Ромка и малиновое У

Ромка и малиновое У

1

В дом приехали поздно. Луна светила на дорожку из мелкого щебня. Звезды светили на нас. Мама споткнулась и чуть не упала:
- Ноги переломать можно, - пробормотала она.
- Смотреть под ноги тоже можно, - сказал папа.
- Как тут смотреть, если не видно ни черта!
- Гы, - сказал я.
- Не «гы», а иди скорей, - сказал папа.
Дом покрылся паутиной, в нем пахло старым деревом и сырой тряпкой. Половицы скрипели, пели и шуршали. Мне определенно нравился этот старичок. Зеленая краска облезла, лестница на второй этаж выглядела игрушечной, вот-вот исчезнет в пыли. Кто-то пролетел над головой. Мама взвизгнула, папа размахивал фонарем туда-сюда.
- Мышь! Летучая, круто!! – сказал я, и мы встретились глазами с мышам.
Он смотрел мне в глаза, будто читал в них что-то. Мохнатенький с жилистыми крыльями. Скорей бы увидеть крыс, в подвале их, наверное, полсотни, так ма говорила.
- Апчхи! – мама прервала мои мечтания о крысах и спугнула мышь летучую. – Я тут с ума сойду! Столько грязи, - прошептала она и уселась на сундук.
- Смотри, не провались, - попытался пошутить папа, но мама не поняла и подпрыгнула.
- Ай, там гвоздь торчит, прямо мне..
- Гы, - сказал я и пошел дальше.

Ночь выдалась теплой, очень теплой. Дом дышал, двигался и шевелился, как старый великан, внутри которого завелись мы – жители. Я спал в мансардной комнате, па притащил сюда кровать, ма ее отмывала и чихала все время. Что-то случилось с электричеством, и мы ели при свечах. Это был самый вкусный ужин из бутербродов в моей жизни. А теперь я смотрю на звезды прямо из окна. И луна, луна-бублик улыбается мне. Но я не сплю. Я чувствую, что скоро что-то должно случится…

- Привет! Меня зовут Рома. И теперь я буду тут жить. В доме номер 13, воон за тем углом! – говорю я мальчику с синим великом.
- Круто! Такая развалюха! Я б тож хотел так жить, - он надвинул кепку на глаза и вскочил на своего коня, оставив меня в пыли.
Деревня как деревня. Дома, домики, велики, собаки, иногда жирные коты. Скучно. То ли дело летучая мышь и крысы, которых, я правда, пока еще не видел. Меня отправили прогуляться, пока ма приводит дом в порядок. По мне он и так в порядке. Ну ладно.
Стадион. Неровный. Турник, сделаю парочку подтягиваний. Ан, нет, лень. Пустовато здесь. Интересно, куда уезжают на лето из деревни? В другую деревню? Еще более глухую. Гы, улыбаюсь, отрывая черешню с дерева соседей.
- А кто это такой ягоды ворует, - кричит кто-то, но не видно кто.
Прячусь за деревом, отрываю еще парочку ягод и чешу к себе.
- Ау, кто дома? Ма, па? – на первом этаже тихо. Плетусь к себе в комнату, кажется там кто-то есть. – Мама, папа, я пришел.
Открываю дверь и одновременно с ней открываю рот.
Посреди комнаты, раскачиваясь из стороны в сторону висит оно – привидение!

- Еклмн! Ты кто такой?
- Здрасьте-помпасьте! – поворачивается ко мне лицом, если так можно сказать, малиновое привидение. – Я скучал!
- В смысле?
- В коромысле!
- Чего огрызаешься?
- Я не че, а ты че? Сколько тебя ждать-то? Пошли скорей.
- Куда?
- Кут-куда! Туда.
Привидение хватает меня за руку и ведет на балкон.
- Эй, полегче, тебя хоть как звать?
- Ну ты и приколист! У!
- Я не испугался, если что. Я Рома, а ты?
- У!
- Какие еще буквы знаешь? Может еще пощекочешь меня?
- Ну ты и балбес. У – имя мое.
Не успеваю ответить, как мы уже перелетаем через перила балкона. У тянет меня на крышу, а я как будто иду по ней. Мы на самом верху.
- Ты что Карлсон, который живет на крыше? – пытаюсь шутить я, хотя живот от волнения немного свело. Внизу бегает собака и смотрит на нас. Не лает, а удивленно, выпучив глаза, виляет хвостом. Будто знает У.
- Нет, я У, который живет везде и нигде. И делает всегда то, что хочет, а что не хочет, то не делает.
- Классно тебе. Я бы вот в школу не хотел ходить.
- Как? Школа – это вообще самое интересное в жизни! Каждое уважающее себя привидение обожает школу. У нас там так весело.
- Круто, покажешь, как-нибудь?
- А чего тянуть? Пошли. Как раз уроки исчезновения скоро. Я опаздываю, но так можно. Я просто скажу, что ты меня отвлекал.
- Но это же неправда! И почему ты малинового цвета?
- Потому!
Мы в секунду перелетели с одной крыши на другую. Зеленая, черная, серая, красная. Крыши мелькали под ногами, голова кружилась от скорости. Ветер раздувал волосы, а я летел по крышам с настоящим приведением. Перелетев лес, мы оказались на опушке. Внизу было что-то наподобие шалаша. Весь в еловых шишках. Дорожка, покрытая мхом, вела прямо внутрь.
- Жди, я сейчас, - приказало мне привидение, а я сел на пенек, разглядывая желтую змею, которая спала рядом.
- Нет проблем, - ответил я.
И У вошел в шалаш.

2


Когда мне надоело сидеть, я стал ходить вокруг шалаша. Пинал шишки, а потом заметил небольшое отверстие-окошко. Заглянул внутрь.
- Вот это да! – сказал вслух и тут же замер.
Внутри шалаша был настоящий дворец: просторный светлый зал, хрустальная люстра свисала низко, почти до пола. Длинные деревянные скамейки, столы с какими-то мисками и чашами. А вокруг люстры выстроились в полукруг привидения. Мохнатые, почти прозрачные, тонкие и длинные, как гусеницы, покрытые какими-то прищепками и бородавками, и мое малиновое приведение У. Он как раз объяснял что-то черному приведению в длинной мантии. У слушал его и смотрел вниз, туда, где у нас ноги. У приведений их нет. Наверное, ему влетело за опоздание, потому что выглядел он не так весело, как минуту назад.
Внезапно в окошке показался глаз.
- Оеей!
Я отскочил от шалаша и подошел к входной двери. У вышел на встречу.
- Чего подсматриваешь?
- Да я так, заждался тебя уже.
- Ладно. Внутрь не пойдем. Монтий Пу не в настроении еще с детьми знакомиться.
- Кто-кто?? Какой Пу?
- Монтий Пу! Никакой, а самый настоящий. Наш профессор.
- Ого, у вас еще и свой профессор, - сказал я, предвкушая, как увижу обучение приведений. – А чему вас учат? Как пугать людей и хлопать дверьми, или как передвигать вещи и зловеще хохотать? Хо-хо-хо!
Я встал на пень и попытался изобразить злобное хохотание, но У посмотрел на меня как на слабоумного.
- Нда, так и знал. Совсем ту-ту.
- Сам ты ту-ту.
У, не говоря ни слова, снова потащил меня куда-то. Мы просто шли по лесу, рассматривая перебегающих белок. Одна белка, как увидела У, взвизгнула и побежала в дупло. А потом стала выкидывать оттуда шишки.
- Да перестань ты! – не выдержал У, почесывая ушибленное место. – Вот бестолковое животное. Вечно так, чего кидаться сразу.
- Гы, - мне стало забавно, - а куда мы идем?
- Играть в чертики-нолики.
- Чего?
- Чего слышал, - сказал У и остановился. Потом он набрал воздуха и раздулся как воздушный шар. Большой малиновый воздушный шар и каааак свистнет. Я закрыл уши, кажется, я почти оглох.
У сдулся и снова надулся. Я приготовился к его повторному свисту и на всякий случай снова закрыл уши. Но У просто стал дуть. Он дул несколько раз просто в воздух, пока не становилось едва заметно небольшое поле, которое зависло над землей. Чем больше он дул, тем отчётливее становилась картинка. Я стал дуть вместе с ним. И вот мы увидели небольшую полянку. У потянул меня, и мы запрыгнули на полянку.
Лес исчез, и мы оказались посреди зеленого поля. Вдали виднелся небольшой дом. Мы полетели туда. Перед домом было расчерчено поле, как для игры в «крестики-нолики».
- Ну вот, я за чертиком, а ты будешь «нолик». Занимай позицию.
- Это как? И почему я «нолик»?
- Потому что не Чертик, - захихикал У и вошел в домик.
Я вспомнил правила игры в крести-нолики и стал в центр поля. Тут из домика вышел настоящий чертик. Красный, маленький и совсем нестрашный. На хвосте у него трезубец, а на голове торчали маленькие рожки. Он выглядел сонным.
- Опять, двадцать пять, - сказал чертик и зевнул.
- Становись, - пропел У и затрубил в невидимый рог.
Чертик посмотрел на меня прищурившись и стал в левый нижний угол. Его хвост-трезубец пощекотал мне ноги.
- А дальше как? Я же один?
- Всему тебя учить надо, - сказал У и хлопнул в малиновые ладоши.
Я чуть не упал. Из домика вышел мой двойник. Он остановился, посмотрел на меня и застыл.
- Приказывай ему, куда становиться.
- Ааа, ну пусть будет нижний правый угол.
Мой двойник, как робот, подчинившись приказу, стал в положенное место.
Из домика вышел второй чертик и по приказу первого стал в верхний левый угол.
Мне понравилась игра, я сделал еще два хода и посмотрел на себя со стороны. Один «я» постоянно топтался и что-то ковырял ботинком. «Какой нетерпеливый» - думал я. Второй «я» украдкой, когда никто не смотрел, кроме меня, ковырялся в носу. Фе. Хорошо, что игра быстро закончилась. Не представляю, чтобы я еще узнал о себе.
Игра окончилась ничьей, и чертики лениво побрели в дом.
- У, а что бывает, если кто-то выиграет?
- Никто никогда не выигрывает, - ответил У и зевнул.
- Как? Не может быть, ну хоть иногда?
- Никогда.
- А какой же тогда смысл игры? – не мог успокоиться я.
- Какой, какой? Просто поиграть, что ты пристал ко мне? Вон видел себя, надо было и спросить. Как только договоришься с собой, так и выиграешь.
Было бы неплохо, подумал я.
- Пора домой, - сказал У.
Я и не заметил, как начало смеркаться. Родители обыскались меня, наверное. Мы добрались домой очень быстро. У прошел сквозь стену, а я больно стукнулся о дверь лбом. У выглянул и покачал головой.
- Ой, все время забываю. Как вы живете? Ни сквозь стену не пройдешь, не полетаешь. Бедные люди.
- Рома, ты вернулся? – спокойно сказала мама, выглядывая из-за горы каких-то коробок.
- Да, мы тут погуляли немного, - сказал я, оглядываясь по сторонам. У исчез.
- Мы? – выглянул из другой комнаты папа.
- Ну я и…я – прошептал я, предугадывая, что про У пока не стоит рассказывать.

3

Наступило утро, луч солнца щекотал мне нос. Так не хотелось вставать. Тут я почувствовал, что по ноге кто-то ползет. Подергал ногой, перевернулся на другой бок, потерся о кровать. Нет, теперь кто-то ползет по другой ноге.
- Да, что б тебя! – не выдержал я и открыл глаз.
У сидел на кровати и давился от смеха: это он перышком из подушки щекотал мои ноги.
- У, привет! Ты чего так рано. Я вообще-то думал, что привидения приходят ночью, - зевнул я.
- Привидения приходят тогда, когда им скучно. Сколько можно спать? Я вот никогда не сплю.
- Че, правда? – открыл я второй глаз.
- Правда-неправда, не знаю, или знаю, но не скажу. Или скажу, но не сейчас. Пойдем гулять?
- Сейчас?
- Угу, - привидение подлетело к шкафу и стало выбрасывать мою одежду на пол, что-то разыскивая.
- Ты что творишь? Я только вчера там порядок навел!
- Ищу, у меня тут Гришка жил, а вы его паутину убрали. Где теперь его искать? – говорил У приглушенным голосом, заглядывая за шкаф.
- Гришка – это паук?
- Ты что ту-ту? Конечно паук! Я ж сказал, жил в паутине, не стрекоза же? Чему вас только в школе учат? – У заглянул под кровать, тумбочку и исчез за балконной дверью.
Я поднялся и закинул одежду в шкаф. Посмотрел на часы.
- Блин, четыре утра!
- Я ж говорю, столько спать вредно! – У уже сидел на люстре и что-то рассматривал на своей полупрозрачной руке.
- Что будем делать? – спросил я зевая.
- Сеййййчааас, - У что-то тыкал пальцами в руке и как закричит. - Проснулся!! Я ж знал, что не умер! Живой!
Он спустился с люстры и показал мне Гришку. Тот смотрел на меня желтыми бегающими глазками и видимо еще не понимал, что происходит.
- Апчхи, - сказал паук, - у меня кажется аллергия на детей, мальчик отойди подальше.
Я отошел и рассматривал Гришку. Он улыбнулся У, что-то прошептал ему на ухо.
- Больше двух, говорят вслух, - пробормотал я.
- Да, не зуди, - ответил У. - У тебя удочка есть?
- Нет, не знаю, может быть у папы… А зачем? Я не люблю рыбалку, - сказал я вспоминая, как мы с папой ходили на рыбалку, просидели там часа четыре и поймали только головастика в консервной банке, а потом заехали в магазин за рыбой. Правда, забыли поменять пакет, и мама долго потом смеялась, что мы видимо поймали рыбу с пакетом, на котором указан и вес, и даже цена рыбешки.
- Ой! - У закатил глаза. - Пора тебе снова в первый класс идти! Пойдем ловить звезды!!
Мои брови убежали под челку, но стало очень интересно - звезды я еще не ловил.
Я спустился на первый этаж, отпер кладовую, там па все свое «барахло», как говорит ма, спрятал. В самом углу должна быть удочка. А свет в кладовке не включался. Я наступил на что-то мягкое, чуть не упал, но схватился за дверь. Прислушался, тишина. Потом подлетел У и чем-то посветил. Я вцепился в удочку и потянул на себя. Наконец-то вытащил.
- Готово! – обрадовался У, и его фонарики погасли.
- А что это светилось?
- Потом узнаешь, когда-нибудь, - сказал У и выхватил удочку из рук. – Пойдем.
Прокрадываясь мимо комнаты родителей на цыпочках, я услышал папин храп.
- Спит, это хорошо, - прошептал я.
У посмотрел на меня и улыбнулся, Гришка сидел у него на голове, как заколка.
На улице так свежо и спокойно. Где-то лениво пролаял пес, трава была мокрой, только сейчас я понял, что вышел босиком.
- Вот блин, кросы забыл надеть, - сказал я и повернулся обратно.
- Они тебе не понадобятся, - ответил У, и мы полетели.
Ветер приятно щекотал лицо, маленькие волосинки Гришки развевались из стороны в сторону, а я не смотрел вниз. Потому что боялся высоты. Но с У я ничего не боялся. Мы пролетели над деревней и озером, и сели на самую верхушку дуба. Рядом было гнездо какой-то птицы, но птиц там сейчас не было.
- Держи удочку, - сказал У протягивая удочку, а я только сейчас понял, что не заметил, куда он ее спрятал при полете. – Смотри в озеро, видишь?
- Вижу, вода, блестит, - ответил я.
- Ой, за что ж мне такое горе, - У завалился в птичье гнездо и как будто говорил Гришке, а не мне. - Вот как его научить? Ничего не понимает!
А потом повернулся ко мне и как маленькому по слогам сказал:
– Внизу – звезды в воде. Они упали, их нужно словить и обратно на небо закинуть.
- Ок, теперь ясно.
Я принялся ловить звезды, они оказались очень легкими и немного тусклыми. А звезды мы ловили на сахар, который У тоже откуда-то достал. У него был как будто потайной карман, в котором оказывалось все, что нужно.
Звездочка клюнула, и я потянул. Она висела на крючке и немного шевелилась.
- А как дальше, У? Как ее закинуть на небо?
- Складывай сюда, в гнездо пока. Им надо высохнуть.
Скоро в гнезде оказалось девять звезд, которые становились ярче, когда высыхали. Гришка ползал по каждой из них и как будто разговаривал. Одна звезда оказалась очень прыгучей и злой, чуть не укусила Гришку.
- Уть! – сказал ей У. - А ну-ка спать!
Звездочка вздохнула и успокоилась.
Раннее утро удивительное время, еще на небе чуть-чуть видны звезды, но уже и солнце есть. Так было и сейчас.
Подул ветер и ветки качнулись, тут в гнезде появилась птица-призрак. Она была прозрачной с большими крыльями.
- Привет, Лелея, - сказал У знакомой птице. - Вот, все собрали.
Лелея посмотрела вниз, потом на меня и собрала все звезды себе на крылья. Секунда, две и она уже летела высоко в небе, рассыпая пойманные звезды. Едва заметные, но счастливые, почему-то мне так показалось.
- Да, теперь они дома! И нам пора.
У снова надулся как большой малиновый шар и свистнул. Мы увидели перед собой наш дом. Вскочили на крыльцо дома и оп - я оказался внутри с удочкой и босиком.
У куда-то исчез. Из кухни послышались шаги, я спрятался за шкаф. Папа медленно прошел в комнату из кухни, что-то бормоча под нос.
- Опять хомячил, - хихикнул Гришка, который сидел в меня на плече.
- Гы, - улыбнулся я. Прошел тихо в кладовую, оставил там удочку и пошел снова в свою комнату.
Гришка забрался под кровать, а я на кровать, чтобы еще поспать часок, мало ли еще сколько дел у нас с У будет впереди. Надо бы выспаться.

4

- А еще нам понадобятся стулья, может в подвале есть? Посмотри, - говорила мама. – Рома, чтобы в пять был дома. В гости придут соседи познакомиться.
- Угу, - сказал я дожевывая бутер. - А жачем?
- Как зачем? Мы тут все лето живем, надо же знать, кто рядом будет! – мама выпрямила спину, как наша учительница по математике точно.
- Не, я про это, стулья им зачем? Можно и на диване посидеть, а лучше вообще, на улице на скамейке.
- А это хорошая идея! Накроем в беседке, - мама буськнула меня в лоб, а я обтерся скорей, фе, не люблю это все. – Стулья не нужны! – прокричала снова мама куда-то.
Но папа уже нес четыре стула со страдальческим видом. Со стульев свисала паутина, а я присмотрелся, не сидит ли где Гришка.
- Что, уже не надо? То надо, то не надо, ромашка какая-то, - тихо сказал папа, но стулья оставил на кухне.

Время тянулось медленно. Сначала покатался на велике, снова малого встретил, с которым первый день разговаривал, несколько котов лениво бродили возле дома, я их погонял, чтоб не ленились. Потом наелся черешни с дерева и забрался в старый гараж. Чего там только нет! Странно, что мое привидение живет в доме, а не здесь, в гараже намного интереснее. Наконец-то наступило время ужина, соседи подходили к нашему дому.
Мама бегала с тарелками, как ужаленная, папа закатывал глаза, а я «не мешался под ногами», только под руками иногда.
- Вот, кажется все! – сказала мама. - Рассаживайтесь, погода сегодня пасмурная, но надеюсь дождь не пойдет.
- Гы, - сказал я, - было бы прикольнее под дождем.
На меня все посмотрели с нервной улыбкой и принялись есть, что тут говорить. Некогда. Мама рассказывала гостям, что мы решили приезжать на бабушкину дачу на каникулы. Так сказать, отдохнуть от города. И Роме, то есть мне, больше бывать на природе, а то глаза красные от компьютеров и телефонов. А здесь раздолье, ни тебе интернета, ни тик-тока, одна природа сплошная. Да и дом уже несколько лет стоит без хозяев, как бабушки не стало. Это тоже нехорошо, дому нужны люди.
Знала бы мама про У, еще бы три раза подумала, нужна ли нам дача. Папа только молчал и загадочно улыбался. А я почувствовал, что кто-то щекочет ногу под столом. Думал, что снова наглый серый кот, собрался ему двинуть, а нет – У сидит и улыбается.
- Тссс, - У приложил палец ко рту и кивнул мне на стол.
Я взял кусок колбасы и показал ему. Он повертел головой. Показал котлету, салат, картошку. Все не то. Наконец до меня дошло – У хочет вишневый пирог. Аж весь помалиновел от радости.
- Мам, а когда пирог? – спросил я.
- Пирог? А кто картошку с котлетой будет доедать? А шашлык?
- Ну ма! – законючил я. - Скоро дождь пойдет и придется бегать с тарелками, так пирог не попробую.
Гости стали есть как-то быстрее, а вдруг действительно не успеют.
- Да не каркай ты, - улыбнулась мама и отрезала кусок пирога.
- Кааар, - тихо послышалось из-под стола.
- Рома! – мама строго посмотрела на меня.
- Это не я, это …. Ворона вон полетела.
Сказал я и пнул легонько У, чтобы не позорил меня. Потом, когда никто не смотрел на меня, сунул кусок пирога под стол. Послышалось громкое чавканье, мне пришлось и кашлять, и ерзать, чтобы остальные этого не услышали. Вот У!
Вдали сверкнула молния, поднялся небольшой ветер.
- Да что там, далеко еще! – оптимистично уверяла мама. - Хорошо сидим.
И в этот самый момент, как наступила тишина, У издал самый противный «Ик», который я когда-то слышал. Все оглянулись на меня, мама стала почти как У, малиновой то есть, и папа посмотрел на меня, а потом на тарелку.
- А где твоя тарелка? - спросил папа.
- Ох, друзья, дети, что поделать, - запричитала мама.
Одна соседка странно улыбнулась папе и даже подмигнула ему, чесслово. Папа с подозрением посмотрел и на нее, а потом заглянул под стол. Быстро опустил скатерть, и снова заглянул. Соседка, которая все еще смотрела на папу как-то странно тоже решила посмотреть под стол. И тут началось!!
У, наевшись пирога, растянулся длинной малиновой змеей и положил голову на колени соседке. Она подумала, что это папа, так как он ближе всех сидел к ней, но сейчас она все поняла. Ну или почти все.
- Змеееееееяяяяя! – заорала, или точнее, завыла соседка и выскочила из-за стола.
Гости тоже посмотрели, и стали танцевать, с криком выбегая из беседки. В этот момент все-таки пошел дождь, налетел сильный ветер, и посуда стала падать.
- Все в дом! – скомандовала мама, а папа, схватив свою тарелку с шашлыком и зачем-то графин с компотом, тоже двинулся к дому.
У выполз из-под стола и прошмыгнул в кусты сирени, так, что никто кроме меня и не заметил. А один сосед убежал к себе домой. Но через минуту вернулся с ружьем.
- Сча я его как шандарахну! Проклятые ужи!
- Федя, постой, - закричала его жена, которой «ужик» улегся на колени. - Ну что ты, это же безобидный ужик, он уже и уполз.
Федя посмотрел на всех, и понял, что на сегодня хватит. Тем более дождь полил как из ведра и даже начался град.
В доме все разговорились, выпили теплого чая. И стало даже как-то душевнее. Папа обрадовался, что не зря притащил стулья из подвала, а мама немного огорчилась, что ужин в беседке не удался.
После того, как дождь закончился и гости разошлись, я вышел на улицу. Родители убирали остатки ужина со стола в беседке, а я собирал льдинки от града в маленькое ведерко. Заглянул в кусты, в надежде увидеть там У, но его там не было. Он, наверное, уже давно дома, или еще где-нибудь.
Потом я заглянул в свое ведро, лед растаял, превратившись в грязную лужу, я вылил ее и пошел обратно в дом. За столом на кухне сидел У и доедал вишневый пирог. Крошки сыпались по столу, на пол, но он выглядел таким счастливым.
- Ну как ты всех напугал! – сказал я, но совсем не сердился на У.
- Я, я ничаво не делал, - последний кусочек пирога исчез за секунду. - Я говорю, что вечеринка у вас была тухлой какой-то. А потом же стало веселее, правда?
- Это точно! – сказал я и мне захотелось обнять У, какой он все-таки смешной. Мой У.