Мурашки

Елена Геннадьевна Гребенькова, МОСКВА
Тел: 8 916 341 87 13, periodista-elena@mail.ru

МУРАШКИ

По телу побежали мурашки… Это состояние знакомо каждому. А вы задумывались, кто они такие – мурашки? Чем они занимаются, добрые они или злые? Хотите с ними познакомиться?


Мурашка Соня и мурашка Валя - подружки не разлей вода – всегда и всюду вместе. Даже собака у них одна на двоих.
- Ознобик, след! – командуют они пушистому щенку в один голос. И он резво принимается за работу.
Недавно Ознобик унюхал идеального мальчишку. Володя из 3-го «Б» всегда дрожит на уроках: боится, что вызовут к доске. Вот и сегодня он опять не готов и домашнего задания не сделал. Соня и Валя торопятся – звонок уже прозвенел.
Глаза учительницы скользят по журналу: кого бы вызвать? Мурашки успевают вовремя. Володя чувствует их на своей спине и поеживается.
- Отвечать пойдеееет, - затягивает интригу учительница. – Пойдет Ирина Зайцева.
- Ух, - облегченно выдыхает Володя.
И мурашки скатываются по его спине как по ледяной горке. Теперь им можно отдохнуть. Но недолго. Ведь Вова и к следующему уроку не готов.
- Идеальный мальчик! – не устают повторять мурашки. – Побольше бы таких!

К Свете Страховой они тоже наведываются часто. Ей уже девятый год пошел, а она боится засыпать без света. Вечно ей что-то мерещится.
Мама с ней замучилась. У мамы вечером столько дел: и посуду помыть, и погладить, да и хорошо бы телевизор успеть посмотреть. Но дочь требует, чтобы она сидела у кровати, пока та не заснет. А на это уходит целый час.
Мама и почитает Свете, и погладит ее по голове, и одеяло подоткнет. Но только соберется выключить свет и выйти из комнаты, как дочь вопит:
- Ой, не уходи! Посиди со мной, мамочка!
- Светик, меня ждут дела. Давай-ка ты засыпай сама. Я дверь запирать не буду: оставлю тебе щелочку.
И тогда Света прибегает к хитрости:
- Мне страшно, мамочка! Вот смотри – даже мурашки по телу бегают.
А мурашки действительно тут как тут. Рады подыграть притворщице.
И мама сдается. И снова читает вслух, и гладит Свету по голове, и уговаривает закрывать глазки.
Соня и Валя с удовольствием слушают детские книжки, греясь под пуховым одеялом. Ознобик сворачивается рядом с ними клубком и засыпает раньше всех.
- Идеальная девочка! – думают мурашки, погружаясь в беззаботный сон.

Надо сказать, что Соня и Валя особы довольно вредные. Например, они любят срывать чужие выступления. У песика Ознобика прямо нюх на детские конкурсы и школьные концерты. Сидят мурашки за кулисами и только и ждут, чтобы кто-нибудь из участников разволновался.
Вот недавно от них пострадал Коля Звонарёв. Он в классе лучше всех читает стихи. Поэтому его учительница и выбрала.
- Будешь, - говорит, - за честь школы выступать. Поедем с тобой на фестиваль чтецов.
И надо же ей было выбрать стихотворение о страхе Екатерины Серовой!
- Говорят, в глухих местах жил когда-то лютый страх, - приступил к зубрежке Коля.
Стихотворение это длинное, но интересное. О мышонке, который сначала всего боялся, а потом стал в лесу самым храбрым.
Коля выучил стихотворение быстро и читал его с выражением. Учительница была довольна.
Наступил день конкурса. Весь класс поехал на автобусе поддержать Звонарёва.
А он ни с того ни с его разнервничался. Никогда еще не выступал перед такой большое аудиторией. Шутка ли - зал на пятьсот мест, и все заняты.
Как пришла его очередь выходить на сцену – прямо комок к горлу подступил.
- Ничего, - успокоил себя Коля, - слова я знаю.
Но Ознобика не проведешь – он Колин страх сразу учуял. Хулиганки-мурашки дождались, когда ведущий объявил выступление Звонарёва, и – прыгнули ему на плечи.
Коля почувствовал, словно ему за шиворот высыпали ведерко снега. И в этом он не ошибся. Соня и Валя действительно носят с собой специальные термосумочки, и в них – лёд. Очень действенное средство, а главное – так весело рассыпать лёд по чужим спинам!
- Сыпь побольше! – засмеялась Валя. – Чтоб наверняка!
И Соня вывернула сумку на изнанку.
Колю аж всего передернуло. Надо начинать читать, но мурашки никак не дают ему сосредоточиться.
- «Сказка о страхе». Екатерина Серова, - бодро произнес Коля и замолчал. Тишина прервалась улюлюканьем из зала:
- Давай уже! – выкрикнул кто-то нетерпеливый.
- «Сказка о страхе». Екатерина Серова, - неуверенно повторил Звонарёв и снова умолк.
Мурашки ликовали! Они скатывались по плечам Коли, бегали по его спине,
играли в догонялки и кидались льдинками. И чем больше они резвились, тем ужаснее чувствовал себя Коля. Так и не проронив больше ни слова, он, бледный и испуганный, с поникшей головой ушел за кулисы.
- Наша взяла! – радовалась Соня.
- Мурашки и сцена – созданы друг для друга, - хихикала Валя.
Учительница не ругалась.
- Ничего, бывает! Мое первое выступление тоже провалилось, - призналась она.
А затем приобняла Колю и ободряюще похлопала его по спине.
Мурашкам это очень не понравилось.
- Ой, как больно! – завизжали они.
- Бежим скорее! – скомандовала Валя.
- Ну и опасная же у нас работа! – выкрикнула Соня, уворачиваясь от ладони учительницы.
Коля был очень расстроен, но и мурашки не праздновали победу: уж больно позорно им пришлось убегать.

А еще Валя и Соня любят поджидать детей в кабинете стоматолога. Идеальное место, чтобы потрепать ребенку и его родителям нервы! Конечно, зубной врач – человек поистине всесильный. Его воле трудно сопротивляться. Но если мурашки берутся за дело, у стоматолога мало шансов.
Шестилетнему Дениске папа пообещал любую игрушку на выбор, если тот позволит «доброму волшебнику прогнать злой кариес». Денис согласился быстро. И только долго не мог решить, что же ему купить: пожарную или полицейскую машину.
В этих раздумьях он и не заметил, как прямо с ногами оказался в широком кресле, которое зажужжало и уложило Дениса почти горизонтально. Стало неудобно…
Затем прямо в глаза ударил мощный поток света. Стало неуютно…
И наконец грузный дядька в какой-то детской цветастой панаме склонился над Денисом и попросил открыть рот. Стало тревожно…
Вот тут и пришло время для мурашек. Ознобик подал голос, что значило - «пора действовать!»
Денис словно прилип к спинке кресла – не протиснешься. Поэтому Соня и Валя бросились щекотать ему ступни. Только Денису было совсем не весело. Он чувствовал ледяное жжение и электрическое покалывание. Мальчик нервно задергал ногами и ударил ботинком консоль с инструментами. Да так сильно, что шланги, которые с нее свисали, задрожали.
- Вы, пожалуйста, угомоните сына, - разволновался стоматолог. – Аппаратура не дешевая!
Отец не нашел ничего лучше, чем прикрикнуть на Дениса и пригрозить, что лишит его подарка. В ответ Денис расплакался.
- Всё идет по плану! – обрадовалась Валя.
- Надолго этого докторишку не хватит, - заговорчески подмигнула ей Соня.
И действительно, стоматолог сдался довольно быстро – как только Денис укусил его за палец.
- Боюсь, ничего не получится, - раздраженно сказал он отцу. – Ваш сын не позволяет себя лечить!
Красные, опухшие от слез, глаза Дениса взывали к состраданию. Отец был зол: глубокая складка темнела между его бровей.
- Вставай, герой! – с осуждением бросил он сыну.
С кресла Денис сползал театрально мучительно. Словно изображал космонавта, страдающего от сверхвысоких перегрузок.
Отца это рассердило еще больше.
- Ох, и попадет ему сейчас! – потирала руки Соня. - Будет нам, чем заняться!
Мурашки перебрались Денису на спину. И он почувствовал, как ее сковал холод. Страх наказания был даже сильнее страха зубной боли.
Мурашки не скрывали свою радость. Победу над стоматологом они уже одержали, а в папе – не сомневались.
Денис был полностью в их власти!
Но когда отец с сыном вышли из клиники, все вдруг резко переменилось. Вместо тирады из стандартных упреков, мол «настоящие мужчины так себя не ведут», «мне за тебя стыдно» и «будешь теперь ходить с гнилыми зубами», Денис услышал:
- Ну что, действительно было больно?
Мурашки в беспокойстве забегали еще быстрее.
- Нет, не больно. Но только почему-то очень страшно, - признался Денис, все еще ожидая отцовского гнева.
И только он это сказал, как страх исчез! А отец, растроганный его честным ответом, предложил:
- Поехали в Детский мир, купим тебе подарок. Но обещай, что зуб все-таки вылечишь!
Вот так поворот! Соня и Валя никак этого не ожидали. Они кубарем полетели вниз, ведь именно Денискин страх удерживал их. Мурашки наверное бы разбились об пол, но верный Ознобик успел подставить им мохнатую спину.
- Кто же так воспитывает детей? – кипела от возмущения Валя. – Он кусает врача, а папа ему за это покупает игрушку?!
- Да, изменились нравы, - вздохнула Соня. – С современными детьми дело иметь трудно! Они почти ничего не боятся.

Мурашки знают, что говорят. Недавно один мальчик преподал им хороший урок! А дело было так.

Ознобик забавы ради гонялся за котенком. И тот, глупый, со страху вскарабкался на черемуху. Сначала сел на нижнюю ветку, но Ознобик продолжал лаять, и котенок решил, что безопаснее будет подняться повыше.
И выше, и выше и еще чуточку выше…
Черемуха, надо сказать, была на редкость высокой. Так он оказался почти на самой ее вершине. И оттуда уже никуда – боялся даже пошевелиться!
На его жалобный писк сбежались дети.
- Ой, бедненький! – завыла маленькая Яна.
- Надо позвонить пожарным, - предложил восьмилетний Антон. – У них есть длинная лестница.
Но Гена, которому было девять, на правах старшего, отклонил эту идею:
- Только в мультфильмах пожарные снимают с деревьев кошек. А вообще они такой ерундой не занимаются, - сказал он уверенно.
- И что делать? – с надеждой посмотрела на него Яна.
- Я сам его достану, - неожиданно вырвалось у Гены.
И тут он почувствовал, как по спине забегали колючие мурашки. Они давно поджидали его в сторонке. Ознобик и в этот раз правильно навел их на след!

Яна засветилась от счастья. Именно так всё и представлялось в ее маленькой белокурой головке. Раз есть попавший в беду котенок, значит должен появиться и благородный рыцарь, который его спасет. Она смотрела на Гену уже как на героя: теплым, влюбленным взглядом.
Вот только Гена героем себя не ощущал. Зато хорошо ощущал мурашки…
Соня и Валя знали наверняка: на дерево мальчуган не полезет. Ведь они с точностью могут измерить уровень страха. У них есть для этого специальный прибор – страхомер. И у Гены он был на максимальной отметке…
Да и сам Гена оценивал свои шансы не высоко. Он даже на уроках физкультуры не мог вскарабкаться по канату: болтался на нем, как гиря от часов, – только смешил одноклассников. А тут дерево! Гена вообще не понимал, как к нему подступиться.
Матовый ствол черемухи был весь испещрен светлыми черточками. Словно это котенок оставил на нем следы своих когтей. А вот у Гены когтей не было! Да и желания лезть на дерево тоже…
Черемуха была вся в цвету. Белые душистые гроздья скрывали ветки ярко-вишневого цвета. И сколько Гена ни задирал голову, прикинуть, как лучше подниматься, так и не смог. Котенка тоже не было видно, - разве что подойти к черемухе вплотную. Но о себе он забывать не давал: пищал громко и требовательно.

Соня и Валя использовали против Гены весь свой арсенал: и бегали наперегонки, и ползали по-пластунски, и лёд разбросали, и одарили мальчишку «гусиной кожей».
Они злорадно посмеивались и гадали, что он скажет в свое оправдание. Вспомнит, что надо срочно сбегать в аптеку бабушке за лекарством? Забыл, что у него жуткая аллергия на кошек? А, может, позовет на помощь взрослых?
Но вместо этого они с удивлением услышали:
- Мальчик, подтолкни меня, пожалуйста.
Это он обратился к Антону и смело ринулся покорять черемуху.
- Ах, так! – скривили мурашки рты в злой гримасе. – Ну мы тебе еще покажем!
Гена мог дотянуться до нижней ветки лишь на цыпочках. Он помогал себе ногами, но они соскальзывали: и ствол был гладким – без единого сучка, и кеды, как назло, самые неудачные – с лысой подошвой.

На помощь Гене поспешил Антон. Они еще не успели познакомиться, но чувствовали себя одной командой. Мальчик согнулся дугой, и Гена смог опереться на его спину. Яна тоже участвовала: зачем-то хватала Гену за ноги.
- Девочка, отойди! Зашибу! – прокричал он, отчего дыхание его сбилось.
Яна собиралась обидеться, но передумала. Ведь Гена уже перекинулся всем телом через нижнюю ветку, и она посчитала это своей заслугой.
А когда, провозившись еще с минуту, он встал и выпрямился во весь рост, девочка даже захлопала от радости в ладоши.
- Рановато аплодируете! – огрызнулись мурашки. – Уж мы наведем на мальчишку страх! Да такой, что его самого придется снимать с дерева!
Гена действительно чувствовал себя очень не уверенно. Его бросало то в жар, то в холод, а ладони стали влажными.
- Ну все, поиграл в спасателя и хватит! Слезай на землю, - приговаривала Валя, стараясь как можно больнее ущипнуть Гену за шею.
Мальчик вжал голову в плечи, но это помогло ему не сильно.
Соня тем временем атаковала его ноги. Она намазала их специальной пастой из тюбика с надписью «Утяжелитель».
В тот же миг Гена ощутил, что его икры словно одеревенели. Разумнее всего было бы спрыгнуть вниз, но Гена очень хотел проверить себя на прочность. И он, цепляясь за ветку над головой, снова засеменил по стволу ногами.
Сам не зная как, мальчуган вскарабкался выше. Развилка, в которой он оказался, была очень узкой и для ног неудобной. У Гены сразу застряли в ней кеды. Надо было срочно выбираться из этой западни!
- Мне все больше нравится этот парень, - призналась Соня. - С каждым новым шагом он делает себе только хуже!
- Точно, - весело поддакнула Валя. – Побольше бы таких!

Но скоро Гена их разочаровал. Он как будто свыкся с присутствием мурашек и перестал обращать на них внимание. И это их очень разозлило.
- Включаем режим «турбо скорость»! – отчаянно выкрикнула Соня.
- Сам напросился! – засучила рукава Валя.
И мурашки забегали как электро-веники. Гена испуганно обнял ствол черемухи, чтобы перевести дух. Мощная волна страха окатила его с ног до головы. Мальчик посмотрел вниз – и ужаснулся тому, как высоко он забрался.
- Еще чуть-чуть осталось, не дрейфь! – услышал он голос Антона.
Маленькая Яна тоже хотела сказать что-нибудь ободряющее. Но получилось совсем наоборот:
- Только не падай, пожалуйста, а то убьешься! – выкрикнула она.
Даже мурашки не хотели, чтобы Гена сорвался. Ведь тогда и они могли пострадать. Они лишь взывали к его разуму. Действительно: крайне неразумно - подвергать свою жизнь опасности.
- Я устала, мне надо отдохнуть, - взмолилась Валя. - Нет больше сил бегать.
- Это наша работа! – строго напомнила ей Соня. Но затем она и сама остановилась, чтобы отдышаться.
В этот момент Гена почувствовал прилив сил. Страх отступил, и мальчик снова устремился вверх. Ветки становились все тоньше и прогибались под его весом.
Котенок продолжал пищать, как сирена. Еще один шаг - и Гена дотянется до него рукой. Но куда его затем девать? Об этом Гена не подумал.
Оставалось одно: он расстегнул пару верхних пуговиц на рубашке, а саму ее тщательно заправил в брюки, и туго-натуго затянул на поясе ремень.
Котенок не унимался – и как он еще только не охрип!? Стоя одной ногой на разлапистой ветке, и опираясь второй на ствол, Гена крепко схватил котенка за шкирку. Но тот намертво вцепился в кору когтями. Пришлось силой отрывать его от дерева!
- Да что ж ты за глупый такой! – пожурил его мальчик ласково.
Котенок словно всё понимал: вид у него был виноватый.
Теперь Гена мог его хорошенько рассмотреть. Светло-дымчатый, он почти сливался с белыми кистЯми черемухи. А зеленые глаза были точно два молодых листочка.
- Отменный у тебя камуфляж! – сказал Гена с улыбкой. – Хорошо, что ты громко мяукал, а то бы тебя никто не увидел.
Затем он его проинструктировал:
- Полезай ко мне за шиворот и больше не пищи! А главное - не царапайся!
Гена ловко запихнул котенка в рубашку. И тот, как кенгуренок, словно оказался в маминой сумке. Но спокойно там сидеть не захотел.
- Ай! Ой! – закричал Гена истошно.
- Что случилось? Ты падаешь? – забегали вокруг черемухи напуганные Антон и Яна.
- Ой, не могу! Не могу! – вопил Гена, срываясь на смех.
От его хохота содрогалось все дерево. Даже цветы черемухи посыпались вниз белыми конфетти.
- Чего не можешь то? Слезть не можешь? – пытался дознаться Антон.
- Не могу, как щекотно! – услышал он в ответ, не веря собственным ушам.
- Спуститься, кстати, тоже не могу! – визгливым от смеха голосом добавил Гена.
Котенок ворочался в своем новом убежище и пару раз даже больно оцарапал Гену.
Но хуже всего было то, что он чуть не защекотал его до смерти. Он перебирал лапами, тыкался мокрым носом в Генкин живот, водил хвостом как веером, так что пушистый кончик то и дело выглядывал из распахнутого воротника.
И главное, урезонить хулигана Гена никак не мог: обе руки его были заняты, он крепко держался ими за ветки. Оставалось только терпеть сквозь слезы и смеяться.

Антон и Яна были очень удивлены: они никак не могли понять, что так рассмешило Гену. Но еще большей неожиданностью его смех стал для мурашек.
- Подлец, предатель! – Соню так и распирало от гнева. – Выбрал место, где веселиться! Как нам теперь отсюда слезать?
Валя только молча утирала нос рукавом, ее душили слезы.
Подружки потерпели полное фиаско. Дело в том, что смех – главный враг мурашек. Против этого грозного оружия у них нет никаких приемов и хитростей. Спасение только одно – срочно уносить ноги. Но как? Спуск с дерева займет у таких крох ни один день!
- Ненавижу этого мальчишку, - не унималась Соня. – Куда делся его страх?
- Не знаю насчет его страха, а вот мой, кажется, дал о себе знать! – призналась Валя со вздохом.
Они мрачно брели вниз, спотыкаясь о каждую шероховатость и трещинку в коре. Путь им предстоял действительно очень не легкий. К тому же у обеих сильно разболелись головы от терпкого запаха душистых цветов.
- Надо признать, что мы его недооценили. Он оказался смелым парнем, - вслух размышляла Валя.
Соня нервно кусала губы и молчала. Она очень не любила проигрывать…
Как только мурашки с позором убежали, Гена расхрабрился еще больше. Котенок наконец пригрелся у его теплого живота и затих – видимо, заснул. Самое время – попробовать спуститься вниз. Но сколько Гена ни пытался нащупать нижние ветки ногой, так и не отыскал надежной опоры. Ему опять стало смешно. Да-да! Именно смешно, а не страшно.
- Я теперь сам, как этот несмышленый котенок! – думал Гена. - Залезть на дерево - залез, а вот проделать тот же путь назад не выходит.
- Ребята, придется звать кого-то на помощь! - крикнул он товарищам. – Только моих родителей нет дома – они на работе.
- Надо позвонить пожарным. У них есть длинная лестница, - повторил свое предложение Антон. И Гене оно теперь не казалось глупым.
- Давай! – одобрил он первоначальный план. И тут же увидел, как внизу мелькнула фигура Антона: он куда-то убежал.

А дальше все было как в кино. Сначала завыла сирена, затем на грунтовой дороге серой завесой поднялась пыль. И сквозь нее, словно это был сценический туман, во всей своей красе предстала пожарная машина.
Яна и Антон голосили наперебой:
- Вон он, на верхушке черемухи!
- Он котенка хотел достать и сам застрял!
Гена не мог поверить собственным глазам: его приехала спасать бригада из пяти человек! Каждый - в защитной одежде и каске. На широком поясе – огнеупорные перчатки, карабин и кобура с топором.
Они долго разглядывали Гену через густую крону и что-то обсуждали.
И вот огромный красный КамАЗ сдал назад и выдвинул лестницу. В люльке стоял спасатель:
- Сынок, - крикнул он, - сиди, где сидишь и сам ничего не делай.
- Есть! – по-армейски отчеканил Гена.
Люлька примяла ветки и они, словно мстя за это, отхлестали Гену по лицу. Но он даже не вскрикнул. Наоборот, он не мог скрыть улыбки: ведь то, что сначала казалось страшным, теперь превращалась в захватывающее приключение!
Внизу столпился народ. До Гены доносились отдельные реплики.
- Я его знаю, это соседский сын.
- Не испугался забраться на такую верхотуру!
- Влетит ему от родителей!
Яна и Антон тоже урвали свой кусочек славы. Они рассказывали зевакам подробности случившегося. Впрочем, особо поделиться им было не чем. Ведь они даже имени своего нового друга не знали.

Мурашки к тому времени продвинулись всего на полметра и совсем выбились из сил.
- И зачем я тебя послушалась! – ворчала Валя. – Надо было оставаться на месте. Сейчас бы спустились с комфортом в люльке!
Соня, вся красная от злости, метала в сторону Гены гневные взгляды:
- Ты что, забыла, что оказаться рядом с пожарным – смерти подобно! Их профессия в рейтинге самых опасных. Эти парни очень отважные!
- Теперь отвагу откуда-то придется взять мне! – сокрушалась Валя. – В мою работу не входит лазать по деревьям!

Гена спустился на землю как греческий бог с Олимпа. Его голову украшали белоснежные лепестки черемухи. Зрители встретили героя аплодисментами.
Яна все ладошки отбила – очень старалась, чтобы Гена ее заметил!
Он вытащил из рубахи свернувшегося клубком котенка и протянул ей. Яна прижала кроху к груди, приговаривая:
- Отнесу тебя домой. Будешь жить у нас. Главное – уговорить маму!
А Гене предстояло уговорить свою маму - не ругаться сильно. Рассказать о случившемся все равно бы пришлось. Приезд пожарной машины видел весь двор. Да и сами спасатели выудили у него и адрес, и домашний телефон, и фамилию.
- Больше так не геройствуй! Сразу зови взрослых, если нужна помощь! – сказали они Гене на прощание. И все пятеро по очереди крепко пожал ему руку. У Гены раскраснелась и рука, и физиономия.

Как только пожарные умчались, Гену обступили знакомые и незнакомые парни из соседних домов. Они дружески хлопали его по спине и каждый уверял, что смог бы спуститься с дерева сам, без помощи лестницы. Один шустрый малый, лет двенадцати, даже попытался это доказать.
И мурашки не преминули этим воспользоваться. Они подкараулили смельчака, когда тот не достиг и середины черемухи. Набросились на бедолагу, как разъяренные фурии, желая отыграться на нем за все свои мучения.
Снова вызывать пожарных не пришлось: выше парень не полез. Он испугался и поспешил спуститься, оцарапав себе все колени.
Мурашки наконец были довольны. Они снова улыбались:
- Идеальный мальчик! – радовались они. – Побольше бы таких!