Муркбург. Масандра и Жан играют в детективов.

Муркбург.
Масандра и Жан играют в детективов.
1.
Лиза нажала кнопку, стекло опустилось, в машину хлынул поток соленого морского воздуха. Улыбаясь, она зажмурилась и выставила лицо навстречу ласковому ветру.
— О, надо показать это Масандре, — спохватилась девочка.
Открыв дверцу у зажатой между сиденьями переноски, она вытащила трехцветную красавицу кошку. Та жалобно мяукнула и вцепившись когтями в футболку, прижалась к маленькой хозяйке.
— Держи крепче. Это ее первое путешествие. — Мама улыбаясь оглянулась назад с переднего сиденья машины.
— Масандра у нас молодец, она не испугается. — Папа подмигнул Лизе в зеркало заднего вида.
Машина петляла по узкой улице маленького приморского города. Пропитанные солью дома, благосклонно прятали под своей тенью многочисленных отдыхающих. Мама, папа, Лиза и кошка Масандра, а по-домашнему Мася, приехали на открытие филиала своего кондитерского магазина.
— Смотри Мася, какой чудесный город. Мы поживем здесь немного. У нас будет новый дом. — Лиза отцепила от себя кошку и развернула ее к окну.
Трехцветная, пушистая красавица жалобно мяукнула и испуганно уставилась на городской пейзаж.
Папа чертыхнулся, машина взвизгнув тормозами резко остановилась на светофоре. Лиза потеряв равновесие выпустила из рук свою питомицу. Мяукая, кошка заметалась по салону автомобиля и выскочила в открытое настежь окно. Удачно приземлилась на четыре лапы и скрылась между домами неизвестного ей города.
— Масандра, Мася, Мася! — Плакала и звала ее Лиза, но кошка пропала.
2.
Хозяйка салона красоты сегодня была не в настроении, то и дело звучал ее грозный голос. Она громко ругала мастеров в лицо, ядовито шипела за спинами у клиентов, досталось и Жану. Закипая от недовольства, он вышел в скверик выпить молока.
Французский чистокровный пудель, рыжего окраса, он носил модную прическу Континенталь и работал собачьим парикмахером — грумером в салоне «Жан и Элен».
«И уж если она назвала салон моим именем, то должна меня уважать», — хмурился своим мыслям Жан, лакая молоко.
«Допустим, не только твоим», — отвечала на возмущения разумная сторона его натуры.
Впрочем, подобный внутренний диалог был обычным делом. Жан допил свой любимый напиток и уже в прекрасном расположении духа направился обратно. Дверь салона открылась и ему навстречу вышла дама с идеальной укладкой, но не идеальной овчаркой без намордника. Псина зарычала, оскалилась и вырвав поводок из рук хозяйки, рванула вслед за пуделем. Уже почти чувствуя ее зубы на своей шее, то и дело оглядываясь, он завернул за угол и нос к носу столкнулся с лохматой, трехцветной кошкой.
«О-ля-ля, ужасная прическа, милочка, я бы….», — не успел он додумать мысль, как понял, что оказался в тупике. Развернулся к преследовательнице и испуганно поскуливая, прижался к стене дома. Овчарка, оскалившись, наступала на жертву.
— Мяу. Мяу. — Кошка выгнув спину дугой, утробно завывая, зашла с тыла злобной псине и выпустив когти запрыгнула ей на спину.
Заскулив, овчарка крутанулась вокруг себя, один раз, второй, третий, и скинув защитницу к ногам ошалевшего от увиденного пуделя, завывая покинула поле боя.
— Вы живы? — Кошка уселась напротив Жана, пытаясь вылизать свою длинную шерстку. Недовольно повела хвостом из стороны в сторону, оставила это занятие и посмотрела на пуделя.
— О моншер, вы спасли мою драгоценную жизнь, да я, для вас. Прошу пойдемте со мной. — Прикладывая лапу то к груди, то ко лбу, он увлек кошку за собой.
— Проходите, проходите, — открыв дверь пригласил он ее в салон. — Вениамин, отмени все записи, у меня особый клиент, — усадив кошку в кресло, скомандовал он помощнику.
Недовольно сморщившись, йоркширский терьер Вениамин, смерил взглядом с лап до головы неухоженную, со свалявшейся шерстью трехцветную кошку и положил лапу на экран телефона.
— Как же так можно милочка, довести себя до такого вида. Недостойно такой манифик как вы. — Перебирая колтуны приговаривал Жан.
— Ох, если бы вы знали мою историю, — вздохнула кошка, — вы бы не стали меня осуждать.
Они познакомились. Жан только охал и прищелкивал языком слушая историю Масандры. А его волшебные лапы мастера мыли, расчесывали, выстригали, наводили лоск на теперь уже блестящей, ухоженной шерсти кошки.
— От тебя удивительно пахнет — ванилью, бельгийским шоколадом, яблоками и корицей. — Закончив работу пудель вдохнул исходящий от нее запах.
— Мой хозяин, лучший кондитер нашего города, — вздохнула Масандра. — Удивительно, что спустя столько дней, ты унюхал это.
— Перед тобой лучший нюханос города Муркбург, — заважничал Жан. — А впрочем, я лучший во всем, развернул он кресло с кошкой к зеркалу.
Она грустно вздохнула, на нее смотрела красавица, которой она была когда-то в прошлой жизни.
3.
— Алло, шеф, объявилась кошка. Беспаспортной породы. Очень подозрительная. Уже втерлась в доверие к нашему нюханосу. Понял! Есть, не спускать глаз.
4.
Масандра проснулась. В кабине старого грузовичка было светло. Обрывки сна, счастливых моментов прошлой жизни еще витали у нее в голове. Она обвела взглядом свое жилище. Грязные окна с пожелтевшими занавесками, потертая кожа сидений. Этот грузовик на свалке показал ей ее новый друг – пудель Жан. Все лучше, чем каждый день искать место для ночлега. Выгнув дугой спинку она потянулась и открыв окно, жадно вдохнула воздух раннего утра.
— Доброе утро, дорогуша. — В окне возникла довольная морда Жана.
Кошка от неожиданности отпрянула и потеряв равновесие свалилась с кресла на грязный пол.
— Напугал меня. Мяу. — Оглядывая свою пыльную шерсть, — недовольно мяукнула хозяйка.
— У меня сегодня мероприятие, составишь мне компанию? — Пудель с утра уже был причесан, благоухал парфюмом и пребывал в отличном настроении.
— Не пойду я никуда. Придумал тоже. — Масандра лапой пыталась очистить мордочку от паутины.
— Бросай хандрить, пойдем, поедим деликатесов моншер. — Посмеивался Жан, глядя на ее попытки умыться. — Я приглашен со спутницей, не идти же мне с Веней. Но тебя конечно тоже нужно привести в порядок, ты выглядишь несколько отвратительно. — Заявил Жан. — Придется постараться и превратить тебя в леди.
У Масандры щекотало в носу и ушах, она еле сдерживалась, чтобы не чихнуть. От такого заявления, она рассердилась, отняла лапку от носа и внезапно громко и смачно чихнула, окатив его идеальную прическу брызгами и остатками паутины.
— О! Как же так? Что ты натворила? Моя прическа! Не камильфо. — Пудель мгновенно перестал скалиться и брезгливо разглядывал свое отражение в пыльном окне грузовика.
Масандра упав на спину, расхохоталась, — Ну, кто из нас теперь манифик? Вот теперь, пожалуй, мы больше похожи на пару. — Продолжала смеяться кошка.
— Я жду тебе в салоне не позже двенадцати. — Оскорбился пудель. — Будь добра явиться. Милочка.
Закинув в окно приглашение на две персоны, Жан поспешил в салон.
Масандра посмотрела на завитушки и цветы на пригласительной карточке и настроение у нее опять испортилось. Она недовольно фыркнула и выскочив в открытое окно направилась завтракать на свой любимый пирс. Наверняка рыбаки уже наловили рыбки.
5.
Вдвоем с Жаном они поднялись по белым ступенькам мраморного крыльца. Масандре было не по себе. Идеальный газон, каменные дорожки, дорогие вазоны — все вокруг кричало о богатстве хозяек этого дома. Пудель нажал на звонок, дверь открыл старый мопс.
— Ваше приглашение? — Указал он взглядом на блюдо с карточками приглашений других гостей.
— Где-то оно у меня было, — прошептал Жан, крутанулся и с карточкой в зубах важно прошествовал мимо дворецкого.
— А кошка? — Мопс загородил ей вход.
— Она со мной. Приглашение на две персоны. — Пудель вернулся и положил приглашение на блюдо.
Спрятав робость под томным взглядом, Масандра проследовала вглубь дома. Богато украшенный зал был полон гостей.
— Этот город должен называться Гавсбург или Песбург. — Разглядывая собак разных пород, хмыкнула кошка.
— Отлично выглядите. Все. Все без исключения прекрасны. Просто манифик. Прелестны. — Рассыпался Жан в комплиментах и поздравлениях перед хозяйками.
Масандра села неподалеку, из-под прикрытых век она наблюдала поздравительный спектакль. Пудель перебирая передними лапами и встряхивая высоко взбитым коком на голове, раскланивался перед тремя длинношерстными небольшими собачками, восседавшими на мягких подушках. Держа торчком большие рыжие уши сестры породы японский хин, довольно поправляли идеально уложенную шерсть перед французским грумером.
Ощерив в улыбке мордочки и высунув язычок они согласно кивали в ответ на каждый комплимент Жана. Преподнеся каждой в подарок небольшой сверток и заверив их в дружбе, он поспешил прочь, уступив место следующему гостю.
— Уф, ну все, можно приступать к закускам. — Раскланиваясь направо и налево, он прошествовал между гостей к Масандре. — Что с тобой милочка? Да на тебе шерсть дыбом. — Удивился он.
Кошка сама не понимала, что происходит. Выпустив когти, она пыталась поймать ускользающее ощущение.
— Ты ничего не чувствуешь, мяу? — Она сглотнула.
— Дорогая моя, среди какафонии духов и туалетной воды, я не чувствую даже запаха фуа-гра. — Отмахнулся Жан и поспешил к накрытому столу.
Масандра не сдвинулась с места. Весь вечер она просидела не шелохнувшись, внимательно осматривая комнату. А Жан с удовольствием уплетал угощения, танцевал и веселился с гостями.

6.
— Сейчас, сейчас, уже не сплю, идууу. — Масандра со стоном перевернулась. Кто-то громко стучал в окно.
Оторвав голову от подушки, она выглянула из фургона. — А, Веня, это ты. Что случилось? — Стряхивая остатки сна, удивилась она.
— Гав. Жан просит зайти к нему в салон. Срочно. — Брезгливо разглядывая обстановку старого фургона передал просьбу Вениамин.
— Почему он сам не пришел? — Поежилась от утреннего бриза Мася.
— Много клиентов и хозяйка сегодня не в настроении. Опять. Жан не смог. И побыстрее. Гав. — Убегая, через плечо выкрикнул помощник мастера.
— Командир нашелся. Мяу. — Фыркнула кошка и начала лениво умываться.
7.
— Вот! Полюбуйся! Ты видела утренние новости? — Жан сунул ей под нос экран телефона.
— Громкое ограбление! Вчера вечером, во время приема в честь дня рождения известной всему городу Муркбург троицы сестер, были похищены золотые медали, полученные хозяйками за победу на выставке собак. Под подозрением все гости вечера. Полиция уже начала опрос подозреваемых. — Прочитала вслух Масандра.
— Нет, ты только подумай, я, чистокровный французкий пудель под подозрением. — Возмущался Жан, — меня уже вызвали повесткой.
Всегда спокойный и выдержанный, он нервно подергивал помпоном на кончике хвоста. Идеально уложенная прическа сбилась и разлохматилась. Ноздри удивительной нюхасти носа нервно трепетали.
— Не волнуйся, дорогой. — Она ласково об него потерлась. — Я уверена, ты вне подозрений.
— Мы, вне подозрений милочка. Мы. — Сделал ударение на последнем слове Жан. — На вечер мы ходили вдвоем. Ты забыла?
Масандра шумно вздохнула.
8.
— Алло, шеф. Она пришла. Нет. Разговора не слышу. Наверняка обсуждают ограбление. Есть, продолжать наблюдение.
9.
Ночь была душной. Она ворочалась с боку на бок, пытаясь свернуться клубком вокруг выпирающей из старого кресла пружины. Беспокойство назойливой мухой мешало Масандре уснуть. Недовольно мяукнув, она решила выпить молока. Подошла к холодильнику, замерла перед ним, разглядывая обклеенную дверцу. Судя по количеству наклеек из разных городов, хозяин фургона много путешествовал. Она протянула лапу приоткрыла холодильник и застыла, разглядывая магнит поверх старых наклеек.
«Точно»! Масандра развернулась, захлопнула дверцу холодильника и выбежала из фургончика.
От удара магнит свалился на пол. С него весело поблескивая глазками, улыбались три мышонка.
10.
В нерешительности она сделала несколько кругов вокруг двухэтажного дома, где жили Жан с Еленой. Большие темные окна салона красоты на первом этаже мягко рассеивали свет уличных фонарей. Окна второго этажа квартиры хозяйки были открыты. Масандра мяукнула несколько раз. Медлить было нельзя. Не дожидаясь больше ответа, стараясь держаться темной стороны улицы она поспешила к особняку.
Жан пошевелил носом. Тонкий кошачий запах прервал его сладкий сон. Соскочив с кровати хозяйки, он подбежал к окну и успел увидеть мелькнувший в свете фонаря трехцветный хвост. Задумчиво побарабанив когтями по подоконнику, он поправил выбившийся из прически завиток и выбежал из спальни.
Масандра остановилась на тротуаре через дорогу от особняка японских хинов. Город людей спал. Это был обычный приморский городок, в нем жили и работали люди. Муркбург, был городом собак в городе людей, которые не подозревали, какая жизнь кипит у обожаемых ими питомцев.
На лужайке работал автополив. Пробежав по мокрой траве, брезгливо встряхивая лапками, она поднялась на крыльцо. Замерла в тени сложенных друг на друга подушечек. Собачья заслонка в двери была приоткрыта. Оглянувшись по сторонам, Масандра бесшумно юркнула в дом.
Принюхалась, мышами не пахло. Прикрыв глаза, она вспомнила куда вел ее Жан на празднике, и направилась в зал. Ночью комната выглядела совсем по-другому. Принюхиваясь, она медленно обходила помещение.
«Вот оно! Тот самый мышиный запах»!
— Ах, как не хватает твоего носа, Жан. — Прошептала Масандра, пытаясь унюхать еле уловимые остатки мышиных следов.
— Хм, кхе, кхе, как ты попала в дом?
От неожиданности она вздрогнула, высоко подпрыгнула, оказалась на подоконнике и не оглядываясь выпрыгнула в окно. Приземлилась на металлическую крышку канализационного люка. Испуганно почувствовала подушечками лап холод металла. Под ее весом крышка наклонилась, противно скрежетнув когтями по металлической поверхности не найдя за что зацепиться, Масандра с воем нырнула в трубу. Щелкнув, люк вернулся на место. Окно за ней бесшумно закрылось. Автополив продолжал работать. От пребывания кошки в особняке не осталось ни одного следа.
В полной темноте, раскинув лапы Масандра летела вниз. По стене колодца, сплетенная из разноцветных шерстяных ниток, змейкой вилась лесенка. Масандра попыталась ухватиться за нее лапами, но тонкие нити рвались под ее весом. Это не остановило, но замедлило падение и она плавно свалилась в сплетенную из этих же нитей сеть на выходе из трубы.
Тут же все вокруг нее зашевелилось, запищало, задвигалось. Опутанная сотней маленьких лапок в кокон, она почувствовала, как ее подхватил серый мышиный поток и потащил по темным канализационным переходам. Задыхаясь в сковавших ее путах, Масандра потеряла сознание.
Очнулась она от боли в ухе. Кто-то сидел у нее на голове.
— Включилась наконец-то, шерстяное недоразумение.
Сквозь боль Масандра попыталась разглядеть куда она попала. Небольшие огарки свечей, слабо освещали большое квадратное подземное помещение. На входе толпились мыши, запрыгивая друг на друга, меняясь местами, подергивая носом и выставив вперед два желтых зуба, они живым клубком перекрывали проход.
— Мяу! — Она почувствовала, как острые зубы вцепились ей уже во второе ухо.
Раздался противный смех и щерясь окровавленной мордой, с нее спрыгнула большая черная крыса.
— Давненько к нам не захаживали подобные экземпляры. Правда, ребята?! — Мыши согласно запищали и закивали мордочками.
— Что мы сделаем с таким чудесным шерстяным подарком?
— Как скажешь. Как скажешь. Ты главная. — Подобострастно зашептали мыши.
Масандра молчала. Шевелила стянутыми за спиной лапами. «Легко я не сдамся», — мрачно думала она, когтями подцепляя нитки, и разрывая путы.
— А ты что скажешь? — Крыса остановилась перед пленницей и заглянула ей в глаза. — Она нас не боится, вы представляете?! — Возмущенно взвизгнула крыса и на всякий случай отскочила подальше.
— Да как она смеет? Как она смеет? — Зашелестела, задвигалась серая масса.
— Значит так, — приняла решение крыса.
Договорить она не успела. Живая мышиная дверь на входе начала пищать и передвигаться. Замелькали усы, носы, лапы, хвостики, на мгновение клубок замер, раздался хлопок и выбитые водяной струей мыши влетели внутрь и гроздьями повисли на сетке опутывающей кошку. Вода заливала помещение.
«Утону», — подумала Масандра и вновь потеряла сознание.
11.
— Когда я подбежал к дому, только и успел увидеть, как ты вылетела в окно и свалилась в колодец. Пришлось звать на помощь полицию. — Закончил свой рассказ Жан.
Масандра сидела укутанная в плед и наблюдала как начальник полиции, черный терьер Жером, командовал арестом мышиной компании. Крепко связанную крысу, уже погрузили в фургон, а мыши все выходили и выходили из канализационных тоннелей.
— Усы вверх, длиннохвостые негодяи, на вас гавкает сам начальник собачьей полиции. — Подгонял арестованных Жером.
Мыши пищали, испуганно жались друг к другу. Масандра отвернулась.
— Знаешь Жан, даже такая толпа мышей не смогла бы провернуть дело с кражей медалей в одиночку. У них был помощник. Кажется, я знаю кто это. — Она скинула плед на газон и направилась к особняку.
— Паршивая овца? В доме? Не может быть! — Воскликнул Жан и поспешил за ней.
В холле было тихо. Масандра и Жан вошли через заслонку и направились в зал приемов.
— Я знал, что вы придете. — Тяжело вздыхая, переваливаясь на лапах, навстречу им вышел мопс.
— Не верю своим глазам! — Воскликнул пудель. — Почему? Зачем?
— Старый я стал, — мопс помолчал, — а им поднеси, подай. Спят с хозяйкой, а меня из спальни выгнали. Никакого уважения. — Грустно закончил пес.
Масандра и Жан переглянулись.
— Медали вернешь?
— Они в доме, мыши их украли и передали мне.
— Предвкушаю свежие заголовки завтрашних новости — Мопс герой находит медали сестер. — Нараспев произнес Жан. — Возвращение в спальню хозяйки я тебе гарантирую. — Подмигнул он мопсу. — Пойдем милочка, я еще должен привести тебя в порядок. — Они развернулись и покинули дом.
12.
— Как вы с ней поступите, шеф? Может быть, выселить ее из города? Все-таки нет регистрации? Еще и сует хвост не в свое дело.
Начальник полиции Жером молча смотрел вслед удаляющейся парочке.
— Продолжай наблюдение. — Он развернулся и направился к служебной машине.
— Но..
— Никаких но.
— Я понял. — Раскланиваясь и пятясь назад, агент дождался пока автомобиль Жерома скроется за поворотом. — Драная кошка. Строит из себя детектива. — Зло прошептал он и засеменил прочь по тротуару.