Как Баба Яга и Кот Ученый русалку на море везли

Эту старушку Варя встречала в их доме раз в год. Каждую весну бабушка приезжала в квартиру № 13, и та оживала. Оттуда порой доносились странные звуки, приглушенный смех, а иногда по всему подъезду пахло пирогами и еще чем-то странным, но удивительно душистым и наверняка вкусным. Однако бабушка жила в квартире ровно неделю, а потом вновь исчезала. И квартира № 13 пустела до следующей весны.
И вот старушка приехала снова, на этот раз с худым облезлым серым котом. Кот выглядел изрядно потрепанным, как и старая бабушкина накидка с меховой оторочкой из какого-то непонятного зверя. Мама сказала, что эта накидка называется «манто», а про зверя ничего не сказала.
Варе старушка нравилась, при встрече с ней бабушка приветливо улыбалась, прищуривая глаза за стеклами очков. А еще от нее приятно пахло. Варя даже не могла объяснить, чем: то ли теплой землей, то ли полевыми травами, то ли сливовым вареньем. А скорее всего, всем вместе! И от этого запаха Варе казалось, что она гуляет по весеннему лесу или цветущему лугу.
Кота Варя увидела впервые. Кот тоже видел Варю в первый раз, но церемонно кивнул головой, дернул седыми усами и посторонился, спускаясь по лестнице навстречу ей. Варе даже показалось, что кот произнес: «Здрррррасьте!» Она удивленно оглянулась, но увидела лишь удаляющийся серый хвост.
В этот день ливень застал горожан врасплох – с утра ничто не предвещало такого буйства стихии, но петербургская погода своенравна и хитра. Обманутые прогнозами жители без зонтов мчались прятаться по подворотням и подъездам, чтобы переждать дождь.
Варя сидела у окна и смотрела, как потоки воды пенисто бурлят по асфальту и исчезают в водостоке. И вдруг на пустой мокрой улице она заметила старушку из тринадцатой квартиры. Та из последних сил боролась с непогодой. Но непогода побеждала! Бабушкино манто намокло и прилипло к сухощавой фигуре, словно связав ее. Отчего старушке было тяжело ловить улетавший из рук черный зонт на длинной деревянной ручке. С седых волос, скрученных на затылке в пучок, стекала вода прямо за воротник. В руках бабушка несла большой пакет. И Варе даже со второго этажа было заметно, какой он тяжелый.
«Надо помочь!» – вмиг решила Варя и бросилась вниз по лестнице. У дверей парадной она встретила серого бабушкиного кота, который с разбегу бросался на входную дверь, пытаясь открыть ее. Но у него не получалось, худому коту не хватало сил тягаться с массивной дверью.
Варя распахнула дверь и помчалась под ливнем спасать бабушку. На бегу она поймала ускользавший по тротуару черный зонт и вручила его старушке.
– Вот, давайте я подержу его над вами! И пакет ваш понесу! – сказала Варя. Она так хотела помочь, что не замечала, как сама уже вымокла насквозь.
– Хорошая девочка, добрая, – улыбнулась старушка. – Ты лучше зонт держи, а уж пакет я как-нибудь донесу.
Серый кот суетился под ногами и принюхивался к пакету.
– Опять минтай взяла? Говорил же, она путассу больше любит, – вдруг услышала Варя, когда они втроем зашли в парадную.
– От путассу у нее живот болит, нечего выдумывать. Какая была рыба, ту и взяла! – ответила старушка коту.
– У вас кот разговаривает! – изумленно произнесла Варя, остановившись на ступеньках.
– Спасибо, я знаю, – спокойно кивнула та.
– А что тут странного? Ты вон тоже разговариваешь, – недовольно фыркнул кот.
– А давно вы разговариваете? – осторожно спросила Варя у кота.
– С тобой минуты две, да и то много, – ответил кот. – Пошли скорей, чего встала, не видишь, промокли мы совсем.
Варя послушно стала подниматься по лестнице. Перед дверью квартиры № 13 она отдала старушке черный зонт и собралась уже пойти домой, как вдруг старушка ласково предложила:
– А зачем тебе одной дома сидеть? Заходи к нам, чаю с мятой попьем, запеканка у нас еще осталась.
– А откуда вы знаете, что я дома одна буду?
Кот усмехнулся:
– Да мы все про тебя знаем…
– Откуда?
– Так у тебя на лбу все написано, – засмеялся кот, его белые усы задорно встопорщились.
– Да ты не бойся, просто принято у нас все про соседей-то знать, за стенкой ведь живем, – примиряюще сказала старушка.
– Я Варя, – представилась Варя, когда они втроем зашли в квартиру.
– А мы знаем, – сказал кот. – А я Кот Ученый.
– Ученый кот – это значит умный? – предположила она.
Но Кот недовольно повел ушами.
– Умный само собой, но зовут меня Кот, а фамилия Ученый.
– Ну а меня зови Егоровна, некоторые вот Ягой кличут, – улыбнулась старушка, снимая мокрое манто.
– Так короче… и понятней, – усмехнулся Кот.
– Ты давай раздевайся поскорее, а то и простыть недолго, – сказала Яга и сунула Варе в руки большой теплый халат темно-коричневого цвета.
Варя надела его и стала похожа на медвежонка. На кухне она удобно устроилась на табуретке, пока Яга хлопотала у стола, доставая чашки, запеканку, мед и заваривая душистый чай. На соседней табуретке сидел Кот Ученый и усердно вылизывал свой тощий хвост.
Наконец уселись чаевничать, запеканка с вишней оказалась необыкновенно вкусной. Варю удивило, что Кот уплетал вместе с ними запеканку с медом, а вот рыбы ему Яга не предложила.
– А можно, я буду вас бабушкой Ягой называть? – спросила Варя.
– Бабой Ягой и зови, чего уж стесняться-то, – засмеялась старушка.
И тут до кухни донесся странный пронзительный визг, словно по стеклу провели резинкой.
– Ах ты, батюшки, Руське-то рыбы позабыла дать! – вскочила Баба Яга.
Кот озабоченно глянул в сторону ванной.
– А кто там? – осторожно спросила Кота Варя.
– Русалка наша в ванне плавает.
– Ее Марусей зовут?
– Вообще-то Русалкой и зовут, Русей. Но Марусей тоже красиво. Иди предложи ей это имя, может, и согласится, – сказал Кот.
Варя встала с табуретки и, мелко семеня, чтобы не запутаться в полах длинного халата, пошла в ванную вслед за метнувшейся туда Бабой Ягой.
Варя открыла дверь и обомлела. В белой ванне плавала самая что ни на есть настоящая русалка, с рыбьим хвостом и длинными светлыми волосами. Правда, размером русалка не удалась, она была чуть больше того самого минтая, которым ее кормила Яга. Однако отсутствием аппетита она вовсе не страдала. Прожорливая Руся хватала руками рыбешку, в три укуса съедала ее и тут же тянулась за следующей. При этом русалка пронзительно кричала, стоило Яге чуть замешкаться с очередной рыбкой.
– Здравствуй, Маруся! – приветливо поздоровалась с русалкой Варя.
И ожидала, что русалка ответит, однако та лишь зашипела.
– Не жди ответа, не разговаривает она пока, молодая, глупая, – сказала, обернувшись, Баба Яга.
Наевшись, Руся вильнула серебристым хвостиком, опустилась на дно ванны, свернулась там калачиком возле пробки и уснула.
– Ну как, согласилась она Марусей зваться? – спросил Кот, когда Варя вернулась на кухню.
– Да я не поняла, она пищит только, – развела руками Варя.
– Правильно! Русалки вообще молчуньи, а когда маленькие, то и говорить не умеют, никто же не научил, – кивнул Кот.
– А чего она мелкая такая? – поинтересовалась Варя.
– А с чего ей быть крупной? Не акула же! – удивился Кот. – Это лишь в сказках русалки с человека ростом, да еще на деревьях сидеть могут, как Пушкин выдумал.
– Ага, я читала «русалка на ветвях сидит», – вспомнила Варя. – И про вас там было: «и днем, и ночью кот ученый все ходит по цепи кругом»…
Кот скривился и недовольно дернул хвостом:
– Ерунда это… Повздорили мы тогда с Александром Сергеевичем, вот он в отместку и сочинил такое про меня. Никогда я на цепи не сидел! Что я, пес, что ли?
Варя поняла, что Кот обиделся, и захотела его утешить. Она протянула руку и погладила Кота по серой ушастой голове. И тут же отдернула ладошку, испугавшись, что он может обидеться и на поглаживания. Но как ни странно, Кот, хоть и Ученый, но оказался все-таки котом. Он громко замурлыкал и довольно прищурился.
Баба Яга принялась убирать со стола. Кот откуда-то достал небольшие очки в круглой золотистой оправе, нацепил их на нос и потянулся за лежащим на подоконнике журналом. Варя разглядела название – «Наука и жизнь».
– Опять ты полночи мне спать не дашь! – пробормотала, покачав головой, Баба Яга и обернулась к Варе: – Начитается, потом полночи вспоминает и хихикает.
– А как не смеяться, когда такую ерунду пишут! Вот, например, смотри, про жидкое топливо, – и Кот ткнул когтем в статью. – А ступа бабкина на чем, по-вашему, летает? Мы с Ягой в ступе и без всякого жидкого топлива по лесу гоняем!
– А ты билеты до Адлера заказал? Нам ехать скоро! – напомнила Баба Яга.
Кот Ученый лениво слез с табуретки и направился в комнату, бурча на ходу «Лучше бы в ступе полетели, чем на поезде трястись…»
– А куда вы собрались? Отдохнуть? – полюбопытствовала Варя.
– Да какое там отдохнуть! Руську на море везем, за дельфина замуж выдавать, – махнула рукой старушка.
– Замуж? За дельфина? – изумилась Варя. – Но ведь поют, что «дельфин и русалка не пара».
– А ты больше слушай! – возмутилась Баба Яга. – Глупости поют. Еще какая пара! За кого тогда, по-твоему, русалки замуж выходят?
Варя задумалась и пожала плечами.
– Вот именно! – продолжила Яга. – Те русалки, что в наших озерах да реках живут, скучают сильно, одиноко им. Вот поэтому порой мужиков да парней в воду и утаскивают. А чтоб такого безобразия не было, мы с Котом каждую весну русалку ловим да на море везем за дельфина замуж выдавать. И все довольны! А уж дельфины-то как благодарят! Ведь наши русалки, речные да озерные, самые добрые да хозяйственные.
Варя с уважением посмотрела на Бабу Ягу. Из комнаты вернулся довольный Кот Ученый.
– Билеты купил, послезавтра едем, в купе.
– Варя, у тебя банка трехлитровая есть? – озабоченно спросила Баба Яга.
– Есть, – кивнула Варя. – С соком. Мама вчера купила.
– Сок нам не нужен, а банку принеси. Ты же ее все равно выкинешь, а нам пригодится, в ней Руську повезем в поезде.
– Ой, я до завтра не смогу три литра сока выпить, – огорченно призналась Варя. – Придется вылить, наверное.
– Еще чего, добро переводить! – возмутился Кот. – Сюда неси, вместе пить будем. А какой сок-то?
– Томатный.
– Из помидоров, что ли? Как вы эту гадость пьете-то? – брезгливо заныл Кот. – Ну ладно, придется давиться вместе с тобой, неси.
– Ничего и не давиться, – возразила Варя. – Он вкусный! Завтра принесу.

Наутро Варя засобиралась в соседнюю квартиру. Пыхтя, достала из шкафчика тяжеленую трехлитровую банку, в которой бултыхался густой красный сок. Потом подумала немного и сунула под мышку небольшой деревянный кораблик. Он был необыкновенно красивый, с тремя мачтами, парусами и какой-то непонятной надписью на боку. «Для Маруси», – решила Варя. И, нагруженная подарками, позвонила в квартиру № 13.
Дверь открыл Кот Ученый и, с порога увидев банку сока, скривился и дернул усами.
– Заходи!
– А я вот еще Марусе принесла игрушку. Можно? – показала она кораблик.
– Ого, да ведь это фрегат «Штандарт», он ходил по Балтийскому морю еще при Петре I. Кстати, его капитаном был сам Петр! Помню я эти времена, молодым еще был, служил я на флоте, корабельных крыс отлавливал. Ох, и жирные они были, да глупые и жадные, за то и поплатились.
Варя слушала рассказ Кота Ученого о его охоте на корабельных крыс, раскрыв от восхищения рот. В ее глазах серый кот становился героем. Рассказ закончился, и тут Варя вспомнила, что так и держит в руках кораблик, принесенный для русалки.
– Маруся, привет! Смотри, что я тебе принесла. Нравится? – и Варя протянула фрегат высунувшейся из ванной любопытной русалке.
Та восторженно запищала и, схватив в обе руки подарок, принялась гонять его по ванне. Руся то подныривала под фрегатом, то перепрыгивала его сверху, блестя серебристым хвостиком. Вода в ванне бурлила и пузырилась.
– Ишь, как радуется! Угодила ты ей! – улыбнулась Яга.
А потом они все втроем пили томатный сок, долго… целый час. Но банку все-таки опустошили. «Теперь у Маруси есть собственный домик!» – с гордостью подумала Варя.

На следующий день ближе к полудню Варя услышала, как кто-то скребется во входную дверь. Открыв, она увидела Кота Ученого с выражением крайней озабоченности на худой морде.
– Ты это… в магазин сгоняй за рыбой. А то Яга блины затеяла, отвлекать не хочу. А Руське надо в дорогу рыбы прикупить. Я бы и сам сходил, да кто же коту продаст, хоть и ученому!
– Хорошо, – согласилась Варя. – Только у меня денег нет.
– Пошли, у Яги возьмем, – мотанул хвостом Кот.
Варя стояла в прихожей квартиры № 13, а Кот, вручая ей деньги, шепотом напутствовал:
– Возьми два кило путассу, Руська эту рыбку любит.
– Я все слышу! – донеслось из кухни. Баба Яга оторвалась от плиты, где на трех сковородках споро жарила блины, и строго поглядела поверх очков на Кота. – Вот опять ее от твоей путассу пронесет, как прошлый раз, сам будешь ванну мыть, учти!
Кот задумался на секунду, поморщился и тут же сказал:
– Не, тогда уж минтай бери… или хек! И мне ряженки возьми, соскучился я по ней за год. В том году Яга мне в лес привозила несколько бутылочек, отличная ряженка, лучше сливок!
Из магазина Варя, нагруженная минтаем и ряженкой, плелась еле-еле. Сумка была ужасно тяжелой, да еще и неудобной, ее дно почти волочилось по тротуару. Варя сопела и кряхтела, но упорно тащила покупки домой. И уже почти у самого дома вдруг кто-то догнал ее сзади и подхватил сумку.
– Зачем ты такие тяжести носишь, девочка? – раздался мужской голос.
– Баба Яга попросила рыбы купить, – ответила Варя.
Мужчина смутился.
– Ну бабушка у тебя, конечно, суровая, но зачем же ее Ягой называть?
Варя посмотрела на него и засмеялась.
Когда она вернулась в квартиру, Кот Ученый забрал у нее сумку, сунул туда нос и довольно принюхался:
– Ряженка, волшебно! Ну и рыба тоже ничего! А у нас гости, проходи…
Варя прошла на кухню, где Баба Яга проворно собирала на стол. На табуретке возле тарелки с высоченной горкой румяных горячих блинов сидел, качая ногами, невысокий мужичок. Он был абсолютно лысым, и, наверное, потому не снимал с головы растрепанную меховую круглую шапку, очень похожую на птичье гнездо. На ногах у мужичка были растоптанные обрезанные до щиколоток короткие валенки.
– Вот соседушка в гости зашел, знакомься, – сказала Яга.
Варя протянула мужичку ладошку:
– Добрый день, я Варя!
Тот дунул ей в ладошку и скрипуче засмеялся:
– Ну а я Тьфуты. Смотритель дома нашего.
– Смотритель? – удивилась она. – Управдом, что ли?
Мужичок переглянулся с Ягой и захихикал:
– Можно и так сказать. Домовой я! А что тебя Варей звать, я знаю.
– Откуда?
– Так я всех в нашем доме знаю, работа у меня такая.
– А давно вы работаете? – продолжала расспрашивать Варя.
Тьфуты задумался.
– Давненько! Вот как дом отстроили, так меня сюда и назначили. Какого года он, 1802 вроде? Стало быть, два столетия я туточки делами заправляю.
– А кто назначил? – спросила Варя.
– А вот это тебе знать не положено, – усмехнулся домовой. – Любопытной Варваре нос оторвали, знаешь?
Варя решила было обидеться, но подумала, что обижаться на домового как-то глупо.
– А почему у вас имя такое странное? – поинтересовалась она.
– Чего ж странного? Обычное имя. Как меня кличут те, кто видел, так и назвали. Вот однажды, помню, офицер один домой в ночи воротился, а тут я пол в передней подметаю. Ну он и давай плеваться да кричать «Тьфу ты!». А потом еще как-то с котом играли мы в прятки, я и вылез не вовремя, а тут барыня вышла из комнат. Ох и визгу было! Ну и опять же «Тьфу ты!» кричала. Вот так и повелось. Ну а мне нравится, красивое имя, звонкое. А вот другого домового назвали Охтыжутькакая. И не выговоришь! – тихонько засмеялся Тьфуты.
– Давайте уже блины есть! – вмешался Кот и облизнулся.
– Да и впрямь, пока горячие, угощайтесь! – согласилась Яга, плюхнув на тарелку Варе пару блинов с медом.
После ужина Яга принесла на кухню холщовый мешочек, развязала его и вынула оттуда буро-зеленый комок.
– Вот, Тьфуты, привезла тебе мха лесного, как ты просил.
Домовой встрепенулся, и по лицу его расплылась улыбка.
– Ох уважила ты меня, благодарствую! А то колено болит, мочи нет. Я уж все мази людские перепробовал, какие у жильцов нашел, да все не впрок. А по ночам крутит так, аж вою тихонько под батареей!
– Так вот откуда этот странный звук! – вмешалась Варя. – А мама говорила, что трубы стонут.
– Я это, а не трубы! – махнул рукой Тьфуты. – Ну вот теперь полегчать должно, мох-то первейшее средство для коленей.

На следующий день с самого утра Варя была в квартире № 13. Баба Яга достала трехлитровую банку, принесенную Варей, налила туда воды и всыпала три щепотки соли.
– Это зачем? – удивилась Варя.
– Так в море вода-то соленая, – рассудительно заметила Яга. – Вот и пусть Руся по дороге уже привыкает.
Кот Ученый торжественно вынес из ванны Марусю и опустил в банку. Русалка визжала и била хвостом.
– Это она кораблик свой требует, – догадалась Варя.
Кот принес кораблик и попытался засунуть его в банку. Но мешали мачты. Тогда он решительно отломал мачты и на возражения Яги, что, дескать, вместо фрегата хилая лодка получилась, сказал:
– Мачты отдельно повезем, на месте прилажу. Иначе Руська совсем изведется, и нас изведет, в дороге-то.
Русалка, получив кораблик, радостно булькнула и залегла на дно банки с ним в обнимку.
– Я буду скучать, – огорченно сказала Варя.
– И мы тоже, – шмыгнул носом Кот.
А Баба Яга погладила Варю по голове:
– Не печалься, жди нас следующей весной.
– Очередную Руську повезем замуж выдавать, – заметил Кот.
– А ты пока нам письма пиши, – сказала Яга.
– А куда же их отправлять-то? В лес? – утерла слезы Варя.
– Ты давай сырость тут не разводи! – строго сказал Тьфуты. – Ты письма на подоконник клади, а я отправлю. Это дело мне знакомо.
А потом Варя и домовой стояли на лестнице и махали руками вслед спускающейся по ступеням Бабе Яге. В большой сумке у нее в руках тихо булькала в банке русалка, а впереди шествовал Кот Ученый.
– Пошли ко мне чай пить, – сказала, всхлипнув, Варя, когда дверь за ними захлопнулась.
– Пойдем. Там у тебя еще три пряника оставалось, я видел, – хитро прищурившись сказал Тьфуты. И Варя рассмеялась.