Два облака

ДВА ОБЛАКА

1.
Лёля была отличницей и очень послушной девочкой. Она делала всё, о чём её просили.
- У Лёлечки большое будущее, - слышала Лёля постоянно, - она далеко пойдёт. И себя покажет, и мир посмотрит.
Лёля краснела от этих слов. Она была ещё и скромной к тому же.
Лёнька был хулиганом и воевал с родителями, учителями, соседями и всеми, кто оказывался рядом.
- Ну, что его ждёт впереди? – шептались вокруг, - подерётся с кем-то, обязательно подерётся. И всё. Жизнь его, можно сказать, кончена.
- Пффф, - фыркал в таких случаях Лёнька, - ну и ладно. Ну и пожалуйста.
В общем, Лёля и Лёнька были очень-очень разными маленькими облачками.
Да-да. А ты что подумал? Что это простые мальчик и девочка?
Наверное, ты невнимательно читал. Потому что всё сказано предельно ясно. Спокойная и старательная Лёля имела все шансы облететь целый мир. А задиристый хулиган Лёня должен был пролиться дождём после первой же драки с другим облаком.

2.
- Лёля – занууууда. Лёля – всезнааааайка, - кричал Лёня, когда видел одноклассницу и дёргал её за воздушный розоватый завиток.
- Отстань, - кричала Лёля так, что брызги дождя летели во все стороны, поднималась буря, и другие облачка разлетались по классу, - не трогай меня. Я на тебя пожалуюсь директору школы. Ты… ты…
Но тут в кабинете появлялась учительница, трясла длинной указкой и ругалась:
- Лёня, Лёля, вы опять? Ух, как надоели. А ну-ка разойдитесь по разным концам класса. Вот ведь… сладкая парочка.
Все вокруг хихикали.
Лёня сжимал кулаки и рычал от злости, поглядывая на Лёлю:
- Какая же ты противная.
При этом холодный моросящий дождик лился из него на пол класса.
Лёля отворачивалась, приподнимала юбку, чтоб она не намокла, и задирала нос, шепча:
- Ужасный мальчишка.

3.
Прошло время. Малыши-облачка стали постарше. У Лёльки отрасли длинные розовые кудри. Лёня сделал себе модную причёску: теперь его синеватые волосы торчали вверх, и только чёлка спускалась вниз, закрывая глаза.
- Лёнечка, прогуляемся? – спрашивала его то одна, то другая девочка-облачко.
- Вот ещё, - отвечал он и улетал, задорно хохоча.
- Ненормальный, - качала головой Лёля, поправляя кудряшки. Но она всё-таки провожала взглядом смеющегося одноклассника.
- Как дела в школе? – спрашивала её каждый день мама, встречая возле дома, и осторожно гладила её по голове.
- Всё хорошо, - улыбалась Лёля и просто махала в знак приветствия.
Она уже давно не пыталась маму обнять. Это в детстве Лёля была глупенькой и не понимала, к чему это может привести. Сожмёшь друг друга совсем чуть-чуть, и всё. Маленький дождик, и нет двух облачков. Растаяли.

4.
- Лёнь, - папа улыбался, - сынок, а ты что грустишь-то?
Лёня хмурился, темнел. Даже маленькие молнии начинали сверкать внутри него.
- Ну, тихо-тихо, - успокаивал его папа, - не нервничай так. А то обернёшься дождём.
И Лёня улетал вдаль. Длинные прогулки всегда его успокаивали.
- Бедняга, - качал головой папа, - так влюбиться. И в кого? В первую красавицу и отличницу, которая на него и внимания не обращает. Но вообще-то хорошо, что не обращает, а то мало ли что. Пусть лучше так,… на расстоянии.
В облачном городе родители очень боялись, когда их дети в кого-то влюблялись.

5.
- Лёля! – звал Лёня, летая под окнами одноклассницы.
- Ну чего тебе? – та выглядывала в окно, улыбалась, и на щеках у неё появлялись ямочки, - что тебе надо?
- Мне? – смущался Лёня, - да так… ничего, я просто рядом оказался. А ты… гулять… пойдёшь?
Лёля звонко смеялась. И от этого солнечные зайчики разлетались по небу.
- Ты хочешь сказать, что я… пойду… гулять… с тобой?
И она снова смеялась. А Лёня хмурился. Вокруг него снова моросило. Такой уж у него был характер. Вспыльчивый.
- Ну… ладно, - продолжала Лёля, легко вылетая из окна своей спальни, - пойдём, раз ты так хочешь… погуляем. Только недалеко. У меня ещё не выучены стихи про тучку золотую.
И они медленно плыли по небу рядышком. А старое седое солнце подглядывало за ними и улыбалось. Говорят, оно такое любопытное, что суёт свой нос во все уголки и закуточки.

6.
- Лёля, - ворчала мама, когда раскрасневшаяся дочь возвращалась домой под утро с прогулки с Лёней, - мне это всё не нравится.
- Ну, мам, - говорила Лёля и тёрла глаза, спать хотелось ужасно.
- У тебя на носу экзамены, школу надо закончить, скоро уже на работу идти.
- Но сегодня-то выходной, - зевала Лёля, - и я пошла спать. Меня не будить.
И она забиралась в свою мягкую белую постель.
А мама вздыхала. Она ужасно переживала из-за дочки. «Такая умница, отличница. И вдруг взяла и влюбилась. А всё этот Лёнька виноват. Как был хулиганом, так и остался! И ведь всем известно, что от любви – одни неприятности. Вот они с папой прекрасно без неё обходятся!»
«Лёнька!» - думала тем временем Лёля, сладко засыпая.
«Лёлька!» - шептал в другом доме, на краю облачного города, Лёня, и видел перед глазами курносое лицо любимой.

7.
А потом наступило время экзаменов. Весь класс справился с ними неплохо. А лучше всех, конечно, Лёля. Она правильно ответила на все вопросы о небе, о ветре, о дождях и о направлениях света. Лёля почти не готовилась, потому что гуляла с Лёнькой ночи напролёт. К счастью, ей хватило тех знаний, которые она получила раньше.
Второй результат в классе неожиданно показал Лёня. Ох, как удивились все облака. Никто же не знал, как он старался, чтоб произвести впечатление на Лёлю. Бывший двоечник тут вдруг подготовился и ответил правильно на все вопросы, кроме одного, самого простого:
«Все ли облака нужно избегать, если они летят по небу вам навстречу?»
Уж это без сомнения знал каждый в классе, ведь учитель сообщил детям-облачкам, когда они только пришли в школу: «Избегать всех! Всегда! Иначе катастрофа! Столкнётесь и растаете!»
А что же Лёня? Он долго сидел над листом бумаги, а потом написал в поле для ответа: «Я бы избегал все, кроме одног».
- Не мог же ты забыть? – удивилась учительница, узнав об этом.
Он только пожал плечами и опустил голову. А Лёля почему-то покраснела.

8.
После окончания школы облака начинали работать. Каждый получал карту, на которой был обозначен его маршрут. Кто-то должен был летать над морями, другие – над горами, третьи – над городами. Облака были одиноки в небе большую часть времени, но иногда встречали себе подобных. И если это были знакомые, радовались невероятно. За те минутки, что у них были, старались расспросить друг друга обо всём: где был, что видел, про кого из друзей ещё что-то слышал?
Потом облака разлетались, каждый - в свою сторону. И оба не знали, увидятся ли когда-нибудь снова.
Лёле достался город. Она была довольна. Столько всего интересного можно было увидеть и услышать. Больше всего она любила наблюдать за людьми. Те ругались и мирились, пели и танцевали, смеялись и плакали. Они гуляли за руку, дрались, носили своих малышей и… обнимались.
- Счастливые, - думала Лёля и представляла, как обнимает любимую маму, вечно уставшего папу, ворчливую учительницу, хохочущих подружек. И Лёню. Как было бы здорово однажды его обнять.

9.
Лёне досталось летать над горами. Это было опасно. Немного зазеваешься, заденешь животом острую верхушку и пиши пропало. Дождь, гроза и нет облака.
Сначала ему было так скучно и грустно, что он решил специально столкнуться с горой. Испытать на себе, что такое настоящий ливень и пропасть навеки.
Но потом он подумал о Лёле. А что если у них есть шанс снова увидеться? Пусть маленький-маленький шанс. И он закрывал глаза и представлял её розоватые кудряшки, длинные пушистые ресницы и белоснежную улыбку.
Но затем резко открывал глаза. Боялся, что, замечтавшись, не заметит горную вершину. Он решил себя беречь. Ради Лёли. Ради тех нескольких минут, которые им, может быть, суждено провести вместе.
«Лёля», - думал он, огибая заснеженную вершину.
«Лёня», - думала в это время Лёля, проплывая над большой городской площадью.

10.
Лёля знала, что Лёня летал над горами, поэтому каждый раз, когда вдалеке показывался хоть самый маленький холмик, сердце её сжималось. «А вдруг он там, - думала она и начинала моросить от переживаний, - сейчас как приплывёт мне навстречу. Сколько же мы уже не виделись? Ох, целую вечность. Интересно, а что, если я его не узнаю?»
И ей от этого становилось так страшно, что она принималась смотреть на людей, чтоб отвлечься и не разразиться ливнем.
Однажды один из них, маленький, темноволосый человечек, с бородой, закричал громко-громко, глядя вверх:
- Я хочу быть свободным. Таким, как облака в небе.
Он взял на руки другого человечка, женщину, одетую в платье цвета солнца, у неё были длинные светлые волосы и звонкий голос. И они закружились, засмеялись и, кажется, даже тихо запели какую-то волшебную песню.
«Вот глупые, - улыбнулась Лёля, - разве мы свободные? Летим, куда прикажут. Останавливаемся только вместе с ветром. Боимся каждого препятствия. А главное, не можем обнять того, кого любим!»
И Лёля снова заморосила. А люди ловили капельки ладонями и смеялись, смеялись, смеялись.

11.
- Лёля, - шептал Лёня, пролетая по пустому огромному небу, - Лёля моя, где ты?
И если на горизонте появлялось облачко, он вздрагивал:
- Лёля! Это ты?
Но потом понимал, что это совсем другое облако. Немножко похожее, но другое.
- Ты не Лёля, - вздыхал он, - ты совсем не Лёля.
- Не Лёля, - кивнуло как-то ему в ответ розоватое кудрявое облачко, - ну и что с того? Поболтай со мной. Мне одиноко.
- Ладно, - согласился Лёня грустно, - что тебе рассказать?
- Кто она? Та, кого ты ищешь? – прозвенело облачко.
- Лёля. Я её люблю, - ответил Лёня едва слышно.
- Ну, надо же, - удивилось облачко, - как интересно. Никогда не видела влюблённых! Ну и зачем ты её ищешь? Что сделаешь, если найдёшь?
- Я… - начал Лёня, но не закончил, - я… я…
- Вот чудак, - засмеялось облачко, - ищешь и не знаешь, зачем.
Ветер уже разносил их в разные стороны, и облачко закричало, что было сил:
- Удачи тебе в поисках

12.
Лёня потом долго летел по небу и думал. Что бы он сделал, если бы встретил Лёлю. Он бы очень хотел обнять её. Ему было всё равно, что он после этого растает. Но она… разве он мог допустить, чтобы из-за него растаяла она?
«Нет, - понял он, - нет! Ни за что!»
«Но тогда,… тогда лучше и не искать её. Совсем. А то вдруг он найдёт, не сдержится и обнимет!»
Он всё плыл и плыл. И не понимал, что там, под ним: горы, реки или поля. Теперь всё это было неважно. Теперь всё было бессмысленно. Потому что он потерял свою цель в жизни!
А без цели… без цели жить совсем непросто.

13.
Лёля тоже думала, что станет делать, если встретит его.
«Если бы исчезнуть могла только я,… если бы не мы оба… ах, как бы тогда было легко и хорошо. Обнять его и растаять… свободной и счастливой… как они… как эти люди, которые кружились там, внизу. Смеялись и до конца не понимали своего счастья».
- Что я сделаю, если встречу его? Что я сделаю?
Она так измучилась, размышляя об этом, что даже похудела. И, кажется, затопила пару городских улиц.
Поэтому Лёля решила больше не думать. Вот встретит, тогда и решит.
- Лёня, - шептала она, - Лёня.
И то ли она шептала слишком громко, то ли это имя пропитало всю насквозь и её, и каждую её капельку… только люди, те самые, что ловили недавно её моросящий дождик… они вдруг замерли на месте, глядя в небо,… и хором проговорили:
- Лёня! Ну конечно, Лёня! Вот как мы назовём нашего сына, когда он появится на свет!
И Лёля поплыла дальше, счастливая. Теперь она знала, что однажды на земле появится человечек, названный именем её любимого. Вот ведь чудо!

14.
Шло время, и пути Лёни и Лёли не пересекались. Седое солнце смотрело на них своим хитрым глазом. Очень внимательно. Оно каждый день провожало взглядом и Лёню, и Лёлю.
Почему? Какое ему было дело до двух несчастных одиноких облачков? Таких же, как и миллионы других, летающих по небу. Или всё же было в них что-то особенное? Что-то, что заставляло могущественное солнце смотреть на них и улыбаться?
- Лёня, - шептало солнце и тихонько гладило его по щеке своим лучиком.
- Лёля, - вздыхало оно и проводило по её кудряшкам.
Облачка этого не замечали. Они думали друг о друге. Всё время только друг о друге.
- Была не была, - хихикнуло солнце и немножко подтолкнуло Лёню и Лёлю друг к другу.
- Помочь? – спросил, подмигнув, ветер и, не дождавшись ответа, дунул пару раз в спину одному и второму облачкам.
Замерло солнце, замер ветер, замер целый мир. Все, затаив дыхание, следили за Лёлей и Лёней, которые медленно двигались навстречу друг другу.

15.
Лёля плыла по небу почему-то больше не над городом. Она очень удивилась, когда это поняла. Но сделать ничего не могла. Ветер тащил её куда-то. Вперёд, вперёд, вперёд. Вдалеке показалось облачко. Оно становилось всё больше. «Не столкнуться бы, - заволновалась Лёля, - уж очень ветер сильный. А что если бросит нас друг на друга?»
«Это облачко… - думала Лёля, - оно похоже на Лёню. Но, конечно, не оно. Как и все другие, которые были похожи».
Но она продолжала смотреть перед собой. «Если я поверю в то, что это Лёня, всего на секунду… это будет замечательно. Я буду счастлива целую секунду!»
И она решила верить. Летела вперёд и верила. Лёня! Вот и лицо его, и причёска!
И она сказала вслух:
- Лёня!
А облачко ответило ей:
- Да, Лёля! Это я! Я!

16.
Облака не верили своим глазам. Такой долгожданной была эта встреча… просто невероятно. Теперь… спустя столько времени.
Лёля плакала. И Лёня плакал. Ветер больше не дул, он тоже плакал. Солнце и то затуманилось. Неужели от слёз?
Лёля и Лёня остановились совсем близко и не двигались. Больше всего на свете им хотелось обнять друг друга. Несмотря ни на что. Просто прижаться к любимому. Просто стать на мгновение одним целым.
- Лёня!
- Лёля!
- Я люблю!
- И я люблю!

17.
- Подует ветер, - сказала Лёля, - и растащит нас.
- Нет. Пожалуйста, - прошептал Лёня, - я так долго ждал. Как бы я хотел… не важно.
- Что? – спросила Лёля.
- Обнять тебя.
- И я, - воскликнула Лёля, - больше всего на свете.
- Несмотря ни на что?
- Несмотря ни на что!
И они улыбнулись друг другу так тепло, что даже воздух вокруг них согрелся.
- И мы не расстанемся!
- Никогда не расстанемся!
Лёня и Лёля, не раздумывая, двинулись навстречу друг другу. Ближе, ближе, ближе. Пока не обнялись так крепко, что никакой ветер бы их теперь не растащил. А потом они стали одним целым.

18.
Как же назвать единое целое, которое было раньше Лёней и Лёлей? Может, Лёнялёля? Или Лёлялёня?
Важно, что счастливые облака обрели друг друга. Прижались крепко-крепко. И пошёл ливень. Такой сильный, какого давно на земле не было. Струи дождя лились с неба, будто их выжимали из чего-то. А ведь так и было. Лёня и Лёля так крепко держали друг друга в объятиях, что, если бы у них были косточки, они бы уже захрустели.
Но они не были людьми, они были облаками. А облака, обнимаясь, отдают всю влагу и тают. Вот и Лёня с Лёлей становились всё меньше и меньше. Меньше и меньше…
Они вдвоём стали размером с одно облачко. Потом с половину. Потом с четвертинку.
- Как хорошо, что мы вместе, - прошептала Лёля.
- Это очень хорошо, - ответил Лёня.
- Давай прощаться! – предложила она.
- Прощай, - ответил он.
Их голоса были едва различимы. Потому что они вместе были уже всего лишь размером с арбуз… с дыню… с апельсин… со сливу… с виноградину… с черничку… и наконец осталась одна, самая последняя капелька воды, в которой прятались Лёня и Лёля.

19.
Раз! И хитрое солнце осветило эту каплю своим ярким радостным светом. И капля вместе с Лёней и Лёлей вспыхнула и превратилась в разноцветную сверкающую искру.
Раз! И хулиганистый ветер дунул на искру. И она полетела через всё небо, оставляя за собой яркий след: красный, оранжевый, жёлтый, зелёный, голубой, синий и фиолетовый.
Большая красивая ровная радуга раскинулась над землёй. Никогда прежде люди такой не видели.
- Смотрите, смотрите, - кричали они и указывали пальцем вверх, - вот так красота. Вот так чудо.
- Чудо! – закричала Лёля, - Лёня, догоняй!- и полетела по разноцветному тоннелю.
- Лёля! – воскликнул Лёня и помчался следом за ней по яркой сверкающей радуге, - Лёля! Лёля! – он повторял любимое имя снова и снова.
И люди на земле будто услышали его голос. Потому что два человечка, один темноволосый и с бородой, а другой, женщина, в платье и со светлыми длинными волосами, вдруг хором воскликнули:
- Лёля! Так мы и назовём нашу дочь, когда она у нас будет.
И Лёня рассмеялся. Он был очень рад, что однажды на земле будет жить человечек, которого будут звать, как его любимую.

20.
Долго ещё над землёй красовалась радуга. И Лёня и Лёля, катались по ней, смеялись, обнимались и выкрикивали имена друг друга.
Почему они просто не растаяли, как другие облака, которые сталкиваются?
Наверно, потому, что так бывает: если на дождевую каплю попадает солнечный свет, в небе появляется радуга.
А может, дело в том, что Лёня и Лёля были влюблёнными облаками, и ими восхищались все вокруг. Включая могущественное солнце и ветер.
Как бы то ни было, у Лёни и Лёли было чудесное время, проведённое вместе! А о чём ещё могут мечтать влюблённые?

21.
«А что же было потом?» - возможно, спросишь ты. А потом радуга растаяла. Так всегда случается с радугой. Она стала бледнеть, люди, которые ей любовались, опустили головы и разошлись по своим делам. А Лёня и Лёля обнялись в самый последний раз и исчезли.
Тебе, может, хотелось бы, чтоб они жили вечно? Но ничто не вечно на земле. Всё имеет своё начало и свой конец. Важно, что сделано за время жизни. Вот Лёня и Лёля учились, работали, путешествовали, любили и были счастливыми. А ещё сделали чуточку счастливей многих людей. А двоим даже подарили свои имена.
А если тебе всё равно немножко грустно из-за того, что Лёня и Лёля исчезли, посмотри внимательно на книжку, которую ты держишь в руках. Вот же они, Лёня и Лёля, прямо перед тобой. Смотри, как красиво нарисованы! А раз так, значит, их жизнь продолжается. В истории, написанной про них, в рисунках, на которых их изобразили. А ещё в твоей голове, потому что ты прочитал эту книгу и запомнил, что были когда-то такие облака, Лёля и Лёня.


БОНУС:
— Плывёшь?
— Плыву.
— А куда?
— На север.
— И я с тобой.
— А небо розовое, как клевер.
— И солнце жёлто, как зверобой.
— Спеши.
— Спешу.
— Ветер быстро гонит. Лови поток.
— Как лес, сгибаясь под ветром, стонет!
— Он отдаёт за листком листок.
— Что там на севере? Может, слышал?
— Там всё как здесь! Под нами горы, моря и крыши. И скучно так, хоть на солнце лезь.
— Давай резвиться.
— Давай. Играем. Вот жизнь вдвоём!
— Ты не боишься, что мы растаем, когда столкнёмся?
— Лишь раз живём!
— Ты догоняешь!
— Я догоняю. Ура! Догнал!
— Я капли влаги, смотри, роняю.
— Я тоже, друг! Ну, прощай. Финал.
— До встречи в листьях.
— А может, в море. Или снесёт нас на те холмы.
— А дождь — не горе!
— Да, дождь — не горе. Он — только след, что оставим мы.