Волшебство

Мишка вздохнул, открыл учебник и с тоской посмотрел в окно. Солнечные лучи щекотали щеки и не давали сосредоточиться на параграфе номер двенадцать из учебника русского языка для четвертого класса.
– Разделительный твердый знак пишется только после приставок, которые … – монотонно бубнил Мишка, с огромным усилием заталкивая знания в голову.
В это время теплый ветер распахнул шторы, не стесняясь, залетел в Мишкино ухо, и выдул правило из головы обратно в учебник. Мишка встал, чтобы закрыть окно, но заметил на лавочке мальчишку с книжкой в руках.
«Вот бедолага! Наверное, тоже контрольную на двойку написал…» – подумал он.
Неожиданно ноги сами подпрыгнули и понеслись во двор, к товарищу по несчастью. Через пару минут Мишка уже стоял у лавочки с незнакомцем.
– Привет! Я тебя раньше не видел. Ты здесь живешь? – улыбаясь до ушей, протараторил Мишка.
– Недавно переехали, - без интереса отреагировал мальчишка, лет десяти на вид.
– Меня Мишка зовут, а тебя?
– Максим, – не отрываясь от книги, произнес новый сосед.
Мишка присел рядом:
– Тоже правила учишь? Двойка за контрольную, да?
– Не, я заклинания придумываю, – совершенно спокойно ответил Максим.
– Заклинания? Ну, ты и врать! – расхохотался Мишка во весь голос.
Максим осмотрелся, что-то записал в блокнот, посмотрел на сухую клумбу и произнес:
– Распускайся, цветок, лепестками на восток!
В туже секунду засохшие растения распрямили стебли, позеленели и раскинули огромные лепестки. От удивления Мишка подогнул ноги и чуть не свалился с лавки.
– Да как же? Вот это да! А еще что-нибудь умеешь?
– Мороженое любишь? – спросил Максим.
– Кто ж его не любит…
– Шоколадное? Пломбир?
– Пломбир!
– Пломбир в вафельном рожке, появись в моей руке, – произнес Максим и протянул собеседнику огромный рожок сливочного пломбира.
Мишка двумя руками схватил мороженое и, причмокивая от удовольствия, поинтересовался:
– А ты, не будешь?
– Я с утра уже два съел, – потягиваясь, ответил Максим.
Мишка доел рожок, и аккуратно спросил:
– Слушай, а ты пятерку по русскому языку можешь наколдовать?
– Я не колдун, а потомственный заплету́н заклинаний. Все используют заклинания. А кто их придумывает? Вот мы этим и занимаемся. А для школы нам запрещено колдовать…
– А почему для школы запрещено?
– Такие правила…
– А меня можешь научить? – не унимался Мишка. – Ну, пожалуйста!
Максим оценивающе посмотрел на собеседника, задумчиво поглядел в облака, и утвердительно кивнул:
– Ладно. Только в нашем деле важно знать все правила русского языка и все словарные слова наизусть! Сделаешь ошибку в слове, и заклинание не сработает. Напишешь «щука» через букву Ю, и монстр какой-нибудь получится. А еще надо в рифму придумывать, чтобы стих получился. Справишься?
Мишкины глаза светились от восторга, он не верил своим ушам:
– Конечно, справлюсь! Мне осталось-то всего шесть параграфов выучить. Да я их за один день запомню! Давай завтра после школы здесь и встретимся.
– Тогда до завтра!
Ребята пожали друг другу руки, и Мишка убежал домой.

***
Правила русского языка с каждым днем нравились Мишке все больше и больше. Еще бы! Если бы раньше сказали, что они для складывания заклинаний пригодятся, он бы все домашки без опозданий выполнял.
Учительница русского языка не переставала удивляться Мишкиным успехам. Родители даже торт купили на прошлой неделе, за успехи в учебе. Но это все - не главное. Каждый день Мишка после уроков мчался на встречу с Максимом, чтобы научиться волшебничать. Запомнить правила и словарные было легко. Придумывать заклинания – та еще задача. Сегодня у Мишки уже получилось наволшебничать три раза.
– У меня идея! Закрой глаза, – Мишка что-то записывал в блокнот, – Открывай!
Максим почувствовал, как запахи и звуки вокруг поменялись, и открыл глаза.
– Мы в зоопарке? На другом конце города? Здорово придумал. Только обратно придется на автобусе возвращаться, - с хитринкой произнес Макс.
– Почему на автобусе? Мы можем хоть вертолет себе наволшебничать.
– Заплету́н заклинаний может волшебничать только четыре раза в день. А свои заклинания я еще утром на твое обучение потратил, - веселился от души Максим.
Гулять полдня в зоопарке было круто, а ехать обратно на общественном транспорте с двумя пересадками уже не так весело. Стоя в переполненном душном автобусе, Мишка оправдывался:
– Надо было сразу сказать, что больше четырех раз в день нельзя… Я ж не знал, что когда хочешь переместиться куда-то, надо оставлять одно желание, чтобы вернуться обратно…
Ребята с трудом протиснулись к выходу. Двери автобуса распахнулись. На тропинке от остановки до дома уже зажглись фонари.
– А почему нельзя больше четырех-то? Кто так придумал? – на всю катушку возмущался Мишка.
— Патентный совет заклинаний так придумал. Мы только проверяем придуманные заклинания.
– А почему заклинание надо записывать в блокнот? Почему не в телефон? – не унимался Мишка.
– Понимаешь, у каждого заклинания свой почерк, как отпечаток пальца. А в телефоне все буквы одинаково безликие. Лучше всего на бумаге работает, – пояснял Максим.
– Ты, Макс, конечно голова! Столько всего знаешь. Прям как Ленка Капустина из моего класса. У нее всегда одни пятерки по всем предметам.
Максим остановился и подозрительно заглянул Мишке в глаза:
– Всегда-всегда? По всем предметам? Одни пятерки?
– Ну да. У нее в начале года была тройка за диктант. Она даже разревелась. Че с них взять? Девчонки! А после того случая только одни пятерки и получает.
– Так-так. А что-нибудь странное в поведении было? Изменилась, может? – голос Максима стал серьезнее и взрослее.
– Да к ней не подойти теперь. Она и на доске почета висит, и в школьной олимпиаде по русскому языку победила. Всегда всех поучает.
– Завтра нам надо пробраться тайком школу. Я хочу посмотреть на журнал с оценками. Поможешь? – заинтриговал Максим.
– Ха! Еще бы! Я в деле!
Мишка таинственно прошептал:
– А что мы ищем?
– Вот завтра и узнаем. После уроков встречаемся на заднем дворе школы у мусорных баков. В половине третьего.

***
– Что-то скисло там у них, – зажимая нос от вони, возмущался Мишка в засаде у мусорных баков. В тесной школьной форме и с рюкзаком за плечами не очень удобно было прятаться.
На крыльце школы скакали второклашки, дворник из шланга поливал клумбы с нарциссами. Мишка докладывал:
– Четвертое окно от угла – это наш класс. Когда я уходил, классуха выставляла оценки за словарный диктант, значит журнал на столе.
– Надо, чтобы нас никто не заметил. Видишь запасной выход? Пойдем через него, – четко руководил Максим.
– Он же закрыт! Как мы через него пройдем? – гундосил Мишка.
– Ну вот, твое первое настоящее задание. Придумывай заклинание, чтобы дверь открыть, а я пока осмотрюсь.
Максим тихо, как ниндзя, исчез из виду. Мишка достал блокнот и стал выдумывать заклинание: «дверь–теперь, дверь–измерь, вход–проход.» Каша в голове какая-то.
Макс вернулся к мусорным бакам и скомандовал:
– Самое время! Бежим!
– Два щелка и поворот – и открыт секретный кот! – на бегу выпалил Мишка.
Ребята стукнулись о закрытые двери. Мишка резко затормозил и провалился правой ногой в глубокую лужу. Максим с искренним удивлением посмотрел на друга:
– Секретный код? Ну, ты даешь! Мы ж не сейф открываем. Ладно, давай мое, проверенное. В чудеса скорей поверь – только нам откройся дверь!
– Да я просто торопился, это первое что пришло в голову…
Пока Мишка оправдывался, дверь запасного выхода распахнулась.
– Не отставай! – поторапливал Максим.
За юными шпионами по всему коридору тянулся мокрый след от рифленой подошвы и какие-то небольшие странные следы. В кабинете журнал послушно лежал на столе учителя.
– Сейчас проверим… – успокаивал сам себя Максим и что-то нащупывал в рюкзаке. Он достал престранную лупу. Стекла в несколько рядов разного диаметра и одна общая резная ручка. Вся конструкция вертелась и настраивалась под разным углом. Судя по кряхтению Максима, аппарат был еще и тяжелым. Макс открыл журнал, раздвинул стекла, и стал водить чудо-штукой по строчке «Капустина Лена»
– Ага! Я так и знал! Пятерки – не настоящие! – радовался Максим
– Я сам видел, как классуха их ставила! – возмущался Мишка.
— Они волшебные, то есть – заколдованные. Капустина твоя – обманщица, а никакая не отличница! – продолжал ликовать Макс.
– Капустина? Тоже умеет волшебничать?! Ну, Ленка…
Максим схватил рюкзак и резко потянул Мишку за рукав:
- Кто-то идет! Прячься под стол!
Открылась дверь кабинета. И тишина. Мишка наклонился к щели в столе, чтобы оценить обстановку. Девочка в очках, с недоверчивым прищуром, молча сканировала глазами помещение.
- Это Ка-пус-ти-на, - беззвучно проговорил губами Мишка.
Дверь резко закрылась. Шаги стали затихать и отдаляться.
– Нам надо за ней проследить – предложил Максим.
– Да ты обалдел! Она нас заметит, – отпирался Мишка, - Хотя…
Он вытащил из кармана блокнот, что-то написал и шепотом произнес:
–Я и Максим – на два часа невидимыми стать хотим.
– Молодец, – Макс похлопал друга по плечу, но тут же плечо Мишки исчезло, а за ним и ладонь Максима стала невидимой.
Невидимки быстро отыскали Капустину. Ленка прошла по коридору, повернула за угол и остановилась у доски почета напротив своей фотографии. Она заботливо поправила рамку и обернулась от резкого звука. Позади нее на полу валялся опрокинутый горшок с геранью. Это Макс так увлекся слежкой, что не заметил комнатное растение у стены, запнулся и опрокинул кашпо. Какое счастье, что именно в этот момент по коридору проходили дежурные из третьего «А» класса.
– Куда вы так несетесь? Под ноги смотреть надо, – строго отчитала дежурных Капустина.
Они ничего не ответили, но вернули цветок на место. В панике Макс попятился назад. Мишка ударился лбом о затылок Максима, и кто-то еще завопил позади:
– Больно же! Михаил!
– Кто это сказал?! Макс, ты слышал? – Мишка пытался найти глазами друга, но не понимал в какую сторону смотреть.
– Наберут всяких троечников заклинания писать, ошибок понаделают, а потом удивляются… Ты же сам меня наволшебничал! Так и написал: «секретный кот», – продолжал ворчать неизвестный голос.
Мишка стал извиняться, вертясь в разные стороны:
– Ой, извините, пожалуйста, я хотел дверь открыть. Это совсем другое заклинание было. Не про кота…
– Тихо вы! Капустину упустим. А с котом твоим позже разберемся,– взял ситуацию в свои руки Максим.
Невидимки догнали Ленку у входа в библиотеку. Капустина открыла дверь, и ребята воспользовались моментом, чтобы проскочить внутрь. Дверь полностью распахнулась и с громким шлепком захлопнулась за невидимками.
– Здравствуй, Леночка. Погоди-ка, я окно закрою, сквозняк сегодня сильный, – щебетала Агата Витальевна.
Капустина протянула книгу библиотекарше:
– Агата Витальевна, добрый день. Эту книгу я хочу сдать, а про ту, что вы мне дали,– Ленка перешла на шепот,– когда я после тройки за диктант еще расплакалась, ну… «Магия для чайников»… Можно ее продлить еще на месяц?
– Конечно, Леночка, раз книга тебе помогает, оставь еще на месяц. И если появятся вопросы, я всегда готова помочь. Хотя, судя по успехам в школе, у тебя и так все отлично получается, верно? Ты ведь теперь только пятерки получаешь?
– Так вот в чем дело. «Магия для чайников», – Макс прошептал на ухо Мишке.
– Да… Темная литература… Девочку надо спасать… – поддержал его секретный кот.
– Надо тут все осмотреть, – решил Максим, вынимая странный механизм из рюкзака. Он подвигал стекла в разные стороны, прищурился и стал осматривать через линзы помещение библиотеки, стеллажи с книгами и всех, кто был внутри.
Макс испуганно вздрогнул, потом поднес линзу к Мишкиному глазу, направив на Агату Витальевну. Мишка чуть не вскрикнул от страха, но Максим вовремя закрыл ему рот ладонью и медленно прошептал:
– Стой тихо. Уйдем также, вместе с Капустиной.
Мишка не верил глазам. Вот так близко он еще ни разу не видел монстров. Что-то зловещее, зелено-коричневое, с огромной слюнявой пастью. Он отодвинул разоблачающую линзу от глаза. Рядом с Капустиной стояла милая Агата Витальевна, в сиреневом платье в белый горох и с кудряшками пшеничного цвета на голове.

***
Совещание по спасению Капустиной проходило у Максима дома, за кухонным столом. Макс о чем-то размышлял, проглатывая третий бутерброд с колбасой. У секретного невидимого кота бутерброды на тарелке уменьшались сами собой. Мишка держал бутерброд в руке, но никак не мог его откусил, потому что изо рта постоянно сыпались вопросы:
– Ты же говорил, что в школе нельзя волшебничать? Почему Капустиной можно? И что эта за «Магия для чайников? Объясни! Я ничего не понимаю!
Максим закончил жевать и глотнул чай:
– Такие книги давно запрещены. Их новичкам подкидывают, а правил не объясняют – вот глупые и волшебничают себе во вред.
– Что значит во вред? – не успокаивался Мишка.
– В школе волшебничать запрещено! А Ленка об этом не знает. Как только она произнесет свое шестьдесят шестое заклинание – все!
– Да что все-то?
Голос из ниоткуда задал вопрос:
– А можно я побуду немного без маскировки? Очень утомляет…
Не дождавшись ответа на вопрос, на третьем стуле проявился упитанный дымчатый кот. Крупный такой, килограмм десять, с серыми полосками на лапах и хвосте. Он облизал лапу и обратился к Мишке:
– Кто волшебничает против правил сначала становится злым, потом перестает улыбаться и чувствовать радость, а после шестьдесят шестого заклинания превращается в сухое мертвое дерево. Что в википедии называется ко-ря-га.
Мишка вытаращил глаза на животное, пытаясь осмыслить сначала говорящего кота, а потом все, что он сказал.
– Тогда Капустину надо быстрее спасать!– закричал Мишка.
– А мы тут, по-твоему, чем занимаемся? – спокойно промурчал секретный кот, уплетая новый кусок колбаски.
Максим присоединился к разговору:
– А что, если Мишка проникнет к Капустиной домой и выкрадет у нее книгу?
– Ха, ну ты молодец! И как я к ней проникну?
Максим пощекотал пальцем подбородок и посмотрел в потолок:
– А ты скажи, что хочешь на олимпиаду по русскому попасть. Уговори позаниматься. Только обязательно у нее дома. Придумай что-нибудь, приукрась…
– Да не пойду я к ней один! Я не справлюсь, – отпирался Мишка.
– А ты с собой секретного кота возьми! – не сдавался Максим.
– Да Михаил, я теперь от тебя ни на шаг. Привыкай, – важно погладил усы секретный кот.
– Ну, вот и договорились,– обрадовался Макс и с благодарностью пожал лапу секретному коту.
До дома Мишка и кот шли молча. Каждый размышлял о своем. Правда, для всех прохожих Мишка шел по улице один, потому как секретного кота никто видеть не мог. Только в кровати перед сном Мишка прервал молчание:
– Кот, а имя у тебя есть?
– Я Пескариа́ндрий в третьем поколении,– с гордостью произнес кот.
– Как-как? Пескри…Песра…. Ладно, буду звать тебя Пескарь.

***
На следующее утро Мишка догнал Капустину перед кабинетом биологии:
– Здорово, «Капуста – в голове пусто».
– Привет, «Утюгов – башка без мозгов», – отозвалась Ленка. Это было стандартное приветствие, на которое никто из них не обижался.
Мишка зашаркал ногой и опустил взгляд, как будто ему неловко:
– Тут у меня это… олимпиада по русскому скоро. Ты можешь…, ну… позаниматься со мной…. а? Ну ты же такая умная, знаешь все, и на доске почета вон висишь … Хочешь, я тебе за это конфет принесу…
– Ладно, Утюгов. Приходи с эклерами. У твоего дома встретимся в три.
– Ааа… у меня нельзя… У меня – ремонт! Представляешь, по всей квартире. Шум стоит страшный – никаких условий для учебы…
– Хорошо, жди меня на крыльце после уроков, пойдем ко мне заниматься. Только не ныть и не жаловаться. Будешь выполнять все задания.
– Ага …я понял… буду, – выдохнул с облегчением Мишка.
Дома у Капустиной был идеальный порядок. Тетради и учебники ровной стопкой лежали на столе. Все фломастеры и карандаши разложены по цветам. Одежда нигде не валяется. Кровать заправлена. Шторы с идеальными складками. Просто ужас! Эклеры, политые шоколадной глазурью, упакованные в коробку, Мишка аккуратно поставил на край письменного стола.
Два часа пытала его Капустина правилами, словарными словами и безударными гласными. Рука писать устала и в голове уже все закипело. Капустина подошла к Мишке и заглянула через плечо в его тетрадь:
– Давай немного отдохнем. Я пойду, чайник поставлю. Будем чай с эклерами пить.
Ленка вышла из комнаты. Мишка тут же наклонился к своему рюкзаку и скомандовал:
– Пескарь, скорей ищи книгу!
Совсем с другой стороны замурчал голос секретного кота:
– Я давно уже все нашел. На кровати, под подушкой. Быстрее прячь ее в рюкзак!
Мишка даже не успел встать со стула, как в комнату вернулась Капустина с чашками чая и блюдцами для пирожных. Мишка выбрал из коробки самый крупный эклер, только начал его кусать, как пушистая невидимая лапа ударила по руке. Эклер упал и оставил шоколадный отпечаток на Мишкиной рубашке.
– Ничего другого, Утюгов, я от тебя не ожидала! Сейчас принесу влажные салфетки, – сморщилась Ленка.
Капустина вышла из комнаты. Мишка резко обернулся, разыскивая глазами секретного кота:
– Пескарь, ты че творишь?
– Помогаю тебе. Книгу хватай!
Мишка достал книгу из-под подушки и сунул в рюкзак с учебниками. Капустина вернулась с влажными салфетками в руках:
– Держи, можешь себе оставить, у меня еще есть.
– Ага, спасибо. Слушай, мне идти надо. Я забыл, что кота надо покормить. Я пойду?
– Иди, Утюгов, иди. Только если олимпиаду написать хочешь, еще позаниматься придется, ¬– важничала Ленка.
– Да, да. Как-нибудь потом. Обязательно.
Мишка отошел от дома Капустиной и сразу позвонил Максиму:
– Макс, привет. Книга у меня. Завтра утром перед уроками жду тебя у входа в парк.

***
Мишка проспал. До выхода из дома оставалось пять минут. Он беспорядочно бегал по комнате. Правой рукой чистил зубы, левой натягивал джинсы и в перерывах доставал из рюкзака одни учебники и закидывал другие. Пескарь сидел в кресле и медленно с наслаждением жевал котлету. Еще три зажаренные котлеты лежали рядом на тарелке.
Мишка вынул зубную щетку изо рта и возмутился:
– Пескарь, ты не лопнешь?
– Я всегда ем, когда волнуюсь. А у нас ситуация непростая… Хочешь кусочек? – не прекращая жевать промурчал секретный кот.
– Некогда, опаздываем, Максим нас в парке ждет.
Ребята встретились на главной аллее парка, недалеко от школы. Мишке не терпелось рассказать во всех деталях о вчерашнем испытании:
– …А пескарь, как треснет мне лапой по эклеру, чтобы я измазался, и Капустина за салфетками убежала. Так и забрали книгу. А что дальше–то делать будем?
– Книгу мы скоро отправим в Патентный совет. Пусть там решают, что с ней делать. Главное – Капустину спасти, пока она в сухую корягу не превратилась,– Максим говорил серьезно, как взрослые.
– Может, сотрем ей память за весь год?– предложил Пескарь.
– Да ты что! Она так вообще все забудет и на второй год останется. Не вариант. Может, просто ей все расскажем? – волновался Мишка.
– Ну конечно! Мы ей все расскажем, а она нас в котлету превратит и съест? – ворчал секретный кот.
– А Капустина очки носит? – уточнил Максим.
– Конечно! Она ж отличница!
– А что, если мы ей очки подменим? Разоблачительное стекло вставим в них вместо линзы, и она сама все увидит. Мишка, сможешь ей очки незаметно подменить?
– Ну как всегда! Мне – самое сложное!
– Давайте я ей под ноги брошусь, она упадет, и Михаил незаметно подменит очки, – протяжно промурчал секретный кот.
– Пескарь! Ты моя лучшая ошибка! – Мишка оглянулся по сторонам, чтобы погладить кота, но вокруг никого не было.
Все шло по плану. Мишка прислал фото Капустиной в очках. Максим волшебничал над изготовлением дубликата очков с разоблачительными линзами. Пескарь волновался и доедал из холодильника последние рыбные котлеты, расхваливая кулинарные способности Мишкиной мамы. Спасательную операцию назначили на четверг.

***
Последний урок в четверг Мишка прогулял. Они с Максом поджидали Капустину. Прозвенел долгожданный звонок на перемену. Капустина вышла из школы на крыльцо и задорно на одной ноге проскакала по лесенкам. Раздался кошачий визг. Ленка охнула и упала. Очки слетели на асфальт. Ребята побежали к пострадавшей. Максим подобрал портфель. Мишка незаметно сунул ее очки себе в карман, а из другого кармана достал волшебные и протянул Ленке.
– Капустина, ты чего? Не ушиблась?
Капустина растерянно потирала колено и морщилась от боли:
– Утюгов? Ты за мной следишь что-ли? Почему сегодня на уроке не был? А это кто?
– Это ко мне брат двоюродный приехал. На вокзале его встречал, поэтому прогулял,– ловко выкрутился Мишка.
Капустина надела волшебные очки и взяла портфель.
– Тебе, Утюгов, не прогуливать, а заниматься надо.
– Кстати про «заниматься». Пойдем со мной в библиотеку. Давай ты мне книгу посоветуешь для самостоятельной подготовки.
– Удивляешь меня, Утюгов. Что, прям будешь сам заниматься?
– Буду!– убедительно махнул головой Мишка.
– Ладно, пойдем, – прихрамывая, Ленка поковыляла обратно в школу.
Максим шепнул Мишке:
– Кажется, не заметила подмены. Все идет, как задумано.
Библиотекаря за рабочим столом не оказалось. По шуршанию книг и стуку каблуков было понятно, что Агата Витальевна где-то в стороне художественной литературы для старших классов.
– Одну минуточку. Я сейчас закончу и подойду.
Капустина радостно крикнула в ответ:
– Агата Витальевна! Здравствуйте! Это Лена Капустина. Я вам Утюгова привела. Он хочет в библиотеку записаться.
Звук каблуков стал звонче.
– Леночка, какая ты молодец. И что же хочет почитать твой друг?
Агата Витальевна вырулила из-за стеллажа с книгами. Ленка ахнула от испуга, попятилась назад и наступила на ногу Максиму. Макс крепко схватил ее за запястье и сквозь зубы прошептал в самое ухо:
– Веди себя как обычно. Не подавай виду. Пока она не знает, что ты ее видишь – мы в безопасности. Отвечай на вопрос… Отвечай!
Ладони вспотели, ноги стали ватные, язык онемел. Ленка кое-как промямлила:
– Может… вы что-то… посоветуете…
Агата Витальевна посмотрела на Мишку:
– Чем ты интересуешь? Фантастика? Животные? Наука?
Мишка так волновался, что даже не мог понять, за себя он больше переживает или за Капустину. Он почувствовал, как Пескарь крепко обвил всеми лапами его ногу.
– Я про котов… Ой, про китов люблю…
Агата Витальевна развернулась и опять нырнула за большой стеллаж с яркими книгами, комментируя свои передвижения:
–У меня как раз есть отличная книга про обитателей океана.
Капустина обернулась к Максиму и вцепилась в него двумя руками:
– Ты это видел?! Что это?
– Это она тебе дала? – Максим достал из своего рюкзака «Магию для чайников» и покрутил перед Ленкиным носом.
Ленка схватила угол книги и с возмущением потянула на себя:
– А ну отдай! Мне ее еще в библиотеку сдавать!
Максим схватил за другой край книги мертвой хваткой:
– Если хочешь волшебничать, надо делать это по правилам. А в этой книге про правила специально ничего не написано. Мы тебе с Мишкой помогаем! А гоблин тебя обманывает!
Макс резким рывком вырвал «Магию для чайников» из рук Капустиной и спрятал обратно в рюкзак.
– Нашла. Главные обитатели океана, – Агата Витальевна вышла из-за стеллажа с книгой в руках.
Дети вздрогнули и отступили от нее на пару шагов. Библиотекарша остановилась, подозрительно прищурилась и произнесла низким хриплым басом:
– Догадались, значит? Ну и как мне с вами поступить? Я уж думала, из Леночки получится отличное сухое дерево. Ненавижу противных четвероклашек!
Агата Витальевна подняла книгу над головой и стала принимать облик мерзкого чудовища. В воздухе запахло гнилыми помидорами. Максим выхватил из кармана заготовленный листок блокнота и громко прочел вслух:
– Пусть злой библиотекарь превратится – в учебник, что никому не пригодится!
Неприятный запах исчез, но вместо него комната наполнилась едким белым дымом. Мишка закашлялся и побежал открывать окно. Максим стал размахивать руками, разгоняя дым. Ленка присела на корточки и подняла с пола старую серую-зеленую потрепанную книгу.
– Три-го-но-метри́-чес-кие уравнения для начальных классов. Что это такое?! – прочитала Капустина на обложке.
– То, что точно никто не будет читать! – ответил Максим.
Ленка приложила руку ко лбу, проверяя, нет ли у нее температуры:
– Может, я сплю…? Может мне все это снится? Утюгов, ты мне снишься?
Опираясь на подоконник, Мишка записал что-то в блокнот, повернулся к ребятам и радостно зачитал:
– Сверху с малиной. С кремом внутри. На всем по эклеру! А лучше по три! Ты же эклеры любишь? – уточнил он у Капустиной.
В руках у ребят появились пирожные.
– Утюгов? Ты? Волшебничать умеешь? Я точно сплю!
Но аппетитные сладости уже делали свое дело. Все стали жадно жевать свежие эклеры. Ленка даже подобрела.
Дверь приоткрылась и в библиотеку заглянула голова учительницы истории:
– Ребята, вы Агату Витальевну не видели?
– А она заболела! – быстро сообразил Мишка.
– И марш с пирожными в столовую! Вы же знаете, в библиотеке есть нельзя! – построжилась голова и захлопнула за собой дверь.
Максим подошел к Капустиной:
– Ты не переживай! Мы тебя правильно волшебничать научим. А книгу эту спрячем в самом дальнем углу. С сегодняшнего дня мы все будем за ней присматривать. Запишемся в библиотеку, и раз в неделю станем проверять, на месте ли гоблин.
Ребята пошли к самому дальнему стеллажу. Мишка забрался Максиму на плечи и поставил потрепанную книгу на верхнюю полку.