Тридцать пятое декабря и другие невероятности Жени Бублика

Глава 1. А учиться за тебя Дед Мороз будет?

– Женя, просыпайся, – сказала мама строго и отдернула занавеску в душевой. – Ишь чего придумал – спать в ванной комнате!
– Ну, мам! – Женя подложил под голову мочалку и накрылся махровым полотенцем, как одеялом.
– Никаких «мам»! – нахмурилась мама. – Чисти зубы и собирайся в школу. Что у вас первым уроком?
– Математика, – проворчал Женя, не открывая глаз.
– А вторым?
– Русский. А третьим вообще физкультура! – Женя натянул полотенце до самого носа. – Можно я сегодня в школу не пойду?
– Нельзя! – мама замахала руками, словно пытаясь отогнать от Жени настырные мысли о прогуле. – Четверть кончается. Пора об оценках подумать.
– Ну, ма-а-ам!
Мама была непреклонна. Она включила воду, и холодная струйка затекла Жене за ворот пижамы.
– Ай! Ты чего? – Женя подпрыгнул и принял боевую стойку.
– Если не возьмешься за ум, оставлю тебя без елки и без подарков на Новый год, – пригрозила мама.
Женя фыркнул. Без елки! Без подарков! Не велика беда. Что он, маленький что ли? Хотя коробка шоколадных конфет лишней не будет.
– Ты же второклассник! Ответственный человек, – наставляла мама, загружая стиральную машину. – Или за тебя Дед Мороз учиться будет?
Женя вздохнул и поплелся переодеваться в школьную форму. А про себя подумал: «Хорошая, между прочим, идея. Вот бы написать Деду Морозу письмо и попросить не новый телефон, а… Да нет, глупости! Разве он согласится?»
Весь день Женя мучился от неопределенности: писать письмо или оставить все как есть. В конце концов, собрался с духом. Вырвал из тетради лист в клеточку и старательно вывел:
«Уважаемый Дедушка Мороз! Я Женя Бублик из второго «А». С каждым годом я верю в волшебство все меньше. У тебя есть реальный шанс это исправить. Исполни желание! Походи за меня в школу до конца четверти! С уважением, Женя Бублик из второго… ой, про это я уже писал. Тогда пока!»

Глава 2. Несомненно, чудеса!

По дороге домой Женя заглянул на почту. Купил конверт и марки. Поискал в интернете адрес Деда Мороза.
– Великий Устюг, переулок Октябрьский, дом 1А, – шептал Женя, подписывая конверт. – Обычный адрес. Ничего сверхволшебного. Может, врут взрослые, и никакого Деда Мороза не существует?
– Как не существует?! – ахнул старичок в очереди и уставился на Женю. – Ты что это, мальчик, нагнетаешь? Итак жить нелегко: пенсия – кот наплакал, лекарства дорожают, зрение садится. А ты еще на святое покушаешься! На волшебство!
Женя растерялся. Посмотрел по сторонам, ища поддержки. Но никто за него не заступился. Наоборот! Все качали головами, цокали языками и приговаривали:
– Ну и дети пошли!
– Какая наглость!
– Усомниться в чуде!
– Отменить Деда Мороза!
– Куда только родители смотрят!
Оценив серьезность ситуации, Женя сунул конверт в карман пуховика и бочком протиснулся к выходу. Вслед ему летел сиплый старческий голос:
– Есть Дед Мороз! Сам скоро убедишься!
На улице Женя перевел дух. Щеки пылали, и мальчик приложил к ним две пригоршни снега.
– Ну и дела, – протянул Женя. – Все как с цепи сорвались. Вдруг у них это… предновогодняя лихорадка?
Женя свернул за угол и присвистнул. Перед ним зеленел корпус городской филармонии. На самом видном месте, у входа, висел красный в белый горошек почтовый ящик с надписью: «Письма для Деда Мороза».
– Раньше его тут не было, – задумчиво пробормотал Женя, разглядывая ящик. – Чудеса.
– Несомненно, чудеса!-раздалось сзади.
Женя обернулся, но никого не увидел. Только взъерошенный толстый воробей сидел на тротуаре и внимательно смотрел на мятый конверт в Жениных руках.
– Все это очень странно. Но очень интересно, – Женя поднялся по ступеням филармонии, потянулся к ящику и опустил в него конверт.
Внезапно громко заиграла скрипка, и тысячи упавших на землю снежинок взметнулись вверх. Белая пелена окутала Женю с ног до головы, в нос забилась снежная крупа.
– Ай! – Женя зажмурился.
– И нечего айкать! – рассердился кто-то. – Так ты все чудеса распугаешь.
Женя открыл глаза. Осмотрелся. Метель утихла, будто ее и не было. На улице один за другим зажигались фонари.
– Кто со мной говорит? – спросил Женя и на всякий случай выставил вперед кулаки.
Но никто ему не ответил. Только воробей недовольно чирикнул и, расправив крылья, улетел прочь.

Глава 3. Дед Мороз предлагает сотрудничество

Спал Женя плохо. Ему снились кошмары. Будто он окончил четверть на сплошные двойки, и мама отменила подарки и сладости на ближайшие десять лет.
Потом во сне на Женю напал пузатый воробей. Тот самый, что повстречался ему у городской филармонии. Воробей грозно махал крыльями и отчего-то мяукал, как котенок.
– Мяу! Как не стыдно! – говорил воробей. – В твоем возрасте я учился на одни пятерки. И никогда не сомневался в существовании Деда Мороза!
Женя пятился, увязая в снегу по самые щиколотки. А воробей наступал и, казалось, становился крупнее с каждым шагом. Вот он уже ростом с собаку-дворняжку. Теперь – с самого Женю…
– Мамочки! – взвизгнул Женя и проснулся.
– Тиш-ш-ше. Чудеса не любят шума, – прошептали в темноте.
Женя охнул и спрятался под одеялом. Может, он не до конца проснулся?
Пощипав себя за ногу и сосчитав до десяти, Женя высунул голову из укрытия.
– Видишь, ничего страшного, – успокаивал сам себя Женя. – Комната как комната. Стол с компьютером, шкаф. Вот учебники валяются, чья-то борода белая змейкой свернулась... Борода?! А-а-а-а!
– Молодой человек, ну что вы как маленький! – фыркнул незнакомец и, наклонившись, поднял с пола длиннющую – не меньше пары метров – бороду. – Смотрите, я сворачиваю ее в трубочку и прячу в карман шубы. Так вам спокойнее?
– Гораздо лучше, – пролепетал Женя. – Благодарю! Понимаете, я никогда раньше не видел таких длинных бород.
– По-го-но-фо-бия, – изрек незнакомец и поправил на носу очки в круглой оправе.
– Что, простите? – от страха Женя стал очень вежливым.
– Погонофобия – боязнь бороды и людей, у которых она есть, – пояснил гость. – В таком случае, молодой человек, я не понимаю.
– Не понимаете чего?
– Не понимаю, зачем вы меня позвали.
Женя поперхнулся. И на всякий случай снова ущипнул себя за ногу.
– Сомневаетесь, что это вам не снится? – усмехнулся незнакомец. – О, эти современные дети! Они с рождения не признают волшебство! Поверить в Человека-паука им проще, чем в Деда Мороза.
– В Деда М-м-мороза? – Женя покрылся испариной. – Вы хотите сказать…
– Хочу! – гость закивал седой головой. – Я – Дед Мороз! Даже паспорт имеется. Показать?
Женя промычал что-то невнятное и схватился за телефон. Дед Мороз в его квартире! Настоящий, с бородой! Надо срочно сфотографировать, а лучше записать на видео. Иначе никто не поверит.
– Не стоит, – смутился бородач. – Я сегодня не фотогеничный. И вообще! Давайте-ка обсудим условия нашего сотрудничества.
– Какого такого сотрудничества? – Женя выронил телефон из рук.
– Делового, – Дед Мороз бодро зашагал по комнате. Огромные валенки старика оставляли на ковре снежные следы. – В письме вы попросили меня исполнить желание – окончить за вас школьную четверть.
Голова у Жени пошла кругом. Неужели его письмо долетело до Великого Устюга? Невероятно!
– Все невероятное рано или поздно становится вероятным, – воскликнул Дед Мороз. – Но давайте вернемся к главному. Вы, Женя Бублик, пожелали поменяться со мной местами.
– Нет-нет! – запротестовал Женя. – Я только хотел, чтобы ты… чтобы вы…
– Чтобы я ходил за вас в школу, – Дед Мороз остановился и пристально посмотрел на Женю. – И я согласен! Но кто, позвольте спросить, будет отвечать за новогоднее волшебство?
– Кто?! – Женя подался вперед и чуть не свалился с кровати.
– Вы! Женя Бублик, ученик второго «А» класса, – Дед Мороз подмигнул Жене и протянул сложенный вдвое лист.

Глава 4. Часы в Ледяной башне

– Что это? – Женя уставился на темно-синий лист, испещренный серебряными снежинками.
– Договор, – широко улыбнулся гость. – В современном мире, молодой человек, слова не стоят ничего. А вот договор, да еще с печатью нотариуса – дело серьезное. Подпишем?
Женя сглотнул. Никогда прежде не подписывал он важных бумаг. Папина подпись, которую Женя подделал, чтобы получить освобождение от физкультуры – не в счет.
– А на каких условиях? – поинтересовался Женя.
– О! Да у вас, молодой человек, деловая хватка! – белые брови старика поползли вверх. – Одобряю-одобряю. Условия договора простые. Я хожу вместо вас в школу, а вы – замещаете меня на работе.
– Что за работа? – почесал нос Женя. – На детские утренники заглядывать и подарки из мешка доставать?
– Само собой, – согласился Дед Мороз. – Но есть задачи поважнее.
Бородатый гость огляделся по сторонам, словно опасаясь шпионов. А потом наклонился к Жениному уху и прошептал:
– Часы в Ледяной башне!
– Чего-о-о? – не понял Женя.
– Чего-чего! – передразнил Дед Мороз. – Вам сколько лет, молодой человек?
– Восемь с половиной.
– Эх! Такой большой, а как мало знает! – Дед Мороз в сердцах стукнул по полу заиндевелым посохом. – 31 декабря в полночь я этими самыми руками завожу волшебные часы в Ледяной башне на Краю земли. Стрелки делают полный оборот, и начинается отсчет Нового времени.
Разгоряченный Дед Мороз потряс посохом в воздухе и, конечно же, зацепил люстру на потолке. Дзыньк – звякнула лампочка накаливания.
– Прошу прощения! Увлекся, – пробормотал гость, краснея. – Итак, часы. Заводить их нужно непременно. Иначе…
– Что? – прищурился Женя.
– Иначе – все! – вздохнул Дед Мороз. – Новый год не наступит. Январь не сменит декабрь. Дети не получат подарки. И все, кто ждал волшебства, раз и навсегда в нем разуверятся.
– Кошмар! – Женя театрально заломил руки.
– Зря смеетесь, молодой человек, – обиделся Дед Мороз. – Чудеса существуют для тех, кто в них верит.
– А я уже не маленький, чтобы…
– Ну-ну. А кто сегодня утром написал мне письмо? Кто загадал желание?
Женя закусил губу.
– Не стесняйтесь своих желаний, молодой человек, – в голосе Деда Мороза послышались ласковые нотки. – Все они – правильные. Потому что идут от сердца.
– Даже те, которые глупые? – тихо спросил Женя.
– Даже они, – подтвердил Дед Мороз. – Без них вы, люди, не поймете, чего на самом деле хотите. Ну что, Женя Бублик из второго «А»? Подписываем договор?
Дед Мороз развернул синий лист, и Женя ахнул. Серебряные снежинки замерцали, задвигались и превратились в буквы. А буквы – в слова.
– Сей договор заключен между самым настоящим (просьба не сомневаться, паспорт имеется!) Дедом Морозом и учеником гимназии номер… – читал Женя вслух. – А, ладно! Подписываю!
И в ту же секунду в комнату ворвался снежный вихрь. Завыла, застонала злая метель.
– Часы в Ледяной башне! Не забудь перевести-и-и! – услышал Женя напоследок.

Глава 5. Борода в морозилке и советчики-невидимки

Женя с трудом разлепил веки. Где он? Почему вокруг все такое белое и холодное?
Женя задрожал, чихнул. С посиневшего кончика носа упала сосулька и, коснувшись пола, разлетелась на мелкие кусочки.
Спустив ноги с кровати, Женя с удивлением отметил, что она вытесана из глыбы льда. Ледяными оказались и стулья с высокими изогнутыми спинками, и стол на тонких ножках, и фрукты в глубокой тарелке.
– Д-д-д! – отбивали дробь Женины зубы. – Кто выключил отопление?
Фланелевая пижама промерзла насквозь. Женя с тоской подумал о свитере и пуховике, которые остались дома.
– Должна же быть здесь теплая одежда? – Женя обвел взглядом комнату. – Шкаф! Разумеется, ледяной. Что тут у нас?
Женя дернул дверцы за ручки и отступил в недоумении. В шкафу висела дюжина красных шуб, отороченных белым мехом. Здесь же нашлись и огромные валенки с разноцветными заплатками на пятках.
– Ого! – Женя потянул за расшитый серебром кушак, торчащий из кармана шубы. – Договор-то в силе! Теперь я – Дед Мороз.
Из дальнего угла раздалось негромкое хихиканье. Женя обернулся.
– Кто здесь?
– Нет никого, – пропели тонкие голоса. – Тебе показалось.
Женя вытаращил глаза. И правда, комната пуста. Но кто-то же с ним разговаривает!
– Галлюцинации. От холода, – зашуршали в другом углу.
Женя повернул голову, но снова никого не обнаружил.
– Ладно, – махнул он рукой. – Разберемся позже. Сейчас главное – согреться.
Тяжелая шуба, в которую вцепился Женя, упала на пол с глухим «пу-у-х».
– Шуба весит килограммов десять. Валенки – по килограмму каждый, – возмущался Женя, пытаясь совладать с обновками. – И как это носить? Посох еще неудобный!
– А ты не ворчи, – попросили вкрадчиво. – Иногда все гораздо легче, чем мы думаем.
Женя покосился на пустой угол и сунул руку в необъятный рукав. Ноги утонули в валенках, шапка съехала на нос.
– Я же говорил! – запричитал Женя, но осекся.
Он не сразу понял, что произошло. Шуба вдруг стала невесомой, как лебяжий пух. Валенки сели на ноге, как влитые. А шапка вернулась на положенное место, на макушку.
– Невероятно! – выдохнул Женя.
– Не забудь про рукавицы, – напомнили советчики-невидимки.– Без них посох держать неудобно.
– И про бороду! Какой же Дед Мороз без бороды!
– А где ее взять, бороду? – запаниковал Женя.
– Где-где! На кухне, конечно! – запищали невидимки. – В морозилке лежит, инеем покрывается.
Женя пожал плечами и отправился на поиски бороды. В волшебном доме Деда Мороза он уже ничему не удивлялся.

Глава 6. Лже-Женя Бублик

С самого утра во втором «А» классе царил переполох. Длинная, как удав очередь зевак тянулась к распахнутой настежь двери кабинета.
– Вы видели? Видели?!
– Мальчик с бородой!
– И с усами!
– А еще мешок с собой притащил. Говорят, в нем подарки!
– Может, аниматор на утренник заглянул и заблудился?
– Вон директор! Пропустите, дайте дорогу! Сейчас Петр Никитич во всем разберется.
И действительно, стремительной пружинящей походкой к кабинету приближался директор гимназии. Лицо Петра Никитича сморщилось, как от зубной боли. Он очень не любил, когда срывали урок.
– Та-а-ак. Что здесь происходит? – прорычал директор, врываясь в класс.
– Вот, Петр Никитич, – всхлипнула перепуганная учительница и направила указку в сторону второй парты у окна. – Гражданин утверждает, что он ученик второго «А» класса, Женя Бублик.
Петр Никитич медленно поправил очки на носу. За годы его педагогической практики случалось всякое. Дети из соседней гимназии по рассеянности приходили на уроки в эту. И наоборот.
Но чтобы за партой восседал пузатый бородач в трещавшем по швам школьном костюме?.. Такое безобразие директор видел впервые.
– Как это возможно? Куда смотрел охранник?! – побледнел Петр Никитич.
– У гражданина пропуск, – не поднимая глаз, пролепетала учительница. – На имя Жени Бублика.
– А где сам Женя? – Петр Никитич вытянул шею и завертел головой.
– Я! – пробасил со второй парты бородач. – Я – Женя Бублик. Я бы вам и паспорт показал, только второклассникам его не выдают.
– И-и-и-и, – заплакала учительница. – Пропал наш Бублик. Что я теперь его родителям скажу?
– Без паники! – скомандовал директор и обратился к ученикам. – Ребята, вам знаком этот бородатый нарушитель?
– Конечно, Петр Никитич! – закричали ребята. – Это Дед Мороз!
– И-и-и-и, – учительница опустилась на стул и закрыла лицо ладонями.
– Шутки решили шутить, – зашипел директор. – А я вот полицейских позову. Пусть разбираются, где настоящий Женя Бублик, а где наглый притворщик!
Ученики заулыбались, заерзали на стульях. Похоже, сегодня отменят не только математику, но и русский и физкультуру!
– Да говорю вам – я Женя Бублик! – бородач с трудом поднялся из-за парты – мешал внушительных размеров живот – и засеменил к доске. – Можете меня проверить! Длину ломаной линии легко узнать, если померять линейкой длину каждого звена и найти сумму этих длин.
– А второй способ? – оживилась учительница.
– При помощи циркуля отложить на прямой отрезки, равные по длине звеньям ломаной, – затараторил бородач. – Потом измерить длину всего отрезка.
– Правильно, Бублик! Пять! – захлопала в ладоши учительница.
Директор прислонился к стене и дрожащей рукой ослабил узел галстука.
– Ну знаете! – прошептал он. – Я этого так не оставлю. Я разберусь!

Глава 7. У волшебников есть правила

Пока Лже-Женя решал математические задачи и осваивал премудрости переноса слов, настоящий Женя Бублик примерял бороду перед зеркалом.
– Какая-то она куцая, – Женя хмурился, разглядывая свое отражение. – У всамделишного Деда Мороза борода – ух! По земле стелется, я сам видел. А у меня так, недоразумение.
– И тут он недоволен! – возмутилась невидимка за Жениной спиной. – У волшебников есть правило: чем больше добрых дел ты совершишь, тем длиннее будет твоя борода.
– Опять вы? Не надоело прятаться? – Женя снял с ноги валенок и в сердцах швырнул его туда, откуда раздавался писклявый голос.
И тут же сам подпрыгнул на месте. Жене показалось, что чья-то крепкая рука дернула его за искусственную бороду на резинке.
– Эй! – Женя попятился, споткнулся и плюхнулся в сугроб – их в волшебном доме Деда Мороза было в избытке.
– А за плохие поступки борода будет укорачиваться ровно на пять сантиметров, – зашумели советчики-невидимки. – Эдак никогда тебе не стать настоящим Дедом Морозом!
– Ну и пожалуйста! – Женя с трудом выбрался из сугроба и принялся отряхивать шубу от снега. – Не очень-то хотелось. Я здесь временно, по договору.
Невидимки зашептались. Женя смог разобрать всего несколько слов: «Ненадежный», «Часы в Ледяной башне» и «Все пропало».
– Мальчик! – писк раздался у самого Жениного уха. – Мы обучим тебя всем волшебным премудростям. Экспресс-курс по новогодним чудесам! Готов записывать?
– Еще чего! – фыркнул Женя. – Учебы мне и дома хватает! Здесь я буду бездельничать, пока сил хватит. Где у вас мороженое? А ледяные горки? Санки и снежколепы мне тоже пригодятся.
И не слушая возражений, Женя Бублик помчался на улицу. До самых сумерек катался он с горки, сражался с воображаемыми врагами в снежной крепости и забегал домой только для того, чтобы перекусить пломбиром в шоколадной глазури.
Вечером у Жени заболел живот, и поднялась температура.
– А я говорила, говорила! – шептали из левого угла.
– Нет, это я говорил, говорил! – пищали из правого.
– Да какая разница! – прикрикнули с потолка. – Итог один: мы имеем расхворавшегося мальчику, который ни за что не справится с работой Деда Мороза.
– И зачем только Настоящий Волшебник согласился на такую авантюру?
– Он просто выполнял желание ребенка. Глупое, между прочим. Но с желаниями не поспоришь – вредно для здоровья.
– Эх!
– Ох!
– Эй, – простонал Женя, не открывая глаз. – Дайте больному глоток сладкого компота. И еще один брикет мороженого. Пожа-а-алуйста!
– Хватит с тебя, – рассердились невидимки. – Иначе до конца года не выздоровеешь.
– А тебе еще подарки сортировать!
– И открытки подписывать!
– На утренники ходить!
– Про часы в Ледяной башне я вообще молчу!
До поздней ночи совещались невидимки у Жениной кровати. Но Женя Бублик их не слышал. Он крепко спал.

Глава 8. Все возможно, если не сомневаешься

Поздним вечером в школьном кабинете с табличкой «Директор, грозный и мудрый» горела настольная лампа. Худая высокая тень металась из угла в угол. Петр Никитич шагал от стола к шкафу и обратно, размахивая руками, как ворон крыльями.
– Ничего не понимаю, – бормотал себе под нос директор. – Учителя, дети – все как сговорились! Называют этого бородача-самозванца Женей Бубликом. Ставят оценки в журнал, зовут играть в лапту. Неужели они не видят, что никакой это не Женя? Чудеса…
– Несомненно, чудеса! – донеслось из открытого окна.
Петр Никитич замер. Он был не из пугливых. Характер имел твердый и решительный. Но сейчас, разглядывая танцующую на ветру занавеску, директор почувствовал внутри колючий холодок.
– К-к-кто здесь? – спросил Петр Никитич.
– Здесь? Никого, – раздалось в ответ.
Щелк! Лампа на столе погасла.
– Вы уверены? – Петр Никитич смотрел в темноту расширившимися от ужаса глазами.
– Абсолютно!
И тут Петр Никитич почувствовал странное. На его лысеющий затылок, на острый орлиный нос, на сгорбленные плечи падало что-то мягкое и холодное. Снег?!
– Снег, – подтвердил некто за занавеской.
– Но как же? Возможно ли? – директор сделал пару шагов к окну. Снег захрустел под ногами.
– Все возможно, если не сомневаешься. Помнится ты, Петя, сорок лет тому назад верил в чудо. И был счастлив, правда?
– Правда, – одними губами произнес Петр Никитич.
– А что же теперь?
– Теперь я вырос.
– Разве взрослым запретили волшебство?
– Нет… То есть да! – директор сдавил пальцами виски и закачался из стороны в сторону.
– Кто запретил? Кто этот безжалостный человек?
– Я! – Петр Никитич со стоном опустился в кресло. – Я сам себе запретил.
– Зачем? – голос за занавеской звучал сурово. Но отчего-то Петр Никитич знал, незнакомец не причинит ему зла. Наоборот, поможет.
– Я боялся, что не поймут. Я хотел как лучше, – принялся оправдываться директор. – Сейчас такое время. Мало кто верит в чудеса. Даже дети!
– А ты не будь как все, Петя. Не бойся! Верь.
– Но… Стыдно в таком возрасте! Я же серьезный человек! – директор подтянул колени к груди и обхватил их руками. Он стал похож на маленького мальчика, растерянного и одинокого.
– Взрослым и серьезным людям чудеса нужны в первую очередь, – улыбнулся незнакомец за занавеской. – А теперь иди домой и ложись спать, Петя.
– Постойте! Я же не разобрался! – директор вскочил и подбежал к окну. – Понимаете, тот мальчик! У него борода и усы. Все говорят, что он Женя Бублик, а я сомневаюсь.
– Не сомневайся. Ве-е-ерь! – голос удалялся и, казалось, летел по чернильному ночному небу прямиком к луне.
Петр Никитич постоял у открытого окна. Потом потянулся влево, снял с обледеневшего карниза воробьиное перышко и крепко сжал в ладони.

Глава 9. Тридцать пятое декабря и тройка по физкультуре

– Кто?! Кто не уследил? – высокий голос невидимки звенел от напряжения.
– Это он! – пищали в левом углу.
– Нет, она! – возмущались в правом.
– Да какая теперь разница! Мы все виноваты. Мальчишка снова объелся мороженым. У него озноб!
– А до Нового года остались считанные минуты!
– Подарки не упакованы, открытки не подписаны!
– Часы в Ледяной башне на Краю земли! Кто теперь переведет стрелки?
– Все пропало…

Женя Бублик проснулся от настойчивого чириканья. Воробей? Это вряд ли. Откуда ему взяться в ледяном царстве?
Перевернувшись на другой бок, Женя плотнее завернулся в одеяло. Но сон не возвращался. А звонкое «чик-чики-р-рик!» не смолкало.
Женя открыл глаза и икнул от неожиданности:
– Ты?! Невероятно!
– Я! Прошу любить и жаловать, – пузатый воробей сидел на спинке кровати, склонив голову набок, и разглядывал Женю черным глазом. – Веремей Варфоломеевич Чиричкин, Первый советник Деда Мороза.
– Очень приятно, – пробормотал Женя. – Никогда бы не подумал, что Дед Мороз консультируется по важным вопросам с воробьем!
– А что такого? – нахохлился Веремей Варфоломеевич. – Я проворный, в курсе всех новостей. А еще на редкость коммуникабельный и стрессоустойчивый.
– Кому… кликабельный?
– Общительный, если так понятнее, – снисходительно усмехнулся воробей. – А теперь к делу. Знаешь ли ты, мальчик, какой сегодня день?
Женя посмотрел на настенный календарь. И чуть не упал с кровати.
– Тридцать пятое декабря?! – голос у Жени задрожал. – Но… так не бывает!
– Еще как бывает, – захлопал крыльями Веремей Варфоломеевич. – Если нарушаешь договор и до потери пульса лопаешь мороженое, позабыв перевести часы…
– В Ледяной башне, – закончил Женя и схватился за голову. – Невероятно! Новый год-то не наступил! Что же теперь делать?
– Что делать, что делать, – передразнили на разные лады советчики-невидимки. – А мы говорили! Мы предупреждали!
– Цыц! – прикрикнул Веремей Варфоломеевич. – Болтать все горазды. А вот проявить смекалку…
– Это мы умеем!
– Это мы мигом!
– Вспомнила! Генератор чудес, спрятанный в посохе Деда Мороза! – пискнула невидимка с потолка. – Если подсоединить его к часам, механизм запустится автоматически. Стрелки сделают полный оборот и…
– И наступит Новый год, – прогремел с порога знакомый голос. – Только генератор разряжен. Чтобы аккумулировать его энергию, нужно одно большо-о-ое детское желание.
– Дед Мороз! Вернулся! – загомонили невидимки.
Веремей Варфоломеевич удовлетворенно чирикнул. А Женя Бублик стыдливо прикрыл лицо общипанной бороденкой – за последнюю неделю она заметно уменьшилась в размерах.
– Простите меня, – пролепетал Женя. – Я все исправлю! Спасу Новый год!
– Это твое желание? – хитро улыбнулся Дед Мороз.
Женя задумался. Хотелось попросить новый телефон и кучу шоколадок с орехами. Но он вовремя опомнился.
– Да! – кивнул Женя. – Хочу, чтобы все вернулось на свои места: я в школу, а вы – в Великий Устюг. Чтобы январь сменил декабрь, и люди снова поверили в волшебство. Даже наш сердитый директор Петр Никитич!
– Насчет директора не переживайте, – чирикнул воробей. – У него теперь все чудесно!
Дед Мороз, который все еще разгуливал в школьном костюме, приказал:
– Невидимки, посох мне! А вы, молодой человек, возвращайтесь домой. Вам еще тройку по физкультуре исправлять.
Женя выпучил глаза.
– Как тройку?
– А вот так! – щеки Настоящего Волшебника стали пунцовыми. – Завалил я метание мячей и челночный бег. Куда мне с такими-то габаритами!
Дед Мороз похлопал себя по выпирающему животу. Вокруг засмеялись. Громче всех хохотал ученик второго «А» класса Женя Бублик.