Моя лохматая няня

«Моя лохматая няня»

А знаешь, какая у меня няня?
Воот такая!
(На иллюстрации видна часть тела няни. Няня огромная, лохматая)
Что? Не веришь?
А зря! Ведь дело было так...

Однажды в дверь трижды позвонили.
Дзынь! Дзынь! Дззыыннь!
Папа открыл и обомлел — на пороге стояла... йети!
— Добрый день! Семья Зайкиных здесь проживает? — как ни в чём не бывало спросила посетительница. — Я по объявлению.
— Простите, но вышла какая-то ошибка... — вытаращил глаза папа. — Мы никакого объявления не давали.
— Как не давали? Только вчера видела в интернете.
— Ах! Вы про фен! К сожалению, он уже продан.
— Фен мне ни к чему — шерсть сама высыхает. Я здесь из-за ребёнка.
— Чьего ребёнка?
— Вашего, конечно.
— А зачем вам наш сын? Он обычный человеческий мальчик!
— Вот именно! Человеческий! — улыбнулась йети, сверкнув клыками. — Я им потому и заинтересовалась: со снежными малышами слишком скучно! Каждый день одно и то же: либо на верхушку горы заберутся, либо в пещере спрячутся, либо сосулек наглотаются. Надоело! Ой… Я, кажется, забыла представиться — Йети, снежный человек. Работаю няней.
— ЧТО?! ВЫ — НЯНЯ?! — на секунду папе показалось, что он ослышался.
— Она самая. Место ещё не занято?
— Нет...
— Замечательно! Тогда нам есть, что обсудить.

Мама как раз доставала из духовки пирог, когда на трясущихся ногах к ней подошёл папа.
— Дорогая, там это... По объявлению пришли... Няня...
— Правда? Какая чудесная новость! Уже иду!
— Погоди. Сначала ты должна кое-что узнать. Няня... Эээ... Не совсем обычная.
— В смысле? У неё что — десять рук, пять ушей, четыре глаза?
— Если бы. Всё гораздо страшнее: к нам пожаловала ЙЕТИ!
— Фух, всего-то... — облегчённо выдохнула мама. — Ну, йети так йети! Почему бы и нет? Идём скорей с ней знакомиться!

Необычную гостью пригласили в комнату.
— Меня многие хвалят, — сразу перешла к делу Йети, доставая из сумки толстую папку. — Вот письма с отзывами: от семейства Ба-Бах, Бу-Бух, Клац-Клац... А бумага с обгрызенными краями — от родителей малютки Грызеллы.
— Очень интересно, — изучала чьи-то неразборчивые каракули мама. — А человеческих малышей раньше нянчили?
— Пока нет.
— Ну, ничего, с нашим сыном проблем не будет. Он воспитанный: не кусается, не рычит, не царапается. С ним нужно лишь играть да гулять. Справитесь?
— Ещё бы! — радостно закивала Йети. — Играть я люблю. А гулять тем более!
— Вот и славно! — просияла мама. — Вы нам подходите!

Я познакомился с Йети уже на следующий день. Мы потрясённо уставились друг на друга.
— Ого! Какая вы крутая! — ахнул я. — Макушка до самого потолка! А ножищи больше, чем у папы!
— Хм… Ты тоже выглядишь забавно, — пробормотала няня. — Твои волосы… Это же сущий кошмар! Негоже появляться в таком виде на людях!
— Знаю, — вздохнул я. — Пора стричься.
— Что?! Стричься?! Ни в коем случае! Будем отращивать! А ногти… Почему они такие короткие? Ими же в носу ковыряться неудобно!
— Да вроде бы нормально, — взглянул я на свои пальцы.
— А как по стенам лазаешь? Червяков выкапываешь?
— Пока не делал ни то, ни другое.
— Удивительный ребёнок, — задумчиво потёрла подбородок няня. — Тебя многому предстоит научить.

Йети долго возилась на кухне. Гремела ложками, стучала ножом. Наконец завтрак был готов.
— Приятного аппетита! — поставила на стол тарелку няня. — Всё свежее. Только-только с клумбы.
— Фу-у… Что это? — поморщился я.
— Листья лопуха, корешки одуванчиков и комочки мха. Настоящее объедение!
— А-ХА-ХА! Няня, ты что! Дети мох не едят!
— Как не едят? Почему? — растерялась Йети. — Это же так вкусно! Вот, смотри.
Няня развернула лист лопуха. Положила на него корешки. Посолила, поперчила, завернула в трубочку, облизнулась и... съела!
— Ммм… Бесподобно! — причмокнула она от удовольствия. — Попробуй!
Чтобы не обидеть няню, я откусил кусочек лопуха.
— Бе-е… Горько! Лучше сделай мне, пожалуйста, кашу.
— Э-эх… Ничего ты не смыслишь в питании, — разочарованно сказала Йети и потопала варить овсянку.

— В квартире следует убраться, — осмотрелась по сторонам няня, — а то всё на виду лежит. Ты иди, поиграй, а я пока делом займусь.
Спустя час комнаты было не узнать: пустые полки, голые стены, потолки без люстр… Исчезли даже веник со шваброй и цветочные горшки!
— Ой… Няня… А где все вещи? Здесь что, побывали воры?
— Не волнуйся, вещи я надёжно спрятала: под кровать, в кладовую, за шкаф… У нас в пещерах принято богатство в укромных уголках хранить — мало ли какой незнакомец внутрь проберётся. А у вас вон какие окна широченные! Залазь кто хочет!
— Но мы ведь живём на восьмом этаже!
— Какая разница? Хоть на крыше! Нужно быть осторожнее.
Вскоре няня поняла — она перестаралась.
— Да что же это такое… Где твои носки? — копошилась Йети под кроватью. — И куда подевался утюг? Точно помню — убрала его сюда!
— Ха-ха! Няня! Какая же ты смешная! — хохотал я. — Сама вещи спрятала, сама и ищи!
Но ничего искать Йети не стала. Вместо этого мы сыграли с ней в игру «Разложи всё по своим местам». Мне понравилось: было весело и интересно.

После уборки мы с Йети отправились на игровую площадку.
— Ничего себе! — застыла от восторга няня. — В горах только по камням скакать можно, а здесь такое раздолье!
Йети вдруг как подпрыгнула! Как завизжала! Проворно забралась на турникет, с турникета перелезла на лесенку, а с лесенки — на канат!
«Йоху-у!», — лихо съехала няня с горки. «Вжиих!», — закрутила она карусель. «Тыдых!», — плюхнулась в песочницу.
— Ах! — дружно зашумели мамы.
— Ох! — схватились за сердце бабушки.
— Ух, ты! — с восхищением прошептали дети.
— Эй! Вы что вытворяете? — замахал метлой дворник. — Это место для малышей!
— Какой зануда, — отмахнулась Йети. — Лучше бросай свою палку и присоединяйся!
Песочница няне вскоре наскучила. Она выбралась из неё и ловко вскарабкалась на верхушку самого высокого дерева.
— Кар! Кар! — возмущённо закаркала сидевшая там ворона. — Кыш отсюда, гигантская мохнатая индюшка! Это — моя ветка! Карр!
Тем временем внизу уже собралась целая толпа.
— Звоните в службу спасения! — метались в панике люди. — На дереве застряла женщина!
Послышался вой приближающейся сирены. Йети нехотя сползла обратно.
— Гражданка! Лазать по деревьям — нехорошо! — строго отчитывали няню спасатели. — Прекращайте баловаться!
Йети недовольно фыркнула.
— В песочницу нельзя! На дерево нельзя! Какие же вы, люди, скучные!
Няня взяла меня за руку, и мы зашагали прочь с игровой площадки.

— В магазин! За покупками! — скомандовала Йети.
Мы не спеша побрели по улице и по пути купили мороженое. Только я взял всего один рожок, а няня — целых пятьдесят!
— У тебя горло не заболит? — разволновался я. — Мне мама больше одной пачки брать не разрешает.
— Какой же ты умора! — засмеялась Йети. — Снег и лёд у меня любимое лакомство!
— А это вкусно?
— Не то слово! Обожаю сладкие сосульки, суп с кубиками льда и снежные шарики в вафельной крошке.
Няня продолжила уплетать мороженое, а я смотрел и завидовал.

Дорога проходила мимо стройки.
— Помогу-ка беднягам, — засучила рукава няня. — Сами они ещё долго возиться будут.
— Стойте! Вы куда? Посторонним вход запрещён! — закричали мастера.
Но Йети никого не слышала. Пум! Пум! Пум! — укладывала она кирпичи. Хряп! — вставляла окна. Бряк! — бросала черепицу.
С работой няня справилась быстро. Вот только дом получился странным: горбатые стены, на крыше — двери, а около порога — дымоход.
— Ну? Нравится? — с нетерпением спросила няня. — Я старалась!
— Некогда разговаривать! Скорее убегаем! Строители грозят нам кулаками!
— Чудаки, — пожала плечами Йети. — Как по мне, отличная вышла пещера.

Наконец мы подошли к супермаркету.
— Какой огромный магазин! — изумлённо воскликнула няня. — Здесь и купим всё необходимое.
Но проблемы начались уже на входе: Йети никак не могла пройти через турникет.
— Уфф… Да что же это такое? — пыхтела няня. — Левым боком не протиснешься, правым тоже... Попробую пролезть снизу. Упс… Кажется, застряла.
Сзади начала образовываться очередь.
— Сколько будет продолжаться это безобразие? — перекрикивали друг друга люди. — Мы станем жаловаться!
— Дамочка, турникет — не игрушка! — нахмурился охранник. — Проходите! Не задерживайте остальных!
«Дзынь! Бум! Тададах!», — вдруг разнеслось по всему залу: металлическая вертушка разлетелась на части.
Глаза охранника стали круглыми.
— Ааа… Ооо… Ууу… — вырывалось у него вместо слов.
Няня победно улыбнулась.
— Намного лучше, правда? Просторнее! Можете не благодарить.
Мы пошли дальше, а охранник так и остался стоять с открытым ртом.

— Вот это да! Какие машинки! — взвизгнула Йети при виде тележек.
Няня мигом запрыгнула в одну из них и понеслась сломя голову по супермаркету.
— Уии! Бип-бип! — верещала она. — Посторонииись!
Покупатели ойкали и отскакивали в стороны. А один дядечка с пышной бородой погрозил няне пальцем и сказал: «Ай-яй-яй!».
Еле-еле я догнал Йети.
— Постой! Никакая это не машинка! А тележка! В неё складывают продукты!
— Ну вот… — огорчилась няня. — Я думала, устроим гонки…
Йети вылезла из тележки и уныло покатила её вдоль рядов.

— Какое твоё любимое блюдо? — спросила меня Йети.
— Макароны с сосисками, грибной суп, яблочный пирог… — загибал я пальцы.
— Понятно. Будут тебе макароны. И пирог будет.
Шлёп! Шлёп! Шлёп! — одна за другой в тележку полетели упаковки макарон.
Плюмс! Плюмс! — плюхнулись сто пачек сосисок и девяносто бутылок кетчупа.
Ну а яблок няня взяла целый ящик!
— Теперь купим остальные продукты, — сказала Йети. — Те, которые не самые любимые. Ну-с… Приступим!
Товары няня особо не выбирала — брала всё подряд. Одной тележки оказалось мало. Мы взяли вторую, третью, четвёртую… Скоро на каждой из них образовалась приличная горка.
— Это всё ваше?! — ошарашенно захлопала глазами кассир.
— Наше, наше, — кивнула Йети. — Здесь, конечно, маловато будет, но на пару дней хватит.
Няня расплатилась за покупки, закинула пакеты за плечи и мы довольные покинули супермаркет.

Мне стало жалко няню: она со всех сторон была увешана сумками, как новогодняя ёлка игрушками.
— Пойдём на остановку, — предложил я. — Сядем на трамвай. Тебе, наверное, тяжело.
Йети расхохоталась.
— Да нисколечко! Я вот такие камни по горам таскаю! Или ты покататься хотел? Так это мы сейчас устроим!
Няня усадила меня к себе на спину и ринулась вперёд. В моих ушах засвистел ветер, волосы всклокочились. Чтобы не упасть, я вцепился Йети в загривок. Мы обгоняли пешеходов, велосипедистов. Автобусы и машины. Могли бы обогнать даже самолёт!
Да уж! С такой няней ни один трамвай не нужен!

К лифту Йети привыкала долго.
— Кто придумал эти гудящие коробки? — то и дело бухтела няня. — Вдруг я сейчас возьму и улечу в космос? Как потом искать будете?
— Не бойся, — успокаивал я её. — В космос лифт точно не поедет. Разве что, на самый последний этаж.
Лестница Йети тоже не нравилась.
— Через окно быстрее было бы, — размышляла она. — Или через балкон.
— Няня, даже не вздумай! Это неприлично! И опасно!
Но Йети всё же не послушалась: в один из дней она оттолкнулась от крыльца и поползла наверх словно скалолазка. Соседка тётя Роза как раз заваривала на кухне чай, когда в окне показалась лохматая физиономия.
— Караул! На помощь! — опрокинула чайник тётя Роза. — В окне — обезьяна!
— Не обзывайтесь! — возмутилась няня. — Я вам не обезьяна! Я — снежный человек! Никакого уважения!
Больше Йети по домам не лазала. А тётя Роза купила на окна плотные жалюзи.

Я люблю рисовать. У меня есть толстый-претолстый альбом и много коробок с карандашами. Но Йети мои рисунки не впечатлили.
— Мелковатые картины. Их бы крупнее сделать, — листала альбом няня. — Почему этот дом размером с ладошку? Как в нём можно жить? А корабль и вовсе крошечный. В нём разве что мышка поместится! Вот яблоко другое дело — получилось похожим.
— Но где же я нарисую большой корабль и просторный дом? На обоях нельзя, на полу тоже…
Йети задумалась. Тут в детскую как раз заглянул папа. Он быстро подсказал решение.
— Раскрасьте мой гараж! Стены там серые, унылые. Яркие краски не помешают!
Мы с няней очень старались! Нарисовали в гараже всё, что хотели: лес, горы, солнце, корабль, дом... Маму с папой… Соседского Мурзика… И даже самих себя! Йети сказала, что я — молодец!
Когда папа увидел наши рисунки, то даже крякнул от восхищения: такого весёлого гаража не было больше ни у кого!

С Йети не было скучно даже в непогоду.
В тот день шёл дождь. Барабанил по крышам, тротуарам, стучал каплями в окно.
— У-у-у… Какая скукотища… — прижал я нос к стеклу.
— А мне дождь нравится, — хихикнула няня. — Догадываешься, что после него бывает?
— Радуга?
— Не только.
— Полным-полно грибов?
— Снова не угадал. Ладно, скажу — после дождя на улице грязищи по колено!
— А разве это хорошо?
— Естественно! Неужели ты никогда не плескался в грязи?
— Не-а… — растерялся я. — Только в море. И в речке.
— Просто немыслимо! Какое упущение! — всплеснула руками няня. — Значит так: только дождь закончится, идём нырять. Готовься.
— А надувной круг с собой брать? Или ласты?
— Не нужно. Обойдёмся без них.
Едва выглянуло солнце, мы вышли во двор.
— Запоминай, как правильно, — начала урок няня. — После повторишь.
Йети расправила плечи, разбежалась и КАК ШЛЁПНУЛАСЬ в самую грязную лужу! В стороны разлетелись тучи брызг!
— Уухууу! Как здорово! — завизжала няня. — Теперь ты! Ну же, смелее!
Я зажмурился, сделал глубокий вдох и… прыгнул на самый-самый краешек лужи. Почти не запачкал кеды.
— Нее… Так не годится… — покачала головой Йети. — Давай снова. Будем тренироваться!
Мы долго барахтались в лужах. С каждым разом я прыгал всё лучше и лучше! Няня сказала, что наградит меня шоколадной медалью. А после мы с Йети лепили снеговика. Ой… То есть, грязевика. С руками-веточками и носом-шишкой.
С тех пор я люблю дождь. И зачем то море нужно?

Однажды у Йети разболелся клык. Он всё ныл и ныл, ныл и ныл… Няня выглядела печальной: не прыгала, не шутила и даже не ходила на клумбу искать червячков.
Пришлось отвести её в поликлинику. Там нас встретили как важных гостей.
— Проходите-проходите… Присаживайтесь, вот сюда, — проводил няню к креслу старенький доктор. — Ну-ка, ну-ка посмотрим, что тут у нас… Откройте шире рот… Ага! Как я и думал: нужно пломбировать! Сладкого много едите?
— Не очень. Только на завтрак, обед и ужин.
— А клыки часто чистите?
— Угу. Два раза в год.
— Надо бы чаще: два раза в день.
— ДВАЖДЫ В ДЕНЬ?! ВЫ ЭТО СЕРЬЁЗНО?!
— Какие уж тут шутки, милочка? Иначе клыки выпадут, сделаете из них бусы! А сейчас будем вас лечить.
Йети взглянула на доктора с подозрением.
— Здесь, случайно, не по старинке лечат?
— По старинке? Это как?
— Да вот так: у нас в горах клык обматывают ниткой, а её конец привязывают к ветке дерева. Ветка — ДЁРГ, а клык — ШМЯК!
— Что вы! Никаких ниток! Никаких веток! Уверяю!
Доктор быстро вылечил няне клык. Тот стал беленький, ровненький и больше не болел. Йети так понравилось в поликлинике, что она пообещала привести сюда на осмотр всю свою деревню! Интересно, знает ли об этом доктор? Надеюсь, возражать не станет.

— Теперь, когда клык больше не болит, идём в торговый центр, — сказала Йети. — Хочу принарядиться!
Мы переходили из одного магазина в другой. Продавцы суетились вокруг няни как муравьи около яблока.
«Примерьте это!», «Примерьте то!», «А вот эта кофточка выгодно оттеняет цвет вашей шерсти!», — тараторили они.
Нарядов Йети накупила уйму: платья, туфли, перчатки, шляпки… Взяла даже джинсы и кроссовки.
— Надо не отставать от моды, — пояснила няня.
Затем мы отправились в салон красоты. Там Йети перестала быть лохматой, а сделалась курчавой: её шерсть на голове накрутили кольцами и украсили цветами.
— Вау-у… Няня… Ты теперь страшно красивая! — прошептал я.
— Спасибо! — крутилась у зеркала Йети. — Вот удивятся в моей деревне! Буду там первая модница!
Но мне совсем не хотелось, чтобы няня уезжала обратно в свои горы. Вот бы она осталась здесь навсегда! Как оказалось, не я один мечтал об этом.

— Дорогой, у нас проблемы, — сказала однажды вечером взволнованная мама. — Соседи не дают мне проходу: вчера приходили Овечкины, сегодня — Курочкины и Хомяковы. И все насчёт Йети.
— Они жалуются? — испугался папа.
— Что ты! Как раз наоборот! Их дети требуют такую же няню, как у Зайкиных!
До меня долетела последняя фраза.
— Никому не отдам няню Йети! Она — моя! Слышите? Моя! — размазывал я по щекам катившиеся слёзы.
— Конечно, твоя! Чья же ещё! — обняла меня мама. — Но мне тут в голову пришла одна мысль…
— Какая?
— В нашем районе не хватает детских садов. Давайте откроем ещё один, а Йети сделаем там воспитательницей? Довольны будут все: и дети, и родители. Ну? Что скажете? Как вам такое предложение?
— По-моему, замечательная идея! — поднял вверх большой палец папа.
— Мама, какая же ты умная! — захлопал я в ладоши. — Лишь бы няня не отказалась!

Но уговаривать няню не пришлось: она с радостью согласилась стать воспитательницей.
Новый детский сад вот-вот откроется. Желающих туда попасть ооочень много! Йети будет учить нас лазать по деревьям, ходить вверх тормашками и делать грязевые бомбочки.

Ну, что? Теперь убедился?
Видишь, какая у меня няня?
Самая красивая!
Самая лохматая!
Самая прыгучая!
И немножко балованная.

Моя няня — лучше всех!