Приключения Таси и Маси

Приключения Таси и Маси


ДАВАЙ ЗНАКОМИТЬСЯ
Привет, я Мася, плюшевый заяц. Меня подарили девочке Тасе на день её рождения. Сначала я тихонько сидела в углу детской кроватки для красоты. Крошечная Тася тогда почти всё время спала. Потом она научилась ползать и хватать меня пухлыми ручками. Тася тягала меня за уши, слюнявила и кусала. У неё выросли четыре передних зуба, как у меня. Наверное, ей тоже хотелось стать зайчиком, и Тася то и дело тянула себя за маленькие розовые ушки. Так сильно, что они краснели. Но уши не выросли, зато появились еще зубы. Окончательно стало ясно, что Тася не зайка, а девочка.
Имя дала мне тоже Тася. Вообще-то, у меня на шее висит кулон с надписью «Зайка Маша». Но у моей маленькой хозяйки долго не получалась буква «ш», и выходило «Мася». Сейчас Тася отлично выговаривает все буквы, но я так и осталась Масей.
Мы ого-го сколько всего делали вместе! Тася всегда брала меня на прогулки, таскала вниз головой по ступенькам, катала на качелях, роняла в лужу. А ещё она катала меня в кукольной коляске, наряжала в красивые платья, кормила манной кашей и всегда укладывала спать с собой. На днях Тася накрасила мне губы новой маминой помадой. Себе она тоже накрасила. И мама ругала нас обеих.
– Мася! Тебе было велено присматривать за Тасей, а ты что?
А что я? Я не присмотрела, а просмотрела. Зато было весело! И красиво. Потом, правда, нам пришлось умываться. Меня часто моют и стирают, поэтому я уже не очень нарядно выгляжу. Тасин папа в шутку зовет меня заморышем и предлагает купить взамен новую игрушку. Но Тася никогда не согласится на это! Она только сильнее обнимает меня и хмурится на папу.

ДЕВОЧКА-ПАРОХОД
Когда Тасе исполнилось три года, она пошла в детский сад. В свой первый день на новом месте она сильно расстроилась. Особенно когда выяснилось, что родителей в группу не пускают. А когда строгая воспитательница забрала меня из Тасиных рук, девочка и вовсе расплакалась. Она не могла уснуть в тихий час. Я тоже не находила себе места в маминой сумке.
Тася рыдала целый день. Когда она громко плачет, то гудит, как пароход. От её рёва у воспитательницы разболелась голова. Наконец, она сдалась и разрешила Тасе взять меня с собой в группу. А нам только этого и нужно было!
Когда Тася перестала быть пароходом, то заметила, что в саду очень даже интересно. Здесь много классных игр и занятий. Скоро она подружилась с другими ребятами. В обнимку со мной Тася быстро засыпала в тихий час, брала меня на прогулку и обязательно давала роли в играх с другими девочками. Чаще всего они играют в дочки-матери, где Тася обычно мама, а я её дочка.
В детском саду есть бассейн. Однажды я не удержалась и нырнула за Тасей с бортика в воду – не могла так долго её ждать. Тася отважно кинулась меня спасать. А тренер бросился спасать Тасю. Он тогда сильно рассердился и строго-настрого запретил брать в бассейн «посторонних». Но какая же я посторонняя? К тому же в тот раз благодаря моему нырку Тася научилась плавать.

САД, КОТОРЫЙ ВОВСЕ НЕ САД
Но почему детский сад так называется? Мы с Тасей думали, что это место утопает в растениях и цветах – сад всё-таки. Но оказалось, цветы здесь только в горшках на подоконниках, а растения – лишь на площадке для прогулок, и то их немного.
На стене у входа в детский сад красуется яркая мозаика с пухленькими улыбающимися детьми, а над ней – какие-то таинственные знаки из палок и кружков. Каждый день мы с Тасей внимательно рассматривали детей с мозаики, до мельчайших подробностей выучили каждого из них и даже дали им имена. Но смысл загадочных знаков стал понятен только недавно, когда Тася пошла в подготовительную группу.
Это последний её год в саду, потом она пойдёт в школу. Сейчас воспитатели готовят ребят к этому событию, учат их читать и писать. На специальных занятиях детям объяснили, что эти знаки – буквы, из них складываются слова. А на днях Тася смогла прочитать по слогам надпись на мозаике: «Де-ти – это цве-ты жиз-ни». Ах вот почему место, в которое мы ходим с Тасей каждый день, называется садом! И вот какие цветы имеются ввиду! Тогда всё понятно, этих цветочков здесь точно много.

ВЫПУСКНОЙ
Завтра у Таси выпускной. Это такой бал, на котором ребята прощаются с детским садом. Считается, что они теперь не беспомощные малыши, а вполне самостоятельные дошколята. Тасина мама сшила ей воздушное платье, как у феи. И смастерила ободок с маленькой блестящей короной. Тася точно будет самой красивой девочкой бала. А я стану самым милым зайчиком, супер-Масей! Потому что из остатков ткани Тасина мама смастерила платье и мне. И крошечную корону тоже.
Накануне выпускного мы с Тасей так волновались, что долго не могли уснуть. Тася несколько раз проверила, на месте ли её лакированные туфельки, не помялось ли платье. Ей очень хотелось быть на празднике неотразимой и казалось, что для этого чего-то не хватает, самой малости. Поэтому Тася тайком прокралась в ванную, достала из маминой косметички яркий лак с блёстками и, чтобы не разбудить светом родителей, в темноте покрасила себе ногти. Тася делала это очень аккуратно, пыхтя от старания. Для пущей меткости она даже высунула изо рта язычок.
– Так-то лучше! – признала довольная Тася, забралась под одеяло, крепко обняла меня и быстро уснула.
– Тасенька, просыпайся, пора идти в сад, – ласково позвала откуда-то из сна Тасина мама.
Но девочка крепко спала.
– Ой, Тася, что у тебя с руками?! – взволнованно воскликнула мама. – Ты заболела?!
Тася тут же подскочила в постели и уставилась на свои пальцы. Казалось бы аккуратно сделанный в темноте маникюр сейчас выглядел ужасно: лак размазался по пальцам, а ногти были заляпаны какими-то грязными сгустками. В некоторых местах к ним прилипли волосинки и кусочки моей шерсти. Нос мой тоже был заляпан лаком.
Когда выяснилось, в чём дело и что болезнь отменяется, мама принесла на ватке какую-то неприятно пахнущую жидкость и потерла ею Тасины ноготки. Я всегда подозревала, что она волшебница: разводы лака тут же бесследно исчезли. Мне тоже досталось немного вонючей ватки прямо в нос, от чего он заблестел даже лучше прежнего.
Тася быстро оделась и нарядила меня. Мама завила ей специальными щипцами похожие на пружинки локоны. Я тоже хотела такие, но завить мне можно было только мои длинные уши. А где вы видели зайцев с кучерявыми ушами?
В саду был утренник. Дети разыграли для родителей веселый спектакль. А потом зазвучала красивая музыка, и девочки в парах с мальчиками исполнили прощальный вальс. Мальчиков было меньше, чем девочек, поэтому им пришлось попеременно танцевать с несколькими партнершами. Я сидела на стульчике и неотрывно следила за моей прекрасной Тасей.
Вместо дневного сна у детей было чаепитие с большим, похожим на Тасино платье, тортом. А после им вручили выпускные альбомы. Это такие книжки с фотографиями. Там было Тасино изображение, фото всех её друзей и строгой воспитательницы.
Когда Тася на прощание вручала строгой воспитательнице букет цветов, та обняла её и с грустью сказала: «До свидания, Тасенька, учись в школе хорошо». Потом посмотрела на меня и добавила: «Прощай, Мася». На глазах у неё блестели слезы. Ничего себе, оказывается, строгие воспитательницы тоже умеют плакать.



ПОЛЁТ ЗА ВИТАМИНАМИ
Через пару недель после выпускного мы всей семьей отправились на море. Как сказала Тасина мама: «Ребенку нужно перед школой набраться сил и поесть витаминов». Как будто штангу она будет поднимать в этой школе, честное слово. Про витамины тоже не совсем понятно. Представляю, как Тасина мама ставит на стол огромную банку разноцветных пилюль и уговаривает Тасю съесть одну за мамочку, другую за папочку, третью за Масечку.
Лопать витамины мы полетели в Грецию. Когда Тасин папа рассказывал об этой стране, то упомянул, что в ней зародились Олимпийские игры. Понятно, все-таки придется Тасе тягать штанги.
Это был наш с Тасей первый полёт. Интересно всё-таки, как эта стальная птица летает? Видимо, мы так громко думали об этом, что нам разрешили зайти в кабину пилота. Понятнее, как летают самолеты, нам не стало, но в тот момент мы и думать об этом забыли. Перед нами была такая красота, что дух захватывало: внизу, словно ковром, раскинулась гигантская живая карта, впереди – дымящиеся облака и катящееся ко сну янтарное солнце. На приборной доске перед пилотом сидел маленький плюшевый заяц. Точнее какой-то серый бесформенный комок. По длинным висящим ушам я признала в нём дальнего родственника. Оказалось, это детская игрушка пилота. Он берет её в каждый полёт – для храбрости и уверенности. Да, такие мы зайцы отважные, кого хочешь успокоим.
А какие в самолете красивые стюардессы! Они приветливо улыбаются пассажирам, угощают карамельками на взлёте и посадке, разносят газировку и бутерброды. Если бы я не была зайцем, то мечтала бы стать стюардессой. Тася тоже сказала, что обязательно выучится в школе на эту профессию. А что, как устроен самолет, она уже знает. Осталось только научиться ходить на высоких каблуках, подмигивать одним глазом, и не разливать газировку мимо стаканчиков.
От избытка впечатлений Тася крепко уснула и проспала до посадки самолета. Остаток пути я охраняла её сон и задумчиво смотрела в иллюминатор. Знаю, что буду гордиться своей Тасей. Стюардессой ли она станет или ещё кем. Главное, чтобы она была счастлива и не разучилась мечтать.

СЪЕДОБНЫЕ ФИГИ
В Греции было весело. Особенно Тасе: она почти не вылезала из моря, и папа в шутку называл ее рыбкой. Пока Тася торчала в воде, мне приходилось скучать на берегу и смотреть, как её голова с выгоревшими на солнце волосами, будто поплавок, то появляется, то исчезает в прибрежных волнах.
Однажды утром Тасина мама позвала нас в сад собирать фиги. От удивления мы открыли рты.
– А зачем для этого идти в сад? – осторожно уточнила Тася.
– Ну, под одеялом фиги не растут, – шутливо ответила мама.
– А по-моему, они везде растут. И под одеялом тоже. Не знаю, зачем ты их собираешь и кому хочешь показать, но раз очень надо, то вот, держи две. Думаю, за ночь они немного увеличились, – с готовностью сообщила Тася и протянула маме два старательно сложенных кукиша.
Тасины фиги смотрелись вызывающе и как-то уж очень подозрительно. Казалось, мама имела ввиду что-то другое. Но что именно?!
И тут мама расхохоталась:
– Тасенька, солнышко, я про другие фиги, – сказала она сквозь смех. – Они растут на деревьях. Пойдём покажу.
И мы отправились в сад за домом. Мама показала высокие деревья, на ветвях которых висели похожие на небольшие фиолетовые груши плоды. Лежали они и на земле, нагретые солнцем и пахнущие мёдом. Оказалось, что это и есть фиги, они же инжир. Ещё их называют смоквой и винной ягодой. Инжир мягкий, сладкий, со множеством съедобных семян внутри. Тасина мама объяснила, что эти плоды очень полезные. В них много железа, которое важно для организма, особенно для детского.
А вечером Тасина мама читала нам сказку про маленького Мука. И про волшебные фиги. Те самые, которые растут на деревьях. От одних из них вырастали длинные уши и нос, а другие возвращали внешний вид в прежнее состояние.
Тася очень полюбила инжир и с удовольствием ела его каждый день на завтрак. А я с опаской наблюдала, не выросло ли у неё чего.
В конце лета родители измерили Тасин рост и вес. Оказалось, что она заметно вытянулась и набрала почти два килограмма. Наверное, садовые фиги были тоже волшебными, только от них вырастали не нос и уши, а весь человек. И конечно отяжелеешь тут – столько железа съесть!

ПОТЕРЯШКА
Скоро наше греческое лето закончилось. Точнее, оно закончилось не так уж и скоро, а как обычно. Но нам казалось, что время пролетело очень быстро. Тасина мама сказала, что пора и о делах вспомнить: нужно собрать Тасю в школу. Опять школа! Как будто к полету в космос ребенка готовят. Но раз надо, значит надо.
Вылет домой был ночным. Вечером мы попрощались с морем и собрали вещи. Тася набила свой дорожный рюкзачок ракушками и морскими камешками. Среди них встречались и особо ценные экземпляры – так называемые куриные боги. Это камешки с дырочками, на счастье. Настоящий клад!
В Греции Тася засыпала быстро, как только касалась головой подушки: морской воздух и ласковые волны убаюкивали девочку лучше любой колыбельной. Поднять её среди ночи было непросто. Тася медленно бродила с закрытыми глазами и плохо соображала. Спала она и в такси, и в аэропорту. Я тоже задремала, казалось, всего на минутку. Но, когда проснулась, не увидела ни Таси, ни её родителей.
С каждой секундой яркое греческое солнце всё смелее заглядывало в огромные стекла аэропорта, а я так и сидела в зале ожидания в полном одиночестве. Сначала я подумала, что Тася куда-то отошла по делам. Но прошёл час, потом ещё несколько часов, а за мной так никто и не пришел. Стало ясно, что меня забыли. Я теперь потеряшка. Никому не нужная Мася. Что же делать?
Вчера Тася привязала мне на лапку крошечный камешек с дырочкой, на удачу. Теперь я смотрела на него и отчаянно, изо всех заячьих сил просила помочь: «Пусть Тася меня найдет! Пусть я не потерялась! Пусть мы всегда будем вместе!»
А вокруг во всю шла утренняя уборка. Работники аэропорта наводили порядок, пылесосили полы, протирали кресла. Вдруг один из них обратил на меня внимание. Он оглянулся по сторонам, что-то сказал по-гречески и сунул меня за пазуху. Я принялась ушераздирающе просить о помощи: «Я Мафя, подвуфка Тафи. Она забыфа меня в аэвопофту. Помогифе мне ее найфи!» -- бубнила я в подмышку рабочего. Но он меня не слышал. Меня вообще слышала и понимала только Тася.
Вскоре я оказалась в небольшой комнате, забитой потерянными вещами. На меня нацепили бумажку с цифрами и положили на одну из полок, носом в низ. Я продолжала мысленно звать Тасю. Было страшно. Если меня так и не найдут, то выбросят в мусор и сожгут, как поступают со всеми невостребованными вещами.
Прошло несколько дней, и меня положили в плотный пластиковый пакет, запечатали и куда-то повезли. Я поняла, что это мой последний путь – на свалку.
Это была какая-то очень дальняя свалка. Потому что меня сначала везли, потом несли, потом меня «летели», снова везли и опять несли. Мне ужасно намяли бока, но какое это теперь имело значение. Я смиренно ждала, когда уже всё закончится. Было грустно и уже почти не страшно.
Но вот я услышала знакомые голоса, и кто-то стал открывать пакет. Я так привыкла к темноте, что почти ослепла от внезапного света и не сразу поняла, кто меня достаёт. Зато я услышала знакомый радостный крик и смех. И почувствовала родной конфетно-цветочный запах. Э т о б ы л а м о я Т а с я! Тася! Тасечка! Свалка отменялась!
Оказалось, Тася обнаружила пропажу только утром, в родном аэропорту. Она перерыла все вещи, прямо на пол вытряхнула из рюкзака свои сокровища, но не нашла меня среди них. Она снова вспомнила, что умеет реветь, как пароход, и безутешно рыдала до самого дома. И дома тоже. Она не знала, где могла меня оставить, поэтому родители Таси в первую очередь позвонили хозяйке нашей греческой квартиры. Та обыскала весь дом, но так ничего и не нашла. Потом были звонки в службу такси, долго искали водителя, который вёз нас в аэропорт. Снова безрезультатно. Тася продолжала быть пароходом. Оглушенная её ревом, мама купила нового зайчика. Но он оказался слишком новым и совсем не мной. Наконец, после нескольких звонков в греческий аэропорт стало понятно, что я нахожусь в столе находок. Откуда меня и отправили Тасе.
Больше никогда! Никогда-никогда мы с ней не расстанемся! И спасибо куриному богу.

СКОРО В ШКОЛУ
До Дня знаний, когда Тася впервые пойдет в школу, оставалось совсем мало времени. И предстояло сделать много важных покупок. Для школы нужно всё особенное. Специальный стол и стул – для хорошей осанки. Вместительный ранец – чтобы в него вошли все тетради и учебники, при этом он не был бы слишком тяжелым. Школьная форма – универсальная одежда для учеников, удобная, не маркая и не слишком яркая. Сменная обувь, чтобы не уставали ножки. Спортивная форма и кроссовки – для занятий физкультурой. А еще пенал, много авторучек, цветные и простые карандаши, ластики, точилки, линейки, тетради, цветная бумага и картон, пластилин, краски и кисточки… Это здорово! Значит, в школе будут творческие и спортивные занятия. А то мы с Тасей боялись, что ей придется целый день сидеть за партой и только и делать, что старательно выводить непослушные буквы и цифры.
Заветный день почти настал. Завтра первое сентября. Тщательно отутюженная форма висит в шкафчике, пышные банты красуются на туалетном столике, ранец собран и с нетерпением ждет своего выхода, ромашки в букете для первой учительницы как бы ободряюще подмигивают: «Вперед, нас ждут великие дела!»
Но Тасе почему-то не по себе: будто чего-то недостаёт. Возможно, она недостаточно хороша для завтрашнего события и ей не хватает какого-то важного штриха. Ну конечно же, надо доработать внешний вид. Тасина мама всегда меняет прическу в важные периоды жизни и говорит, что это помогает ей «прочувствовать неповторимость момента». Папа называет это улучшайзингом.
Решено! Тася прокралась в ванную (так-так, что-то мне это напоминает), взяла ножницы, сильно оттянула чёлку вниз – ррраз! – и новая прическа готова. По-моему, получилось кривовато и странновато. И слишком коротко. Тася так и замерла перед зеркалом. «Аааааа, маааа-маааа! Мааа-мочкаааа!» – затрубила Тася-пароход.
Мама стрелой примчалась в ванную. И, взглянув на Тасю, чуть не расхохоталась. Я видела, что ей было непросто удержаться от смеха.
– Тасечка, дорогая, ты снова хотела быть неотразимой? – стараясь сохранять спокойствие, спросила она.
– Мама, ну ты же говорила, что новая прическа помогает прочувствовать неповторимость момента, – сквозь слезы протрубила Тася.
– Вот ты и прочувствовала. А теперь давай немного подправим твою новую чёлку.
И мама ловко – чик-чик-чик! – поколдовала над Тасиной головой. Получилось необычно и очень модно. Мы с Тасей видели такие чёлки в модном журнале.
Любуясь на себя в зеркало, Тася с удовольствием отметила, что недостающий штрих найден и теперь она точно готова к школе.

ШКОЛЬНАЯ ЛИНЕЙКА
Наутро красивая Тася с модной чёлкой, я с праздничным бантом на шее, нарядные мама и папа отправились на школьную линейку. Так называется не только специальная полоска для измерения и проведения линий, но и праздничный сбор учеников, их родителей и учителей во дворе школы. В этот день для бывших дошколят звучит первый звонок. Они знакомятся со своей учительницей, друг с другом и с правилами поведения в школе, видят свой класс, занимают места за партами и получают учебники. Всё для них в этот день впервые и вновь.
Тасю поставили к детям 1А класса. Ребят возглавила очень красивая учительница: молодая, высокая, стройная, с доброй улыбкой и задорными веснушками, как будто её расцеловало солнышко. Она Тасе сразу понравилась. Еще Тася с радостью заметила среди одноклассников несколько ребят из своей детсадовской группы. Ей было приятно видеть знакомые лица и стало намного спокойнее.
Держать в одной руке букет, в другой игрушку Тасе было неудобно, поэтому она убрала меня в ранец, но высунула из него мою мордочку, чтобы я тоже могла наблюдать за происходящим. Весь школьный двор был заполнен празднично одетыми детьми и взрослыми, все немного волновались. Вокруг стоял тревожный и одновременно торжественный гул.
Но вот зазвучала праздничная музыка, и гул утих. Все взгляды устремились на сцену в центре площади. С приветственным словом выступил серьезный директор школы, для малышей спели и прочитали стихи старшеклассники. А потом один из них, самый высокий и сильный, подхватил мою Тасю, как пушинку, на руки, усадил к себе на плечи и понёс её вокруг площади. Похожая на чебурашку Тася с огромными белыми бантами, казалось, лучится от счастья. В руке она крепко держала сияющий на солнце колокольчик и звенела им изо всех сил. Она радовалась и смеялась, тоже как колокольчик. Сегодня ей выпала самая почетная роль – дать первый звонок в новом учебном году. Ай да Тася!

ВЗРОСЛАЯ ЖИЗНЬ
Для Таси началась новая школьная жизнь. Теперь учительница и одноклассники зовут её Таисией или Таей. Это её полное имя, и так она записана в классном журнале.
Сначала Тасе было непривычно, что во время уроков не стоит ходить по классу, а нужно сидеть за партой, внимательно слушать учительницу и старательно выполнять задания. Чтобы ребята не уставали, они делают перерывы на физкультминутки. Это небольшие подвижные паузы прямо посреди уроков. Тасе очень нравится разминка для пальчиков:
Мы писали, мы писали,
Наши пальчики устали.
Мы немного отдохнем
И опять писать начнём.
В школе отсутствует дневной сон, чему Тася даже рада. Хотя иногда ей хочется прилечь в мягкую кроватку и сладко потянуться. Порой она даже представляет специальную комнату для сна, где ребята могли бы вздремнуть во время переменок.
В Тасином классе очень уютно. Его оживляют комнатные растения. Здесь также приютились небольшая библиотека с яркими энциклопедиями и сказками, уголок с настольными играми и большой аквариум с рыбками. В нём даже обитает аксолотль – маленький подводный дракончик. В школе много интересных внеклассных занятий и кружков. Тася записалась на танцы, в хор и на футбол для девочек.
В первые дни многие дети приносили в школу свои любимые игрушки. Учительница Устинья Константиновна назвала всех нас группой поддержки и выдает детям только на переменах. Во время уроков она сажает нас на учительский стол, откуда компания плюшевых котиков, мишек, мышек и зайчиков внимательно наблюдает за своими хозяевами, будто с палубы большого корабля.
Постепенно ряды плюшевых друзей начали редеть. Ребята стали более независимыми, дружными и увлеченными школьными делами. Однажды Тася посадила меня утром в ранец да так и не достала в школе. А в другой раз и вовсе забыла дома.
Я немного загрустила. Но потом поняла, что в этом нет ничего страшного. Просто моя Тася повзрослела и стала самостоятельной. Конечно же она обо мне не забыла. Теперь я сижу на полке над её письменным столом. Тася выделила для меня почетное место, удобное для наблюдений. Я вижу, как Тася старательно делает уроки. Она рассказывает мне о своих школьных делах и подружках, пересказывает домашнее задание по чтению и окружающему миру. Играет со мной и с куклами в школу.
Я часто вспоминаю пилота самолета из нашего греческого путешествия, который так и не забыл своего детского зайчика. И представляю, будто Тася пилот, а я сижу на приборной доске в её кабине. И мы вместе летим вперёд и только вперёд.