Сказки тётушки Ангелины


Откуда взялась радуга?

Повстречался луч света с водяной каплей. Посмотрели друг на дружку, улыбнулись, и захотелось им подружиться. Только думает луч: «А получится ли? Я, луч, – весёлый непоседа. Утром быстро просыпаюсь, целый день скачу-играю, быстро согреваю, быстро остываю, быстро освещаю, быстро засыпаю. Я всё делаю быстро, мне и товарища нужно посмелее да половчее. Капля, хоть и красавица, но уж больно неторопливая, пока её дождешься, со скуки потухнешь! Нет, не возьму её в друзья!»
А капля лежит, в солнечных всеми цветами переливается, и тоже сомневается: «Я, капля, – неторопливая, в манерах основательная, покой ценю. Долго думаю, зато начатое дело до конца довожу: просочиться – так до самого донышка, напоить – так каждую клеточку. Хоть и хорош луч, да не ужиться мне с таким верхоглядом. Все дела его: прыг – скок, и полетел дальше».
Так подумали они, подумали, покрасовались друг перед другом и разошлись восвояси. Торопыга – луч подпрыгнул, полетел, а капля по-прежнему на листочке лежать осталась, дела свои неторопливо обдумывать. Только память друг о друге крепка оказалась – не выбросишь её, не потеряешь.
День проходит, другой. Заскучал быстрый лучик: «Где же моя неторопливая красавица?» И капелька в тени лежит, тоскует: «Что же я тут одна, неужели забыл обо мне дружок мой стремительный?»
Увидали капли – соседки, что подруга их печальна, сочувствием прониклись, вопросами забросали. Поделилась капелька своим сердечным секретом, и надоумили её подружки к ветру обратиться.
Стала капелька у ветра просить: «Ветер–ветер, подуй – разгонись, да подкинь меня повыше, хочу дружка своего повидать!» Просила– просила. и согласился ветер. Завыл протяжно, завихрился, да решил не мелочиться, собрал много капель разом, согнал тёмные тучи. Толкутся капли в тучах, охота им на солнечные лучи посмотреть, да нет их нигде. Скрылись лучи, улетели все куда-то разом. Обиделись на ветер капли: зачем так ними шутить, не того они от ветра хотели. Рассердились капли и решили: не всегда нам тихонями быть – и прыгнули разом на землю. Почернело небо, испугалось, что капли о землю разобьются. Но капли ловкими оказались, прыгают, да отскакивают.
Недолго злились капли, вспомнили о своих важных делах. Успокоился и ветер – проказник, показалось счастливое солнце. Вмиг лучи его заблистали, в дружном хороводе с каплями, закружились да заиграли, Никого солнышко не обделило, каждой капле по цвету подарило.
Так, с тех пор и живут они в дружбе: друг за дружку стоят горою. Та гора радугою зовется и в награду за дружбу даётся!

Сказка про маленькую лень

Родилась однажды Лень. Маленькая такая, крошечная. Хорошенькая-прехорошенькая. Ещё не лень, а так – Ленюшка. Хоть и неохота ей было вылезать из нагретой солнцем постельки из листьев, но всё же распрощалась она со своим гнёздышком, с толстухой Ленью - Матушкой и отправилась по свету странствовать.
Идёт-бредёт себе потихоньку, видит: стоит человек и лопатой машет. Любопытно Ленюшке стало, спряталась она в кусты и оттуда подглядывает. Посмотрела – догадалась: землю тот человек копает, грядки сделать хочет. Давно видно работает: спина вся потная и лоб мокрый. А Ленюшка замёрзла в кустах, и прыг к нему, в работе согревшемуся, за пазуху. Хорошо Ленюшке, уютно, а человек тот почему-то сразу лопату отставил и отдохнуть решил. Забрался в домик, лёг и заснул.
Проснулся – удивляется, как это меня сморило? Видно, устал сильно. Ну, да ладно, отдохнул – и за дело! Встал человек, потянулся – Ленюшка и вылетела из-за пазухи. Встряхнулась, головой повертела. Думаете, обиделась? Ничуть не бывало! Довольнёшенька! Оказывается, она благое дело сделала! Без неё, Лени маленькой, человек и не сообразил бы отдохнуть, сил набраться.
Прихорошилась Ленюшка и поскакала по пыльной дорожке. Только ведь маленькие ножки устают быстро, она прыг – и села на собаку, что мимо пробегала. Собака тут же зевнула и с наслаждением улеглась на обочине. Вот те раз! На это Ленюшка не рассчитывала! Заметила кошку и забралась на неё – так та даже умываться бросила, как ей спать захотелась. Эдак и с места не сдвинешься! Подумала Ленюшка, подумала и залезла в багажник машины. И поехала! Машина-то железная, глупая, что такое «лень двигаться» не знает.
Так добралась маленькая Лень до большого города. Решила Ленюшка поискать себе укромное местечко: тёплое да уютное. Да где там! Такой гул стоит! Машины как заведенные туда-сюда снуют, озабоченные люди куда-то спешат.
Но не пропадать же. Изловчилась Ленюшка и залезла какому-то раззяве в незакрытый школьный рюкзак. Так, с комфортом, в класс и приехала. Забралась за шторку, притаилась, наблюдает – хозяина выбирает. Дети стараются, пишут, считают. Только один мальчик сидит развалившись, ногу на ногу положил, взгляд в потолок, и рукой, вниз опущенной, покачивает. Подкралась Ленюшка и – раз! – на колени к мальчугану запрыгнула. Только хотела за пазуху лезть, а оттуда другая Лень выглядывает – толстенькая, ухоженная. И на Ленюшку с гневом шикает:
– Я здесь живу! Не видишь – занято! Ищи себе другое место.
Легко сказать – ищи! Стала Ленюшка к ребятам по очереди залезать: кому в карман, кому за шиворот. Но всё не удачно. Пристроится на уроке, дети позевают немного, а как перемена – живо лень выгоняют. Никакого спокойствия! От таких переживаний стала наша Ленюшка нервная, дёрганная. Прятаться начала, особенно, после того как на уроке физкультуры в неё чуть мячом не попали. Такого страха набралась, что насилу успокоилась. Залезла к охраннику в карман, и просидела там до вечера. А вечером её и оттуда выгнали, вместе с носовым платком вытряхнули.
Кое-как добралась бедняжка Ленюшка до супермаркета и пристроилась на ночёвку на отъевшемся коте. А утром опять шум, толчея. Ушла Ленюшка из магазина, стала по улице туда-сюда сновать, хозяина подбирать. Да быстро не выберешь – опыта маловато.
Повстречала она неприглядных людей у киосков. Но у каждого за пазухой своя Лень сидит – грязная, растрёпанная. Они постоянно у них живут, там и выросли, там и состариться успели. Старые Лени молодых Ленюшек не любят. Потесниться не хотят, учить маленьких лень. А вдруг потом выгонят, места лишат. Поэтому и живут Лени обычно в одиночку.
Увидела Ленюшка плачущего малыша. « Не хочу в садик!» – громко вопил он, капризничал, топал ногами и выдёргивал свою ручонку из руки матери. А Ленюшка-то схитрила, на мягкой игрушке у ребёнка спряталась, так и добралась до детского садика.
Тот день для детсадовских работников невезучим получился. У поварихи молоко убежало, каша пригорела, суп пересолился. Воспитателей на занятиях в сон кидало, дети капризничали, не слушались, нянечки задумчивые ходили и вёдра с водой проливали. Никто не догадывался только, чьих это рук дело. Но не прижилась наша Ленюшка в садике, под вечер там уборку объявили. Она не отчаялась, с одним из ребятишек к нему домой заявилась.
И было в тот вечер Ленюшке счастье. В большую семью попала – целых пять человек, почти не занятую. Только одна Лень в ней проживала – у папы на животе. У неё-то наша Ленюшка все университеты прошла. Как заставить детишек школу проспать, как уроки забыть выучить. Как от нужного дела оторвать, чтобы фильм посмотреть; на сон сморить, когда приборка в доме не закончена. Научила детей, как на «потом» дела откладывать и как родителей «завтраками кормить». Прихорошилась немного Ленюшка, только не растёт нисколько, все такая же маленькая. Потому что гоняют её сильно и ругают каждый день. Борются с ней.
Только день на день не приходится. Приноровилась Ленюшка от одного к другому домочадцу перебираться. Всё мечтает в настоящую, большую Лень вырасти. Удастся ли? Как вы думаете?

Две мышки

Черненькая домовая мышка высунула остренькую мордочку из-за ящика, за которым, в дырке старого плинтуса была её норка. В кухне было темно, из комнаты тоже не попадало ни капли света. «Хозяйка спит. Самое время поискать себе что-нибудь на ужин», – решила мышка, и смело покинула укрытие.
Бабуля ложилась рано, жила тихо, и не докучала мышке, поэтому та привыкла вести себя раскованно. Только раз хозяйка осмелилась нарушить заведенные правила – поставила мышеловку с кусочком приятно пахнущей колбаски. Но шустрому зверьку повезло: случайно скатившаяся с подоконника луковица угодила прямо в капкан. Железная створка резко захлопнулась, так перепугав мышку, что та долго обходила стороной «страшный» угол и сторонилась любых железных предметов.
Мышка проверила любимые «хлебные» местечки под столом и около ведра и собиралась забраться на стол, как вдруг заметила два желтых огонька, два глаза пристально наблюдающих за ней из глубины коридора. Почуяв недоброе, мышка насторожилась и повела носиком. К привычным съестным ароматам кухни примешивался еле уловимый запах чужого животного.
«Кот!» – мелькнула страшная догадка. Да это был он. Старушка, устав смотреть на мышиные выкрутасы, принесла в квартиру усатое страшилище – наглого дворового кота. Нашей мышке опять повезло: сердобольная бабуля пожалела облезлого бродягу и от души накормила гостя. Поэтому, хотя кот был хорошо осведомлен, что следует делать с маленьким серым зверьком, обладающим дразнящим запахом, сейчас он хотел просто поиграть.
Котяра нарочно неторопясь направился в кухню. Мышка успела юркнуть под холодильник. Её временное убежище оказалось неподходящим местом: было слишком тесно. Вдобавок, туда почти сразу же просунулась мохнатая лапа. Кот поводил ею туда - сюда, но лапа была коротка. Мышь прижалась к стенке и замерла от страха. Ей казалось, что не только сердце стучит, даже хвостик дрожит слишком громко.
Не достав мышку, кот уселся у кухонной двери и стал лениво поджидать. Мышка попробовала протиснуться дальше под холодильник, но ей мешала металлическая стенка. Не помня себя от страха, она выскочила в узкий проход между столом и холодильником и вдруг заметила перед собой светящуюся дырку на стене. Вчера её не было. «Там можно спрятаться!» - мелькнула мысль в её маленькой головке, и в тот же миг мышка оказалась по другую сторону таинственного проема.
Это была соседняя квартира, хозяева которой вздумали в ходе ремонта объединить комнату с кухней и заодно меняли проводку. В незакрытую дырку от электрической розетки и проскользнула наша норушка.
Очутившись в новом месте, гостья чихнула. В помещении было пыльно, а пахло и вовсе невкусно. «Неужели тут нечем поживиться и мне придётся вернуться обратно? Нет, лучше не думать об этом!» И мышка, откуда только храбрость взялась, отправилась обследовать незнакомое место. Проверив углы и сделав пару зигзагов по ровному, без единой хлебной крошки полу, она подняла мордочку вверх. И тут её глазки обнаружили прямо над собой красный мигающий огонёк.
«Это, должно быть, ночничок, а где свет, там и стол, где стол – там и еда. Значит, мне туда!» – подумала наша мышка, и в несообразительности её никому не удалось бы упрекнуть. Впереди действительно был стол. Цепляясь маленькими коготками, домовушка быстрехонько забралась на него и завороженно уставилась на мигающий огонёк. Свет исходил из чёрного пластмассового существа, от которого вглубь стола тянулся длинный серый шнур.
Странное существо не двигалось, но казалось добрым и не опасным. Мышка осмелела и, подойдя поближе, стала обнюхивать незнакомца со всех сторон.
– До свидания! – вдруг по-мышиному пискнула пластмассовая коробочка.
Мышка отскочила было в испуге, но любопытство заставило её вернуться обратно.
– Вообще-то мы не поздоровались, а Вы меня своим прощанием прочь отгоняете, – робко произнесла она.
– Отгоняю? И не думала. Сейчас темно, значит надо говорить «до свидания», а утром, когда рассветёт – поздороваемся! – ответило существо.
– Как странно! Меня мама учила, что всё наоборот.
– У нас с тобой так и есть – наоборот! Я ночью сплю, а ты по ночам бегаешь, – пластмассовая коробочка была невозмутима. – Но если ты сейчас не даёшь спать, то мне ничего не остается, как немного поразмяться! – и существо побежало по столу, волоча за собой длинный шнур.
Черная норушка поспешила следом, обращаясь к невиданному зверьку на ходу:
– Позвольте полюбопытствовать, кто Вы? – обратилась она как можно вежливее. «То что у кого-то могут оказаться другие правила, это ведь не причина для недовольства, не правда ли?» – думала она.
– Я надеялась, ты сразу признаешь свою родственницу! – удивилось существо. – Разве мы не похожи? Я – мышка.
– Мы-мышка?! – оторопело повторила домовая мышь.
– Не мымышка, а просто мышка! Компьютерная мышь! – гордо произнесла пластмассовая коробочка и замигала ещё быстрее.
– Пи-у –пи! – только и смогла произнести от изумления грызунья. – Я и не думала, что у меня могут быть подобные родственники. Мамочка рассказывала мне только о хомяках и крысах. Но крысы – они огромные и жадные, а хомяки бесхвостые и им, как и белым мышам везёт – их люди кормят, любят…
– Довольно, голубушка! Я вижу, ты была примерным ребенком! – пропищала компьютерная мышка. – Все эти сведения мне знакомы, хотя я ни дня не училась! Самое главное, в чём вам, живым мышам повезло – вы свободны! Можете бежать куда захотите, а я вот! – и компьютерная мышка горестно кивнула на свой длинный хвостик – шнур, – навсегда привязана к своему хозяину - компьютеру!
– Если твоя беда только в этом, я могла бы тебе помочь. Мне не трудно перегрызть твой хвостик, и ты будешь вольна бегать, где хочешь! – предложила мышка-домовушка.
– В самом деле, это так просто? Так сделай же это немедленно! – закричала компьютерная мышь.
– Конечно, я сделаю это. Но у меня есть одна просьба.
– Так говори же, не тяни. Услуга за услугу! Я буду счастлива доставить тебе радость, – торопливо пропищала пластмассовая родственница.
– Я голодна, а ты, наверное, знаешь, где здесь раздобыть еду, – попросила мышка-норушка. Для меня сытый желудок важнее свободы!
– Разумеется, я подскажу. У моего хозяина еды сколько хочешь, – заверила компьютерная мышь. Я сейчас наведу курсор на пару знаков, найду нужную страничку в Интернете… Тебе даже трудиться не надо будет, только прыгай по клавишам какие я укажу, и у тебя глаза разбегутся от обилия разных вкусностей.
– Замечательно! А ты можешь забраться в соседнюю квартиру, там есть уютная норка. Она моя собственная, но я дарю её тебе! – восторженно отвечала норушка. Ужасный кот напал на меня, и я еле спаслась. Но тебе он будет не страшен, ведь ты совсем не пахнешь мышью.
– Как здорово, что мы встретились! Мы поменяемся ролями, и у нас будет всё, о чём мечтали! – две мышки обнялись в сладостном порыве и заторопились выполнить свой план.
Через пару минут живой зверёк остался на столе обнюхивать кнопки клавиатуры компьютера, а освобождённая пластмассовая мышка, волоча за собой обрывок хвоста, весело улепетывала в бабушкину квартиру.
Норушку вначале ослепил яркий свет, льющийся из волшебного прямоугольного окошка. Мышке же всегда нравилось жить в темноте. Но, постепенно глаза её привыкли, и она стала различать на экране буквы. Она вспомнила наставления новой подруги и робко нажала лапкой на клавишу со стрелочкой. Волшебное окошко поехало вверх и показалось, что же вы думаете? Огромное блюдо, заполненное до краев кусочками бекона, листьями салата и ещё чем-то ужасно соблазнительным, названия которого мышка не знала.
Бедная маленькая норушка! Она никогда не видела так близко такую замечательную еду! Мышка повела носиком. Странно, великолепная пища ничем не пахла. Зверюшка хотела подобраться поближе, но только она ступила на клавиши, тарелка исчезла, и вместо неё опять появились невкусные буквы. Если бы мышка умела читать, она бы узнала, что перед ней всего-навсего кулинарная книга. Но, к сожалению, мыши в подавляющем большинстве неграмотны. Ей стало так обидно, что она от досады изо всех сил запрыгала по клавиатуре. И о, чудо! Перед ней опять красовалась тарелка, на этот раз с огромным тортом. «Теперь-то я буду осторожнее», – сказала себе норушка, обежала злополучные клавиши и, подобравшись вплотную к волшебному окошку, встала на задние лапки. Великое разочарование постигло голодную мышь. Вкуснейшая еда на тарелке оказалась лишь красивой картинкой. Горько рыдая, мышка начала царапать острыми коготками ненавистное красочное окно, пока оно не сделалось чёрным, как эта неудачная ночь.
Компьютерная мышка в это время сумела пробраться в соседнюю квартиру, хотя оказалось нелегко протиснуться в дыру, ведь она была несколько крупнее своей юркой родственницы. Отыскав норку, она не оценила скромное жильё и поспешила ознакомиться со всей прилагающейся к норе квартирой. «Как тут темно», – с сожалением думала мышка, обегая половицу за половицей. «Неужели нельзя было оставить зажжённым хотя бы маленький ночник? Я так привыкла к огням монитора! Должно быть, я попала в мезозойскую эру, здесь нет и следов цивилизации: ни факсов, ни сканеров, ни принтеров! Наверное, даже и о сотовых телефонах не слыхали! Ничего себе судьба выпала: затеряться на пустыне линолеума! Я представляла себе реальный мир не таким скучным.»
В это время молодому коту надоело сидеть в незнакомом месте, и он захотел поразвлечься. Заметив движущийся объект, котик навострил уши и стал внимательно наблюдать. Его внимания хватило на полминуты, потом зелёные глаза хищника вспыхнули, кот подобрал лапки и, лихо прыгнув, схватил обнаглевшую «мышь». Но не тут-то было – добыча, выскользнув из лап, загремела по полу.
–Ай! Ой! Ломают-убивают! – запищала пластмассовая мышка и попыталась добежать до дивана.
Кот не растерялся и прыгнул на неё во второй раз. И на этот раз пластмассовая игрушка не попала в когти. Кота охватил азарт. «Что за прелесть игра в кошки-мышки!» – думал прожженный бродяга, прыгая снова и снова. Он научился подцеплять лапой жалкий обрывок хвостика у своей жертвы и подкидывать мышку в воздух. Кот загонял её под диван, делал вид, что нетерпеливо ждёт, но быстро вытаскивал игрушку мохнатой лапой.
Бедная компьютерная мышка! Она никогда в жизни не совершала таких трюков! Только раз она случайно сорвалась с заботливо постеленного человеком «коврика для мышки» и повисла на длинном хвостике-шнуре. Но тот внезапный страх был ничто с теперешним ужасом. Как бы она сейчас хотела, чтобы всё вернулось обратно, и у неё был бы прежний длиннющий хвост и спокойная надёжная работа в одном месте.
Бабушка проснулась оттого, что дворовый «спаситель от мышей» с грохотом гонял по полу какую-то пластмассовую коробочку.
– Ах, ты, негодник! Я для чего тебя сюда принесла? Чтобы мышей ловил! А ты, что делаешь?! – гневно воскликнула бабуля и, схватив не оправдавшего доверия кота за шиворот, понесла к входной двери.
Кот, зажмурив глаза, послушно ждал неприятностей обычно завершающих словесные внушения. Но трёпки не последовало. Бабушка распахнула дверь и вышвырнула «зажравшегося подлеца» вон. Кот отряхнулся и, наконец, сообразив, что дальнейшего нагоняя не последует, уселся на площадке перед дверью прилизывать взъерошенную шерстку. «Странные существа люди! Может, утром сменят гнев на милость?»
Исцарапанная и побитая компьютерная мышь еле доползла до кухни и уткнулась в угол, где была мышиная норка. Отдышаться бы немного и скорее назад, домой!
Хорошо там, где нас нет!


Девочка и дракон

Жила девочка, которая очень любила петь. Голос у неё был сильный, звонкий, и мелодию она выводила красиво, а вот петь при людях стеснялась. И от родителей таилась. Не было в их семье любителей пения, да и среди окружающих подобных увлечений не встречала, вот она и думала, что это дело нестоящее. «Несерьёзное», – так говорил строгий папа. Он работал кузнецом и одобрял только нужные вещи, сделанные своими руками.
Каждый вечер, справившись с дневными обязанностями, девочка убегала на озеро, садилась на бережок – и душа её раскрывалась. Заслышав чарующие звуки, замолкали, прислушиваясь, птицы; олени поднимали рога и начинали танцевать диковинные танцы.
Лёгкий ветерок, касаясь губ девочки, слегка охлаждал её дыхание и, зачарованный, разносил весть о певунье по окрестностям. Шелестели, вслушиваясь, травы. Бархатные тени скользили по вечереющим горам. Даже солнце, перестав купаться в облаках, ненадолго выныривало и посылало девочке приветственный лучик.
– Восхитительно! Ах, как восхитительно! – восторженно трепетали крыльями бабочки и стрекозы.
Но маленькая певунья не замечала ничего. О чём она пела? О том, что чувствовала её душа, что любило её маленькое сердце, открытое всем чудесам, которые случаются на матушке-земле.
И вот однажды, когда девочка по обыкновению радовала мир пением, к озеру подкрался огромный дракон, схватил юную певунью и унёс её далеко-далеко, в тёмный замок, стоящий на вершине высокой скалы.
Боже мой! Как плакала и умоляла девочка отпустить её. Ведь дракон оказался не просто большим, но ещё и безобразнейшим чудовищем, а жилище его – мрачнее самой страшной пещеры. Но дракон не хотел слушать никакие мольбы и увещевания.
– Я хочу, чтобы ты пела! – грубым голосом приказал дракон девочке. – Пой! – и обжёг воздух огненным дыханием.
Девочка ужасно испугалась! Сердечко её бешено колотилось, а руки, прижатые к груди, сами собой сжались в кулачки. Но что она могла поделать? Противиться дракону означало немедленную смерть!
«Пусть я умру, но сначала спою свою самую любимую песню!» – подумала девочка и закрыла глаза. В мрачном логове раздались необыкновенные звуки.
Словно горный ручеёк, звеня прохладой, побежал по камушкам, словно алое солнце обняло просыпающуюся землю…
Девочка всё пела и пела. И – о, чудо! Стены мрачного замка стали постепенно светлеть. Волшебной песней, как слезой, омыло все трещинки и потёртости тёмного камня, и он стал чище, наряднее. А музыка всё звучала. Плавная мелодия трепетно касалась стен… и они не выдержали, начали превращаться… в горный хрусталь! Лучи солнца озарили его, и он засверкал, заискрился всеми цветами радуги. В замке повеяло ароматом фиалок и горного ландыша, пол пророс нежной травкой – и чудесам, казалось, не будет конца!
И когда юная певунья закончила песню и открыла глаза, готовая встретить самую страшную казнь, изумлению её не было предела. Вокруг сияли стены прекраснейшего замка, а напротив, не отрывая от неё глаз, стоял юноша. В углу комнаты валялась небрежно брошенная драконья шкура.
– Ты убил дракона? – воскликнула поражённая девочка.
– Я убил злого дракона в себе! – ответил юноша. – И в этом помогла мне ты!
И он поведал свою историю:
– Я был злым и жестоким и натворил много ужасных дел. Моё сердце обросло бронёй, ум не воспринимал ни мольбы жертв, ни голос совести. Добрый волшебник, присланный по воле Великого Духа, чтобы уберечь от моего неправедного гнева невинных людей и животных, превратил меня в отвратительного дракона. Целыми днями я метался по замку и окрестностям, желая снять проклятие – шкура дракона была мне невыносима. Твоё чарующее пение сорвало доспехи с моего сердца, и я ощутил другой мир! А сейчас я отвезу тебя домой.
– Но как мы вернёмся? – прошептала девочка. – Ведь вокруг замка только неприступные острые скалы, а ты – уже не дракон, который умел летать?
– Нет, я всё ещё дракон, – ответил юноша, склонив голову, чтобы не показать навернувшиеся слёзы. – Мужчинами не становятся в одночасье. Но я верю, что смогу найти в себе силы и волю, чтобы совершить снимающий чары поступок. Хочу навсегда остаться человеком.
Юноша набросил на себя шкуру дракона и вновь превратился в безобразное чудище, но оно уже не пугало девочку. Юная певунья отважно забралась на спину чудовища, они выбрались из хрустального замка и полетели.
– Где ты была? Мы тебя повсюду искали! Говорят, в округе появился страшный дракон! – накинулись на девочку родители, когда она появилась на пороге дома вместе со статным юношей. – Спасибо тебе, незнакомец. Наша дочь так беспечна!
– Это я должен вас благодарить – ваша дочь спасла меня! – ответил юноша. – У неё божий дар – необыкновенный волшебный голос. Не надо утаивать его, не надо стесняться петь.
– Я буду помнить тебя! Буду мысленно разговаривать с твоим сердцем! – прокричала девочка на прощание, когда юноша сделал шаг, чтобы уйти.
Далеко в горах и во времени затерялось село, где жила девочка, и мы не знаем, чем закончилась эта сказка. Но сердца людей тают, когда они слышат чарующее пение и музыку. Даже души грешников вспоминают, что такое любовь. А дети с тех пор обожают рисовать драконов.