.
– Поздороваться, – не моргнув, ответил Алтан, – ведь Яна только приехала!
– Правильно, внучек. Сходите, поздоровайтесь и возвращайтесь. Будем обедать, – произнёс дедушка и улыбнулся мне.
И как-то от его улыбки стало тепло и спокойно. Раздражение испарилось, и я улыбнулась в ответ.
Вечернее солнце красиво подсвечивало волны. Лёгкий бриз нежно обволакивал своей приятной свежестью. Пичуги щебетали где-то в кустах. Я присела и протянула руку навстречу волне.
– Здравствуй, Батюшка Байкал, – шёпотом произнесла я.
Волна тронула кончики пальчиков и легко отошла в море. Я улыбнулась, любуясь золотыми переливами солнца на воде. И тут же, следующая волна, накатив на берег, омыла мои ноги и убежала обратно. Страха не было. Было спокойствие и умиротворение. Я выпрямилась и посмотрела на Алтана. Мальчишка стоял с открытым ртом и выпученными от удивления глазами.
– Ты чего, – засмеялась я, – пойдём за хлебом и домой. Будем твою вкуснятину пробовать.
Стол накрыли в беседке. В вечерних сумерках был слышен треск цикад. Дедушка подвесил какую-то лампу-курильницу, и вскоре все комары исчезли.
Алтан сидел, задумчиво глядя в тарелку. Он с самого берега молчал, но меня это почему-то совсем не волновало. После встречи с Байкалом я испытывала такую эйфорию, что даже не обращала внимания на притихшего мальчишку, на суету мамы и бабушки.
– Он с ней поздоровался, – произнёс Алтан.
– Кто? – спросил папа.
– Дедушка, – прошептал Алтан, – Байкал с Яной поздоровался. Мы сделали всё, как ты учил. Отступили на шаг от воды. Яна присела и протянула руку. А потом, потом – он омыл ей ноги!
За столом стало тихо.
– Это плохо? – спросила взволнованно мама.
– Да нет, что вы, наоборот. Это очень даже хорошо! – засмеялся дедушка, – значит, Яна – девочка с чистой душой, и Батюшка Байкал признал её.
– Просто я такое никогда не видел, прямо, как в книжке написано, – сказал Алтан, заулыбался и стал опять таким же весёлым мальчишкой, с которым мы познакомились несколько часов назад.
Буузы действительно были восхитительные!
Папа помог убрать женщинам со стола. Бабушка принесла ароматный чай и разлила его по чашкам.
– Дедушка, расскажи нам сказку, ты столько всего знаешь, – попросил Алтан.
Дедушка подсыпал траву в курильницу, и приятный аромат наполнил беседку. Бабушка раздала всем пледы, и я с удовольствием укуталась.
– Ну что же, можно и рассказать, – ответил дедушка, – только это не сказка, а быль.
– Давно это было, – начал свой рассказ дедушка, – почитай, как уже 160 лет прошло. На месте вон того залива, южнее нашего села, – дедушка махнул в сторону моря, – была земля. Жили люди, пасли скот, растили детей. И вот, 31 декабря 1861 года случилось у нас землетрясение. Аж в 10 баллов! Даже говорят, у вас, в Иркутске, дома разрушились. Три дня трясло землю. Пять улусов забрал Байкал. Была Цаганская степь, и не стало её. Теперь на месте степи залив. Его так и называют – Провал.
– Ой, как страшно, – прошептала мама, – наверное, и людей много погибло.
– Да, несколько человек пропали, а так, в основном, все спаслись. У нас же почти в каждом доме лодка есть. На Байкале всегда трясёт, вот и в этот раз люди думали, что всё обойдется.
Яна прижалась к маме, укутавшись в мягкий плед. Аромат трав из курильницы, кружил голову, и девочка не заметила, как задремала под рассказы дедушки. Белые мотыльки, летая под абажуром лампы, гипнотизировали своим ритмичным танцем.
Глава вторая.
Белые снежинки, так похожие на мотыльков, кружились в воздухе…
– Яна, быстрее, быстрее, – подбадривал девочку паренёк.
Они бежали по улице, взявшись за руки, но движения их были неуклюжими. Дрожь земли ощущалась всем телом, от подошвы сапог до макушки.
– Подожди, Алтан, дай дух перевести, – ответила девочка и попыталась остановиться, но чуть не упала, успев схватиться за изгородь.
– Ой, мамочки, смотри, – сказала Яна и показала рукой куда-то за дом.
Алтан подошел поближе и уже хотел возмутиться, но увиденное так поразило его, что мальчик просто потерял дар речи. За домом стоял обычный сруб колодца. Необычным был фонтан воды, поднимающийся практически на метр, выше самого колодца.
– Алтан, мне страшно, что это?
– Не знаю, Яна. Побежали быстрее домой. Расскажем дедушке про колодец.
Алтан крепко сжал ладонь девочки, и они побежали домой.
– А ты заметил, как выла собака, в том доме с колодцем, – спросила, задыхаясь от бега, Яна.
Дедушка стоял возле калитки, и дети, не успев затормозить, с разбега упали ему на руки.
– Дедушка, там такое творится, – затараторила Яна, – вода из колодца фонтаном в небо бьёт. А собака так выла, так выла…
– Да, видимо это не обычное землетрясение, уже второй день не прекращается. Я такого не помню. Бабушка вещи собирает. Пойдёмте, поможем ей и поедем подальше от берега. В селе Оймур живет мой друг, у него и переждём всё это.
Бабушка уже всё упаковала в мешки и тюки. Дедушка и Алтан укладывали пожитки на телегу. Кошка Мурка запрыгнула на мешки и забилась между ними, прячась от чего-то страшного.
– Дедушка, а почему животные так себя ведут?
– Они лучше нас чувствуют беду. Неспроста Батюшка Байкал второй день не может успокоиться, ой, неспроста.
Дедушка отщёлкнул карабин с цепью от ошейника, и Амур – грозный сторожевой пёс, как маленький щенок, бросился дедушке на руки, стараясь лизнуть хозяина в лицо.
– Дедушка, а что будет с теми собаками, что остались на привязи? Они ведь погибнут!
– Возможно, – спокойно ответил дедушка.
Алтан бросился к калитке, но дедушка поймал его за рукав.
– Ты куда?
– Там, там, деда, там собака привязана и бараны в загоне. Это дом моего друга, Серёги. Он хвастался, что с родителями на новый год в город уезжает. Дедушка, кто же его животных спасёт?
– Хорошо, Алтан, возьми коня, так быстрее будет.
– А вы как же?
– Мы пока кобылу запряжём и поедем потихоньку. А ты нас догонишь. Встретимся на краю улуса, возле дома старого шамана.
– А можно я с ним, – спросила Яна, а сама уже запрыгнула на спину лошади и вцепилась в курточку мальчика.
– Хорошо, вдвоём вам удобней будет.
С детства выросший в седле Алтан, легко управлялся с жеребцом. Мальчик пустил коня галопом, и они быстро добрались до нужного дома.
Привязав поводья к изгороди, дети забежали во двор школьного друга. Фонтан перестал бить из колодца, но вода, выплёскиваясь через край, разливалась по всему полю за домом.
– Хорошо, что вода в другую сторону ушла, а то мы бы уже промокли, – сказал Алтан, пытаясь снять ошейник с собаки.
Яна гладила старого пса по голове, пытаясь успокоить. Мелкая дрожь била собаку, проходя волнами по позвоночнику от шеи до хвоста.
Землю опять затрясло. Конь дико заржал, заглушая треск ломающихся стен дома. Ошейник наконец-то поддался, и пёс, почуяв свободу, рванул в открытую калитку, засыпав ребят снежной пылью.
– Яна, открой загон, выпусти баранов, а я в доме проверю, – крикнул Алтан и побежал внутрь.
Девочка в последний момент успела отскочить в сторону. Ошалевшие от страха бараны стали выскакивать в открытую дверь, разбегаясь по залитому водой полю.
– Ну что же вы, глупенькие, – шептала Яна, глотая подступившие слёзы, – бегите, спасайтесь…
Яна сидела на коне, крепко прижавшись к спине Алтана.
– Давай ещё чуть-чуть проедем по нашей улице. Вдруг где-то ещё остались собаки на привязи, – сказал мальчик, – а потом сразу вернемся к дедушке.
Как два дозорных, дети зорко осматривали дома соседей. В каждом дворе кипела жизнь. Повозки загружались домашним скарбом. Люди суетились, собирая своё небогатое имущество. Какофония звуков вызывала в душе панику. Коровы мычали, овцы блеяли, собаки лаяли до хрипоты, и ко всему этому добавлялся треск. Уже сложно было определить, что где ломается. Трещали деревянные доски на домах, трещала земля, трещал лёд на озере…
Вдруг очередная волна землетрясения так сильно качнула, что конь споткнулся, присев на передние ноги. Дети по инерции стали падать вперёд, перелетев через голову жеребца. Вода просачивалась сквозь землю, и снег превратился в грязную кашу. Алтан быстро вскочил на ноги, а Яне никак не удавалось подняться. Волны землетрясения шли одна за другой, и девочка, устав бороться с этой земной качкой, встала на четвереньки, упираясь ладошками и коленями в качающуюся землю.
– Стой, стой, – услышала Яна и подняла голову.
Алтан пытался поймать рукой уздечку, но конь от страха бросался то влево, то вправо. Яна изо всех сил упёрлась в землю руками, оттолкнулась и постаралась встать.
Грязные комья снега летели из-под копыт жеребца, убегающего в сторону родного дома.
– Ой, что теперь будет? – воскликнула Яна.
– С конём – ничего, он к дедушке убежал, а вот мы с тобой теперь пешком будем возвращаться, – ответил Алтан.
Не успел мальчик произнести последние слова, как бурный поток воды хлынул поперёк улицы, отрезая детям дорогу домой.
– Смотри, Яна, – сказал Алтан, показывая на поля за домами, мимо которых они только что проезжали.
Там везде была вода. Коровы брели по колено в грязной жиже. Старый дедушка, на соседнем участке, перекладывал тюки с вещами с телеги в свою маленькую лодку.
– Алтан, что нам делать? – еле слышно прошептала Яна.
– Нам нужно срочно найти лодку, – ответил мальчик, – пошли, посмотрим вон в том доме. Там живёт наша учительница Гоохон Салиджаповна. Я помню, у них две лодки было.
Глава третья.
– Может, вы с нами поплывёте, – спросил муж учительницы.
– Спасибо, дядя Баяр, мы с Яной сами. Давайте мы вашу собаку с собой заберём, а то у вас в лодке и так места мало.
– Хорошо, – ответил мужчина, – запрыгивай быстрее в лодку, а то уже все ноги промочил.
Вода прибывала, и лодка, которая ещё несколько минут назад твёрдо стояла на земле, уже покачивалась на волнах. Яна сидела на корме лодки. Из-за пазухи у неё выглядывала рыжая мордочка учительской кошки. Пёс прижался к ногам девочки и не шевелился.
– Поплыли, – скомандовал мужчина и оттолкнулся шестом от дна, – Алтан не отставай, держись рядом.
– Хорошо, – ответил мальчик.
Лодки плыли мимо домов, сараев и заборов. Вся земля покрылась водой.
– Смотри, там, в окне кошка, – крикнула Яна, – показывая в сторону проплывающего мимо дома.
– Дядя Баяр, не теряй нас, мы сейчас, кошку заберём и догоним вас, – прокричал Алтан.
– Хорошо, только сильно не отставайте, – ответил муж учительницы.
Вода доходила уже до окон, и лодка причалила к дому, как к пристани. Алтан попробовал толкнуть раму, но окно не открылось.
– Яна, отвернись, чтобы в лицо не попало, - сказал мальчик и стукнул по стеклу.
Осколки посыпались в воду, и Алтан вытащил кошку и маленького котёнка, который испуганно прижимался к маминой лапке. Яна расстегнула курточку, принимая новых пассажиров.
Алтан сел на вёсла и стал грести во всю мальчишескую силу, чтобы догнать семью учительницы.
Яна старалась не плакать, но слёзы предательски катились по щекам. Вдруг тёплый шершавый язычок лизнул её по щеке. Это маленький котёнок выбрался из-под куртки и слизывал солёные Янины слёзы, пытаясь успокоить свою спасительницу.
«Нет, нельзя сдаваться, – подумала девочка, пряча котёнка за открытый ворот курточки. – А как же бабушка с дедушкой? А как же мама с папой? А как же все эти животные, которых мы спасли?»
Яна опустила руку за борт, окунув ладонь в воду, и стала молиться своей простой, детской молитвой: «Батюшка Байкал, помоги нам. Позволь нам с Алтаном и всем людям в нашем улусе добраться до берега. Подскажи нам дорогу. Помоги нам найти бабушку и дедушку…»
Яна достала из кармана карамельку и опустила ладонь в воду. Волна подхватила конфетку, унося её куда-то вдаль. И тут же девочка почувствовала, как что-то стукнулось ей в ладонь.
– Алтан, смотри, это щенок! Он уже даже плыть не может, – закричала Яна и схватила щенка за ухо, чтобы он не потерялся.
– Давай я тебе помогу, – сказал мальчик и затащил мокрого щенка в лодку.
Щенок был жив, но сил у него хватило только на то, чтобы лизнуть Яне руку и слабо вильнуть хвостом.
Мороз крепчал. Промокшая одежда застыла, встав коробом. Руки и ноги так сильно замёрзли, что Алтан их уже и не чувствовал. Мальчик грёб из последних сил, понимая, что останавливаться нельзя.
– Байкал, – услышал он весёлый Янин голос.
– Что? – спросил Алтан, переводя взгляд на девочку.
Яна гладила щенка по голове. А этот грязно-белый комок шерсти стоял возле девочки, сложив передние лапы ей на колени, и безудержно вилял хвостом.
– Смотри-ка, ожил, – засмеялась Яна, – Алтан, можно я Байкала себе заберу.
– Кого? – удивился мальчик.
– Щенка. Я его Байкалом назвала…
Лёгкий ветерок дунул девочке в спину, и лодка заскользила по воде.
– Алтан, смотри, я вижу лодки! Много лодок! Вон они, совсем близко! Давай вдвоём грести.
Девочка вытащила двух кошек и котёнка, усадила их рядом со щенком и перебралась на лавочку к мальчику.
– И, раз! – командовал Алтан.
Вдвоём грести было легче, и лодка быстро приближалась к берегу. Ветерок помогал скользить лодке по волнам, но при этом было совсем не холодно. Животные сбились в один комок. Котёнок лежал под животом у щенка, и кошки обнимали их с двух сторон. Большой пёс лежал полукругом, как бы оберегая всю эту мелочь от опасности.
– Спасибо, – прошептала Яна одними губами, глядя в бескрайнюю даль могучего сибирского моря, носящего величественное имя – Байкал.
Глава четвертая.
Яна вздрогнула и, открыв глаза, резко села.
– Ты что, спишь, – спросила мама.
Но девочка не ответила. Она дико озиралась по сторонам. Тут она увидела дедушку, и их взгляды встретились.
– Дедушка, я, мы…
– Всё хорошо, девочка, всё хорошо, – ответил дедушка и протянул Яне кружку с чаем, – На, выпей.
Яна мелкими глотками пила ароматный чай. Рядом на лавочке похрапывал Алтан, укутавшись в покрывало.
– Просыпайся, а то без тебя уплывём, – толкнула мальчика Яна и засмеялась.
Алтан открыл глаза и посмотрел на Яну, потом на дедушку и опять на Яну.
– Гав! – послышалось где-то рядом с беседкой.
– Кто это? – спросила мама.
– У соседей собака ощенилась. Они всех щенков раздали, а один остался. Видимо, это он к нам забрёл.
В этот момент в беседку закатился толстый белый комок шерсти.
– Байкал! – в голос закричали дети и кинулись к щенку.
Пёс радостно вилял хвостом, облизывая Яне руки, и всё пытался подпрыгнуть и лизнуть её в щёку.
– Папа, это Байкал, можно я возьму его домой. Я ему обещала, – сказала Яна.
Родители недоумённо переглядывались, не понимая, что происходит, и только дедушка, прищурившись, хитро улыбался.
Старый бурят знал, как тонка грань между сказкой и былью, особенно на берегу Байкала.