Маффин с вишневым сиропом

Маффин с вишневым сиропом

Нет, вы даже не представляете себе. Эта история запуталась еще до того, как автор начал ее рассказывать. Ну-ка. Потяну за кончик: «В некотором царстве, в далеком государстве жили-были нитки». Нет. Это середина. «...В конце все распутается и станет...» А это и вовсе окончание истории. А где же начало? А. Вот оно! Кажется, оно. Да.

Ася забралась на табуретку и достала с верхней полки сарафанчик в морскую полоску, белую панамку и джинсовые шорты.
— Что-то еще... А! Вспомнила! Мамочка, где мои сандалики? Я еду на Южный полюс! Вот уже собрала вещи.
— Панамку? Сарафан и панамку на Южный полюс?
— Ну да. Мы же всегда берем с собой сарафаны, панамки, шорты, когда едем на юг. На море, там...
— А теплый комбинезон?
— Теплый комбинезон мы никогда не берем. Это моя домашняя одежда — я в ней зимой с горки во дворе катаюсь.
— Мы ездим на море в теплые края, а на Южном полюсе холодно. На Южном полюсе, между прочим, холоднее, чем на Северном.
— Я запуталась... Разве на юге может быть холоднее, чем на севере? Ой! Птицы собираются улетать на юг, а там холодрыга? Они же не знают! Бедные птицы! Надо им рассказать.
— Птицы улетают в теплые края. Их ведут вожаки, которые уже были в тех краях.
— Уф. Хотя бы птицы справятся без меня. Ничего не успеваю! Я же на Южный полюс не отдыхать еду. У меня там дело.
— Срочное?
— Срочное. Бабушка, когда приезжала в гости, говорила, что на юге жить проще, чем на севере. А Южный полюс — это ведь самый-самый юг? Южнее не бывает? Вот. Значит, там жить проще всего. А у меня сложности. Мне к празднику стих надо выучить. Он такой длинный! Вот поеду на полюс и там легко выучу. И еще один к Новому году выучу. Чтобы два раза на полюс не ездить.
— Я с тобой, — неожиданно сказал папа. — У меня сейчас на работе такие сложности...
— Ну да, — грустно сказала мама. — Все уедут на полюс решать свои сложности. Но имейте в виду, что тогда сложности начнутся у нас дома. Кто, например, завтра в магазин за продуктами поедет?

Так. Погодите немного. Автор запутался. Сейчас распутаемся и продолжим.
Что нам известно? На Южном полюсе холодно. И все настолько просто, что там даже деревья не растут. Только снег, снег и снег. Допустим, все, у кого есть сложности, оделись потеплее и уехали на Южный полюс. И стали полярниками. Отважными и трудолюбивыми. Но тогда у тех, кто остался здесь, начнутся сложности. Получается, сложностей меньше не станет. Может, даже чуточку прибавится. Тогда нет смысла же, да? В общем, так. Полюс отменяется.

— В общем, так, — решительно сказала мама. — Полюс отменяется. Ни на какой юг никто не едет. Все остаются дома. Будем упрощать сложности совместно. Команда мы или нет? Ася, неси свой стих, будем учить.
— А мне можно свой проект принести? — с надеждой спросил папа.
— Подожди. Сейчас мы на стихах потренируемся...
— Понял, — сказал папа и ушел в другую комнату работать.
— Ой, мамочка! Кажется, я забыла листок со стихом в детском саду.
— Что ж. Стих сегодня не учим. Надеюсь, других сложностей у тебя нет?
— Пока нет. Но я что-нибудь придумаю.
Мама вздохнула и пошла на кухню. Но не успела на плите закипеть вода для макарон...
— Невероятная удача! — Ася вбежала на кухню с торжествующим видом. — Я уронила чашку с компотом, но у меня как раз был под рукой сарафанчик. Тот, который для Южного полюса. И я сразу смогла переодеться. Вот. Красивый.
Следом на кухню вошел хмурый папа.
— Где тут у нас щетка, тряпка... И это... чем ковер от компота оттирают? То есть компот от ковра. В общем, чтобы компот отдельно, ковер отдельно. А то они перемешались немножко.
— Невероятная удача, — сказала мама и пошла оценить масштаб бедствия.
Оставшись без присмотра, на кухне убежали макароны.

Как автор, хочу вам сказать, что макароны... С ними надо быть строже. Ласку и доброту они совершенно не понимают. И вообще безответственные и неблагодарные создания. Кто-нибудь когда-нибудь слышал, чтобы макароны сказали спасибо? Или поздравили кого-нибудь с днем рождения? Или хотя бы помыли за собой посуду? Вот и я о том же! Даже кастрюлю в посудомойку никогда не положат. Все. Не хочу больше про них говорить.

А между тем в комнате Ася успокаивала маму:
— Мамочка, ты только не огорчайся. Это же наш старый мудрый ковер. Лежит тут с глубокой древности. Разве его можно удивить каким-то там компотом? И потом. Компот же сладкий. Вкусный. Я думаю, ковру даже понравилось. Вот когда у него в шерсти пластилин застрял, тогда, конечно, ему неприятно было. Но мы же справились. Потому что мы — команда!
— Еще немного, и я тоже соберусь на Южный полюс.
— Вот здорово! — обрадовалась Ася.
Пришел папа со щеткой и средством для чистки.
— Должно помочь. У тебя там, кстати, макароны убежали.
Мама вернулась на кухню ловить и воспитывать макароны. А папа с Асей остались чистить ковер. Ковер был большой — почти на всю комнату. Разноцветные ромбы и треугольники на нем складывались в узор, напоминающий калейдоскоп. По краям — бахрома из кисточек.
— Давай, ты будешь его чистить, а я ему пока сказку расскажу, чтобы он не боялся чиститься.
— Ну давай.
И Ася начала:
Сказка для ковра
В одном царстве, в далеком государстве жили-были нитки. Нитки были шерстяные, мягкие, длинные, всех цветов радуги.
Красные нитки были самые храбрые.
Оранжевые нитки были самые талантливые.
Желтые нитки были самые скромные.
Зеленые нитки были самые послушные.
Голубые нитки были самые мечтательные.
Синие нитки были самые сильные.
А Фиолетовые нитки были самые мудрые.
Раньше нитки жили все вместе в старом ковре, но его распустили на пенсию. Нитки решили на пенсии путешествовать и начали собирать вещи.
Храбрые Красные нитки положили в рюкзак теплую шапку, варежки и ружье.
Талантливые Оранжевые нитки приготовили кисточки и краски.
Скромные Желтые нитки ничего не взяли.
Послушные Зеленые нитки собрали в сумку зубную щетку и чистые носки.
Мечтательные Голубые нитки положили в чемодан маску и ласты.
Сильные Синие нитки взяли походные ботинки и средство от комаров.
И тут мудрые Фиолетовые нитки сказали: «Стойте! А в какие края мы едем?»
Все остановились. Оказалось, что они не договорились, где будут путешествовать. Да еще и запутались, пока бегали в разные стороны и собирали вещи.
Нитки стали распутываться, и тут выяснилось, что:
Красные нитки хотели храбро покорять полюс.
Оранжевые нитки собрались за город талантливо рисовать природу.
Желтые нитки скромно собрались путешествовать в ближайший сквер.
Зеленые нитки решили послушно поехать вместе со всеми.
Голубые нитки мечтали нырять в теплом море и наблюдать за рыбками.
Синие нитки собрались в трудный поход в джунгли, чтобы показать свою силу и открыть неизвестных науке животных.
А Фиолетовые нитки вообще-то хотели посмотреть Рим или Афины, где в древности жили мудрые люди.
— Им надо составить план и проект. — Внезапно ворвался в сказку папа.
— Ну, па! Какой проект? Это же сказка.
— Для начала эскизный.
— Наш ковер не знает таких сложных слов. Он же не учился в университете.
Папа посмотрел на ковер с сомнением.
— Ты думаешь, он мог учиться в университете?
— Нет. Я думаю, будет ли заметно пятно, когда ковер высохнет. В любом случае средство для чистки закончилось. Айда обедать.
— Интересно, что едят ковры, — задумчиво сказала Ася, ковыряя вилкой в тарелке.
— Только не компот! Не салат, не наггетсы, не запеканку!
— Я знаю, мамочка. Ничего жирного, сладкого... Им нужен специальный корм. Как для кошек и собак. Ковров вредно кормить со стола. Они после этого становятся облезлыми и плохо себя чувствуют. Когда поедете в магазин, не забудьте купить корм для нашего ковра. Диетический, для пожилых ковров. Не перепутайте. Кстати! А вы знаете, как люди летали на юг, когда не было самолетов?
— Когда не было самолетов, тогда не летали, — сказала мама.
— Ничегошеньки-то вы не знаете. Что бы вы без меня делали! Раньше люди летали в теплые края на коврах-самолетах. С птицами. А потом люди отбились от стаи.
Ася еще немного поковыряла макароны вилкой.
— А знаете, о чем я мечтаю?
— Расскажи.
— Я мечтаю после обеда пойти гулять. Это моя самая заветная мечта!
— Действительно, пойдемте в парк, — предложил папа. — Между прочим, парк чуточку южнее нашего дома. И значит, там все должно быть чуточку проще и не так запутываться.
— Здорово! Тогда я возьму с собой вот эту коробочку.
— А что там у тебя?
— Нитки. Они запутались, пока собирались в путешествие. И никак не могут распутаться. Придется им помочь.

На этом месте автор задумался. Интересно, может, и пластилин разных цветов на юге не так перепутывается. Тогда на Южном полюсе он не путается вовсе? Странно, что все детские кружки лепки еще не перебрались туда...

— Хорошо быть птицей, — рассуждала Ася по дороге в парк. — Хочешь, в Антарктиде ныряешь как пингвин. А хочешь, по Африке бегаешь как страус. А надоело — взял и улетел.
— Пингвины и страусы не умеют летать, — сказал папа.
— Совсем-совсем не умеют? Они же птицы!
— Совсем-совсем.
— Когда я чего-нибудь не умею, – не унималась Ася, — мне говорят, что надо учиться. Читать, писать, через скакалку прыгать — всему нужно учиться. Значит и птицы могут учиться. Надо открыть школу, где все-все смогут учиться летать. Мы будем водить туда нашего ковра. И тогда у нас будет свой ковер-самолет.
— Но у них же такие маленькие крылья. Им не научиться летать, — сказала мама.
— Вот у макарон вообще ног нет. А они постоянно от вас с папой убегают.
— Я против того, чтобы птиц сравнивали с макаронами, — сказал папа. — Их надо разделять как мух и котлеты, как ковер и компот.
— Птиц надо сравнивать с мухами и коврами, а макароны с котлетами и компотом?
— Ну можно. Наверное, — неуверенно сказал папа.
— Ой, я сегодня столько нового узнала, — стала перечислять Ася. — Бывает юг, на котором холодно. Есть птицы, которые не летают. Может, и соленый компот где-то есть. Берешь чашку компота, а там...
— Обещаю тебе этого не допустить. И вообще. — Папа был настроен решительно. — Юг всегда на юге, у всех птиц есть крылья, а соленый компот называется суп.
— Получается, что соленый компот все-таки бывает? — огорчилась Ася. — Интересно, а есть что-нибудь, чего не бывает?
— Все бывает. Бывает, что и не бывает чего-то, — начал рассуждать папа, но тут на входе в парк Ася заметила ворону, которая не улетела, а побежала бегом от маленького мальчика и спряталась под машину.
— Вот еще одна птица, которая не умеет летать. Ее тоже надо научить. Так много дел!
— У нее крыло сломано. Видишь, оно опущено, — сказал папа.
— Бедная птица! Теперь она не сможет улететь в теплые края.
— Да. Бедная ворона, — сказала мама. — Но она обязательно поправится и сможет улететь со всеми. Правда же?
— Вороны не улетают в теплые края, — сказал папа. — Они умные, хитрые и отлично зимуют в городе. Не беспокойтесь за нее. Ворона не пропадет. В парке полно еды. Да и тепло сейчас, — папа говорил, как будто комментировал фильм о природе. — Крыло заживет. Будет ваша ворона как новенькая.
— Почему наша? — спросила мама. — Просто ворона. Совсем не наша. Просто жалко ее.
— Выздоравливай скорее! — Ася помахала вороне рукой, и они пошли дальше.
В парке Ася собирала желуди, шишки и мох, чтобы потом в детском саду мастерить из всего этого зверушек.
— Я прямо чувствую, насколько наш парк южнее. Мне здесь все легко и просто! — говорила Ася, перебегая от одной полянки к другой. — А вот детский сад, наверное, севернее. Там всегда все сложно. Валентина Петровна так и говорит: «Как мне с вами сложно!»
Набегавшись, Ася села на лавочку и стала помогать ниткам распутываться. Подошла девочка.
— Привет. Меня зовут Марианна. Что это у тебя в коробочке?
— Нитки.
— Нитки? Скучно... А ты знаешь, что вот это дерево с кормушкой для птиц, оно волшебное? Если его обойти три раза, попадешь в другую страну. В сказку. Но никто этого не заметит. Ты будешь как будто здесь, а на самом деле в сказке. Вот как я сейчас. По-настоящему я сейчас в сказке. А здесь понарошку.
— Правда? А когда ты вернешься? — спросила Ася.
— Не знаю. Может, на следующей неделе. А может, еще задержусь. У них там праздник будет. На бал приедут принцессы из всех сказок в самых красивых нарядах, отважные рыцари в боевых доспехах, драконы...

Тут автор должен сказать, что снимает с себя всякую ответственность за фантазии Марианны. Потому что автор решительно не может объяснить, как драконы оказались гостями бала. И как они вообще оказались в этой истории. Ни их, ни принцесс в этой истории вообще-то не было. Только все начало распутываться — и на тебе.

— А у меня дома есть дрессированный ковер, — вдруг сказала Ася.
— Ты все врешь! Дрессированных ковров не бывает.
— А вот и бывают! Он знает команду «Лежать!» И сейчас мы с ним учим команду «Дай кисточку!» Он очень способный.
— А он у тебя породистый?
— Не знаю, — честно сказала Ася.
— Наверное, дворняжка какая-нибудь. Неинтересно. Мне к балу готовиться надо. — Марианна повернулась и направилась к своему дедушке, который сидел на лавочке неподалеку и кормил синичек с руки.
Мимо пробегали мальчишки. Ася быстро закрыла коробку с нитками.
— Эй, что у тебя в коробке?
— Не скажу.
— Да ладно. Я видел. Там у тебя игрушка какая-то глупая, — сказал первый мальчишка.
— Да. Давай вместе играть. Мы любим и умеем играть в глупые игры. Вот увидишь, — поддержал второй мальчишка.
В доказательство они стали бегать друг за другом вокруг дерева с кормушкой, попутно подпрыгивая и пытаясь достать ее.
«Они же сейчас попадут в сказку», — забеспокоилась Ася. — «Бедный дракон! Бедные принцессы и рыцари! Они же испортят им бал».

Автор считает, что пара качественных мальчишек может испортить не только бал, но и рыцарский турнир. А если дело дойдет до войны за соседнее королевство, то и ее испортят. Можно только позавидовать таким способностям.

Мальчишки умчались дальше по парку искать новые развлечения. А на лавочку возле Аси присела передохнуть старушка со скандинавскими палками.
— А что драконы? — начала она ни с того ни с сего. — Драконы тоже люди.
— Драконы и люди такие разные! — удивилась Ася.
— Почему же? У людей есть глаза, нос и уши. И у драконов есть глаза, нос и уши. Значит, драконы — люди.
— У драконов же крылья!
— Ну да. У всех драконов есть крылья. И все драконы, как мы сейчас выяснили, — люди. Значит, у всех людей есть крылья. И, по-моему, это великолепно. — Старушка смотрела вдаль на верхушки деревьев и улыбалась.
— Но у меня нет крыльев.
— Возможно, Вы просто не замечаете свои крылья, юная леди. Вы же не теряли их?
— Нет, не теряла.
— Если человек чего-то не терял, значит, оно есть. Расправьте свои крылья, леди! Выше голову!
Старушка легко поднялась и ушла в ту же сторону, куда побежали мальчишки. Ася восхищенно смотрела ей вслед.
— Ну что, в кафе? — спросил папа.
— В кафе, в кафе, в кафе! — Ася бежала вприпрыжку к выходу из парка. — Пирожное-мороженое-шоколадки! Я закажу маффин с вишневым сиропом.
— А я яблочный штрудель и горячий шоколад со взбитыми сливками, — сказала мама.
— Пап, а ты?.. — Ася остановилась. Раненая ворона все еще была здесь.
— Это не наша ворона, — сказал папа.
Из-за кустов за вороной следил большой пушистый кот. Папа посмотрел на ворону, на кота...
— Это просто ворона, которых в парке целая стая. И у них своя жизнь. — Папа решительно подошел к вороне и взял ее на руки. Кот разочарованно отвернулся.
— Маффин и штрудель отменяются. Поедем в клинику... Крылья лечить... — объявил папа.
— Теперь это наша ворона и наши крылья! — обрадовалась Ася. — Ее зовут Клара, и она в нашей команде. Клара поправится и станет учителем летания. Научит нашего ковра летать. У нас будет дрессированный ковер-самолет. Может, мы и сами научимся летать. И полетим вместе с птицами. Посмотрим, в какие такие теплые края они улетают. И что они там делают без нас всю зиму. И проще ли там жить. А когда мы вернемся, я напишу книгу, в которой сначала все будет путаное и пустяковое, а в конце все распутается и станет таким, каким должно быть.

Тут автор согласен. Именно так все и должно быть.