Однажды осенью

– Новоселье! Сегодня мы переезжаем, – радостно закричала шестилетняя Кира.
Хомячок Дин сладко потянулся в соломе.
– Что за шум? Утро наступило, а мне спать не дают.
Дин, как и все хомяки, был ночным животным.
– Просыпайся! – закричали Дину две его сестры: Луиза и Снежка. Они забарабанили лапками по спине хомяка. – Мы уезжаем отсюда – навсегда!
Дин удивлённо поднял голову.
– Как? Куда уезжаем?
Мама-хомячиха вздохнула:
– Он опять всё пропустил. Родители Киры купили квартиру в городе. Просторную, на девятом этаже. И нас заберут с собой, если будем хорошо себя вести.
Снежка от радости запрыгнула в колесо и одним махом пробежала пять кругов.
– Ура! Мы станем горожанками! – пропела она тоненьким голоском.
Дин зарылся обратно в солому и пробурчал:
– Я никуда не поеду. Вы видели в новостях, что в городе творится? Кучи машин, кошек, собак. Повсюду шум и грязь – а я тишину люблю.
Луиза смешно надула беленькие щёчки:
– А, по-моему, ты просто боишься. Лежишь целыми днями в соломе и прячешься от всего нового.
– Впереди столько интересного! – затараторила Снежка. – Мы поедем на огромном грузовике, а потом поднимемся в настоящем лифте: вжух – и уже наверху.
– Ни за что! А если мы упадём и разобьёмся? – Дин закопался в солому целиком, так что наружу высовывался только кончик хвоста.
– Таким трусишкам точно тяжело придётся в городе, – шепнула Снежка Луизе.
В этот момент в комнату зашёл Кирин папа.
– Клетку придётся поставить в фургон, – сказал он дочери. – Пересади хомяков в свою сумочку.
– Конечно! – радостно ответила Кира. Она поставила клетку на пол, осторожно открыла дверцу и бережно переместила в переноску маму-хомячиху. Луиза и Снежка сами прыгнули девочке в руки.
– А где же проказник Дин? – удивился папа. – Снова прячется в соломе?
– Сейчас я его найду, – засмеялась Кира. Она разворошила пальцами солому и нащупала мягкую шерстку хомяка. – Иди сюда, малыш. У нас сегодня новоселье.
Дин дёрнулся от руки и быстро забежал за колесо.
– Дай-ка я его вытащу, – вздохнул папа.
Он нагнулся над клеткой, и Дин забился в дальний угол: его привычный уютный мир рушился на глазах. Но он вовсе не трусишка, который от всего прячется! Пусть Луиза и Снежка болтают, что хотят. Они просто не слушают новости и не знают про городскую суету. Там стремительное дорожное движение, бесконечный вой сирен и десятки кошачьих глаз, смотрящих из подвалов. А здесь, в их родном доме, так спокойно и хорошо.
«Пусть делают что хотят, а я не поеду в город!» – отчаянно решил хомяк.
Он резко выскочил в открытую дверцу клетки.
– Дин, куда ты? Вернись! – воскликнула мама-хомячиха.
– Залезай к нам в сумку, – пропищали Снежка и Луиза.
Но брат их не слышал. Он выбежал в коридор и огляделся. Повсюду стояли коробки, заклеенные скотчем. Дверь на улицу оказалась открыта.
Хомяк пронёсся по ступеням крыльца, юркнул в кусты и затаился.
– Дин, дружище, где ты? Вылезай к нам, не бойся, – послышался озадаченный голос папы.
«Ничего я не боюсь, – подумал Дин. – Просто решил остаться здесь и точка».
Кира заплакала.
– Папа, он убежал! Я никуда без него не поеду.
«Слава Богу! – подумал хомяк. – Хотя бы моя хозяйка образумилась. Значит, мы снова заживём как прежде. После детского сада будем играть в прятки, смотреть телевизор и есть тыквенные семечки. А по воскресеньям разыгрывать мой любимый игрушечный спектакль: как хомяки победили кошку».
– Би-бип! – к дому подъехал грузовик и страшно напугал Дина.
На крыльце появилась Кира с красными от слёз глазами.
– Солнышко, я знаю, как тебе грустно. Но нам пора уезжать, – мама ласково обняла дочку и за руку повела к машине.
– Я не поеду без Дина! – говорила девочка. – Он такой беззащитный и маленький.
Она внимательно осмотрела двор, но хомяк сидел тихо и не высовывался.
– С ним всё будет хорошо, – растерянно сказал папа, заглядывая за ближайший куст.
– А вдруг он замёрзнет? Или его съест кошка? – всхлипывала Кира.
– Нет, Дин очень умный хомяк, – заверил папа. – Он устроит себе норку в лесу.
– А может быть, его кто-то найдёт, – добавила мама. – Я попрошу твою тётю Элину повесить объявление в магазине цветов.
Двери грузовика внезапно хлопнули, и машина с рёвом уехала. Во дворе стало очень тихо.
Дин задрожал.
«Не может быть! Они уехали и оставили меня одного. Будто никакого Дина никогда и не было».
Хомяк растерянно посмотрел на пустую дорогу. Подул ледяной ветер, и беднягу пробрало до костей.
– Они не захотели остаться, – пробормотал Дин. – Надо срочно вернуться в дом. В мой тёплый, уютный дом. Я залезу в свою солому: там безопасно и кошки не доберутся.
Когда хомяк подумал про усатых хищников, ему стало очень страшно.
– Мамочка! – прошептал он в пустоту, и вдруг осознал, что не только хозяйка, но и его родные теперь далеко.
У Дина заурчало в животе. Он вяло пошевелил языком и обнаружил за щекой два зёрнышка. Хомяк жадно проглотил последние запасы еды. Он немного приободрился и побежал на крыльцо.
«Ну и поделом им: сами виноваты, что уехали отсюда, – рассердился Дин. – Мне же еды больше достанется. Проживу как-нибудь один, без утренних подъёмов, зарядки и строгого режима дня».
Хомяк запрыгнул на последнюю ступеньку и обнаружил, что дверь заперта.
– Меня что же – оставили на улице? – пробормотал он.
Дин одиноко стоял на крыльце и не знал, что делать. Никто не торопил его, не журил, не давал советы. И от этого было очень грустно.
«Он устроит себе норку в лесу», – вспомнились ему слова Кириного папы.
– Что ж, пожалуй, соберу соломы. От неё мне станет теплее.
Дин шустро забегал по двору в поисках сухой травы. Он немного согрелся от бега, но порывы осеннего ветра становились все сильнее.
– Эй! Чем ты тут занимаешься? – услышал хомяк чей–то голос. Из травы выглядывал мышонок. Шерсть его полиняла, на одном ухе виднелась царапина, длинный хвост испачкался в грязи.
Дин грустно опустил глаза.
– Мои родные по глупости уехали в большой шумный город. А я не захотел с ними, – его голос задрожал.
Мышонок так и подпрыгнул.
– Вот это да! А зачем тебе солома?
Дин удивлённо поднял голову.
– Как зачем? Норку строить.
– Здесь нельзя: сюда сразу сбегутся все кошки.
Дин посмотрел на царапину мышонка и тихо прошептал:
– Это они тебя… так?
– Ага, боевой шрам! – с гордостью ответил мышонок. – Меня зовут Рой. Будем знакомы.
Он посмотрел на растерянного хомяка.
– Ну, чего раскис? Как тебя звать-величать?
– Дин.
Мышонок на секунду замер, навострил уши, затем весело махнул розовым хвостом.
– Идём! Я отведу тебя в свою нору.
Жилище Роя оказалось сразу за домом у высокого дуба.
Мышонок юркнул между корней, раскидал лапками охапку листьев и побежал по длинному, вырытому в земле тоннелю. Дин едва поспевал за своим новым другом.
В мышиной норе было тепло и сухо. Тоннель разветвлялся и выводил к трём большим помещениям. В первом высилась гора желудей, во втором – лесные орехи, а в третьем – пшеничные зернышки.
Дин остановился и по привычке надул щёки – как же таким запасам пропадать?
– Это мои кладовые. Всё лето готовился. Не зря я припас побольше зерна: нам с тобой до весны хватит, – похвастался Рой. Он спохватился и протянул хомяку горстку пшеничных зёрнышек. – Ты, наверное, голоден.
– Спасибо, – Дин спрятал угощение за щёку и заметил в глубине ещё одно помещение. – А там что?
Он с любопытством подбежал ближе и заглянул внутрь. По углам лежала ароматная солома. В земляной стене теплился знакомый фонарик: точь-в-точь такой же был у Киры.
– Еле дотащил этот светильник, – пожаловался Рой. – Я видел, как утром он вывалился из раскрытой коробки.
Дин тяжело вздохнул.
С помощью этого фонарика Кира любила показывать театр теней. В одно мгновение на стене распускались бутоны цветов, а над ними порхали прекрасные бабочки. Иногда Кира хулиганила и придумывала страшилки. Тогда из тьмы появлялись морды волков, огнедышащие драконы и морские чудовища.
Дин, Луиза и Снежка следили за тенями через прутья клетки. Они дрожали от страха, но с интересом ждали продолжения, пока мама-хомячиха не начинала сердиться:
– Насмотритесь этих ужастиков, а потом все утро спать не будете!
Подумав про родных, Дин опустил голову. По его щеке скатилась крупная слеза. Интересно, где они сейчас? Вспоминают ли о нём?
Хомяк залез в тёплую солому, но не почувствовал никакой радости.
– Ты, наверное, устал. Если хочешь, поспи, – сказал Рой.
Но Дин отказался.
– Тогда давай поиграем в съедобное-несъедобное? – предложил мышонок.
Хомячок помотал головой. Он вдруг вспомнил, как сестры будили его лапками и настойчиво звали на пробежку в колесе. А потом они все вместе играли. Дин всегда был супергероем, который летает на ракете и сражается с кошачьими пришельцами, а Луиза и Снежка в это время сидели в соломе и, словно принцессы во дворце, ждали чудесного спасения. Как бы хомячку хотелось снова оказаться рядом с ними!
– Спасибо, Рой, за твою доброту. В твоей норе очень хорошо. Но я хочу понять, как найти свою семью.
Мышонок почесал лапкой нос.
– Ты же сказал, что они по глупости уехали в город, а ты решил остаться здесь.
Дин кивнул.
– Я хочу убедиться, что с ними всё в порядке, и в случае чего, защитить их. Там в городе ведь очень опасно, понимаешь?
– Какой же ты заботливый! – восхитился Рой. – Я всегда мечтал иметь такого верного брата. Но я живу один-одинёшенек, и порой мне даже не с кем поболтать.
Мышонок быстро схватил лапкой зёрнышко и разжевал его.
– А теперь расскажи подробно, как всё случилось.
И Дин поведал другу события сегодняшнего утра, умолчав о том, что сёстры называли его трусишкой.
– Значит, названия города ты не знаешь, – задумчиво произнёс Рой. – Нет у нас адреса и номера грузовика. Но, кажется, выход есть: правда, он очень опасный! Нам надо найти тетю Элину – она и вернет тебя к родным.
Дин схватился лапками за голову:
– Но я даже не знаю, где эта тётя живёт. Она продаёт в магазине цветы – это всё, что мне известно.
– Проще простого, – улыбнулся Рой. – В нашем посёлке всего один такой магазин. Но будь готов – бежать придётся долго, а по пути могут попасться кошки.
– Кошки? – тихо переспросил Дин.
– Но-но, выше нос! Я бывал во всех дворах, и знаю, как их можно обхитрить, – похвастался мышонок. Он понизил голос. – Правда есть один экземпляр: не кот, а просто чудовище. Его даже хозяева назвали собачьим именем – Рексом, представляешь?
Дин сглотнул слюну и еле сдержался, чтобы не залезть обратно в солому.
– Про него ходит дурная слава, – продолжал Рой. – Говорят ни одна мышь не смогла уйти от Рекса. Надеюсь, он нам не встретиться.
Дин в волнении скрёб лапой землю. Он сомневался: стоит ли отправляться в такой рискованный путь? Его пугало всё: незнакомая дорога, машины, люди, а тут ещё и этот чудовищный кот.
«А, может, перезимовать с Роем до весны? – задумался хомяк. – В норе тепло и сухо, и еды здесь вдоволь».
– Решайся! Объявление провисит всего несколько дней, а потом тебя перестанут искать, – добавил мышонок.
«Но тогда я не увижу маму, сестёр и свою хозяйку Киру».
– Идём! – отважно согласился хомяк.
И они побежали дворами к цветочному магазину, внимательно прислушиваясь к каждому шороху.
В ушах у хомяка засвистело.
– Что это, Рой?
– Ветер подул, деревья раскачал.
Дин вздохнул и побежал дальше. На его спину шлёпнулось что-то холодное и мокрое.
– Мамочки, а это что?
– Недавно дождь прошёл, с листьев капли падают, – успокоил мышонок. – Освежает, правда?
На одной из улиц громко просигналила машина, и хомячок бросился в кусты.
– Рой, я очень устал. Мне надо передохнуть!
– Мы почти пришли, – заверил мышонок. – Видишь вдалеке красную надпись: «Цветы»? Всего пять минут – и мы добежим до твоей тёти, а ты отправишься к родным.
На пути остался последний двор.
– Здесь нам надо быть осторожными, – прошептал мышонок.
Дин замер. Кудрявая чёрная собака подбежала к кусту, под которым притаились мышонок и хомяк, и настороженно принюхалась.
От страха Дин надулся как теннисный мяч.
Но собаку увела в сторону хозяйка.
– Путь свободен! – крикнул Рой. – Ну же, идём.
И он шустро побежал к магазину цветов, мелькая в траве розовым хвостом.
Но Дин так и остался стоять на месте. За один день он натерпелся столько страха, что больше не в силах был противостоять трудностям.
– Довольно с меня приключений, – всхлипнув, пробормотал хомяк. – Наверное, Луиза и Снежка правы – я просто трусишка. И зачем было врать мышонку: никого я не смогу защитить. Ну и поделом мне – буду сидеть здесь, пока не замерзну от холода.
Дин представил, как с неба крупными хлопьями падает снег, и всё вокруг становиться белым и холодным.
Неожиданно хомяк почувствовал резкий неприятный запах.
Из-за соседнего дерева появился огромный рыжий кот. Пригибаясь, он бесшумно переступал по траве широкими лапами. Шерсть кота вздыбилась, зрачки сузились, а мощный хвост сердито бил по бокам. Дин сразу понял, что это – беспощадный Рекс.
Хомяк в ужасе закрыл глаза, а когда открыл их, то увидел, что кот лапой прижал мышонка к земле.
– На помощь! – жалобным голосом пискнул Рой.
Рыжее чудище раскрыло пасть, и его зелёные глаза блеснули.
Медлить было нельзя.
Дин, точно это был не он, а какой-нибудь супергерой из Кириного спектакля, бросился в атаку. Он безжалостно вцепился зубами в кончик кошачьего хвоста.
– Мяу! – истошно закричал Рекс. Он махнул хвостом в сторону и отбросил обидчика в траву. На мгновение кот поднял лапу, которой держал мышонка, и Дин увидел, что Рой лежит без движения.
– Гав–гав! – послышался из рощи собачий лай, и испуганный кот бросился наутёк.
Дин подбежал к мышонку и забарабанил по его спинке мягкими лапами.
– Вставай, Рой! Мы спасены. Кот убежал.
Он подождал ещё немного.
– Друг, очнись!
Неожиданно мышонок приоткрыл один глаз.
– Нам надо в магазин цветов, чтобы вернуть тебя в семью, – пробормотал он.
Когда друзья медленно побрели в сторону магазина, Дин больше не думал ни о мокрых каплях, падающих на спину, ни о ревущих машинах, ни о страшных котах. Он думал о том, что трудно быть одиноким, как Рой, и очень хорошо, что они встретились.
Тётю Элину Дин узнал сразу по длинным рыжим волосам. Она собирала букет из роз и тихо напевала.
Хомяк так обрадовался встрече, что бросился к ее ногам.
– Неужели наш беглец нашёлся? – воскликнула тётя Элина. Она поправила очки на носу и обернулась к двери, на которой висело объявление с фотографией Дина.
– Хммм, беленький, с коричневым пятнышком. Вроде всё сходится, кроме одного. Наш Дин всего боится, а этот хомяк какой–то чересчур смелый.
– Это правда я! – закричал Дин. – Сначала я действительно испугался переезда. Но потом столько всего случилось! Я убежал от мамы и сестёр, и ужасно по ним соскучился. А потом встретил друга, которого чуть не съел огромный кот с собачьим именем. Тогда я укусил его за хвост, чтобы спасти Роя. И вот, наконец, мы здесь.
Но тетя Элина, конечно, услышала только жалобный писк.
– Наверное, ты голоден, малыш?
Она посадила Дина в корзину для цветов и насыпала на дно горсть семечек. А в это время Рой притаился рядом.
Вечером приехала Кира со своим папой. Девочка расплакалась, когда увидела уставшего и грязного Дина. Она взяла кроху на руки и стала его гладить. Неожиданно девочка заметила мышонка.
– Папа! – закричала Кира. – Наш Дин нашёл себе друга.
Она взяла Роя и внимательно осмотрела царапины на его теле.
– Кажется, он ранен.
Папа подошел ближе.
– Да, досталось этому бедолаге. Ему нужен уход.
Кира с надеждой воскликнула:
– Значит, мы возьмём этого мышонка к себе?
Папа на мгновение задумался:
– Ну, только если он сам не против. Все-таки кампания у нас большая – четыре шустрых хомяка.
– Мышонок, ты пойдёшь к нам жить? – ласково спросила Кира. – По воскресеньям у нас показывают интересные спектакли, а ещё раздают вкусные тыквенные семечки.
Дин посмотрел на Роя и увидел его растерянную и счастливую улыбку.