Дайте мусору шанс!

Фантики от конфет собирают только девчонки. Да и то – совсем маленькие. Так решил Никита, покрутив в пальцах золотистую обёртку с картинкой пчелы, и бросил её под ноги. Рядом всё равно никого не было.
- А ты знаешь, что произойдёт с этим фантиком через день? – спросил чей-то строгий голос. – А через неделю?
- Я не виноват, он сам! - Никита прожевал конфету и оглянулся, но рядом всё ещё никого не было.
Тихо шелестели кусты сирени, на лавочках было пусто, да и из окна первого этажа никто не выглядывал. Тётя Маша, которая там жила, наверное, смотрела свой любимый сериал про любовь.
- И вообще, - сказал Никита уже смелее. – Ничего с этим фантиком через день не произойдёт. Я вот его сейчас до мусорки донесу – всего-то делов.
Он нагнулся, чтобы подобрать бумажку и ойкнул – что-то укусило его за палец.
- Не может быть, - сказал он, сел на корточки и нагнулся над фантиком. С того тем временем слетела золотая пчела и преспокойно сделала круг над головой мальчика.
- Может-может, - прожужжала пчела. – Скажи спасибо, что не крокодил. А то бы без руки вообще остался.
- Ты нарисованная, - напомнил Никита и подул на палец, который болел вовсе не от нарисованного укуса. – Чего вообще ко мне прицепилась?
- Ужасно не люблю тех, кто мусорит под ногами, - ответила пчела. – Ты вообще понимаешь, как тебе повезло, что всего в двух шагах от тебя стоит мусорка? Если бы люди придумали их раньше, то в 21 векемне бы не пришлось воспитывать тебя.
- Тоже мне воспитательница, - фыркнул Никита. – Ну не было мусорок – и нормально. Никто не вымер, как динозавры.
- Так вот как ты думаешь?
Кажется, пчела рассердилась: она зажужжала ещё громче, а потом ещё и ещё –Никита прикрыл уши ладонями и зажмурился. Когда он открыл глаза, то обнаружил, что находится в каком-то другом месте. Пекло солнце, он стоял на верхушке небольшой скалы, проросшей незнакомыми пышными кустами, а вокруг не было видно ни одного дома.
- Куда ты меня забросила? – рассердился Никита, вокруг которого тут же зажужжали странные насекомые. – Верни меня домой, немедленно! Тут плохо пахнет!
- Ты вообще-то дома, - сказала пчела, которая кружила рядом. – Только миллион лет назад. Посмотри-ка, что делают твои предки…
Тут Никита заметил, как из пещеры вышли люди, которые очень походили на картинку из учебника по истории. Они сутулились, тащили на себе шкуры, а в другие шкуры были одеты. Пещерный карапуз цеплялся за пещерную маму и жевал ягоды прямо с ветки, которую держал в руке.
- В доисторические времена, - сказала пчела, – не было столько мусора, как сейчас. Но не было и туалетов. Вместе с остатками пищи, которая быстро загнивала, скапливающиеся отходы рано или поздно делали пещеру непригодной жизни. И доисторическому семейству приходилось искать себе новую пещеру.
- Ничего себе, - сказал Никита, провожая доисторическое семейство взглядом. - Если бы нам в 21 веке приходилось так часто менять дом, никаких бы городов не хватило.
- Совершенно верно. А ещётакой мусор не приносил вреда окружающей среде и быстро разлагался, - сказала пчела. – Однако время шло, и люди искали способы уменьшить количество отходов, которые их окружали. Кому понравится жить в куче мусора?
- Тараканам? – хихикнул Никита.
Но пчела не обратила на это внимание.
-В Древней Греции, например, ещё в третьем тысячелетии до нашей эры правители постановили вывозить мусор подальше от городов … Закрой глаза!
Никита только успел зажмуриться, как жужжание, которое быстро появилось и так же быстро стихло, перебросило его на жаркий остров Крит. От запаха, который ударил в нос, Никита скривился:
- Фу!
- Может, превратить тебя в таракана? – задумалась пчела. – Тогда тебе тут точно понравится, ведь мы находимся на самой первой свалке в истории.
- Тоже мне большое дело, - сказал Никита, щурясь на двух греков, которые сваливали в большую яму месиво из отходов. –Сперва раскапывай, а потом закапывай. Неужели люди не могли придумать что-то поинтереснее?
Один из греков неодобрительно посмотрел на Никиту, поцокал языком и снова взялся на работу.
- Могли и придумали, но это случилось в Древней Месопотамии, - охотно объяснила пчела. – Там люди решили использовать реки для того, чтобы доставлять воду в город, а отходы выводить далеко за его пределы. Так появилась первая в истории канализация. А вот благодаря свалкам на острове Крит учёные в наши дни смогли узнать много интересного о быте древних греков, так что ничего не пропало зря, даже мусор.
- Я бы не хотел, чтобы кто-то рассматривал под микроскопом то, что я выбрасываю, - сказал Никита. – Вдруг это секрет?
Он подумал про записку, в которой предложил однокласснице Катьке – ну, той, у которой ещё косички похожи на сардельки, - дружить, а потом передумал. Вдруг лет через сто эту записку откопает какой-нибудь дотошный учёный и вывесит в музее на всеобщее обозрение. Кошмар.
- Не вывесит, - успокоила его пчела. – Твоя записка исчезнет примерно через пять лет – столько времени нужно на разложение бумаги в земле. Но скорее всего её переработают и сделают что-нибудь другое, например, снова школьную тетрадку. Такой вот круговорот бумаги в мире.
- Ого, - обрадовался Никита и тут же спохватился: - А ты что, ещё и мысли умеешь читать?
- Я всё умею, я же волшебная, - сказала пчела и снова зажужжала, перенося Никиту во времени.
Они оказались на улице средневекового города, который вполне можно было принять за съёмочную площадку исторического фильма. Вокруг высились каменные стены, а по улицам, покрытым булыжниками, нескончаемо двигались повозки и лошади с седоками. Мимо прохаживались дамы в длинных платьях и их спутники. Никита обрадовался – он любил фильмы про рыцарей и даже был бы не прочь подержать в руках настоящий меч, но сказать об этом не успел, потому что зычный голос над головой крикнул:
- Поберегись!
И около Никиты выплеснулось содержимое чьего-то ночного горшка.
- Что это? – завопил он, бросаясь в сторону. Однако и там его ждал неприятный сюрприз в виде кучки, оставленной одной из лошадей. Серой с белыми пятнышками на боку. Она фыркнула, шевельнула ушами и отправилась дальше по улице. – Какая гадость! Для таких дел же есть туалеты!
- Ошибочка, прости, - зажужжала пчела и тут же перенесла Никиту на крышу дома, в котором жил обладатель ночного горшка. – В Средние века туалеты могли позволить себе только знатные люди, а все остальные пользовались в лучшем случае ночными горшками или же справляли нужду, где придется. Поэтому нет ничего удивительного, что на улицах городов было так грязно. Передвигаться тут надо было с большой осторожностью.
Никите быстро расхотелось держать в руках настоящий рыцарский меч. Да и ходить его искать по средневековой улице – тоже.
- Но ведь люди уже придумали канализацию, почему они не пользуются ею? – удивился он.
- Да, к сожалению, древние люди гораздо больше стремились к чистоте, чем средневековые жители, - согласилась пчела. – Проблему мусора решили очень просто – перестали ею заниматься, и города превратились в большие помойки. Мытьё тоже вышло из моды, и даже короли, хоть и выглядели красиво в драгоценных нарядах, пахли просто ужасно.
- А в кино всё так красиво показывают… - протянул Никита разочарованно.
- Из-за грязи, которой зарастали города, и нечистоплотности людей то тут, то там вспыхивали эпидемии, - продолжила пчела. – Средневековые врачи догадывались, в чём причина появления заболеваний, но не прописывали своим пациентам чаще мыться.
- Всего-то нужно было – начать мыть руки с мылом и расставить по улицам мусорные корзины, - сказал Никита и удивился сам себе: вспомнил, с чего началось их необычное путешествие. – Разве это так сложно?
- Не совсем, - не согласилась пчела. – К этому времени города были настолько заполнены мусором, что справиться с ним можно было только всем вместе, полностью изменив уклад жизни, а люди гораздо больше доверяли предсказателям и считали, что во всех их бедах виновато расположение звёзд на небе. Грязь, успокаивали они себя, даже полезна.
- Неужели совсем ничего нельзя было сделать?
- Можно, и ближе к концу 15 века в Европе наконец начали вывозить нечистоты за пределы городов. Так история борьбы с мусором вернулась туда, где когда-то остановилась, – на свалку. Но это тоже не было решением проблемы, потому что мусор просто лежал под открытым небом, в нём плодились крысы. Его становилось всё больше и больше…
Пчела замолчала, и Никита нетерпеливо спросил:
- А что дальше-то было? Как люди решили эту проблему? Снова начали закапывать мусор в землю?
- Сейчас увидишь…
Знакомое жужжание унесло Никиту дальше во времени, и он обрадовался. Людей, которые жили в средневековом городе, ему было жалко: об изобретении туалетов и переработке мусора им можно было только мечтать.
Когда Никита открыл глаза, то обнаружил, что стоит на металлической лесенке, которая тянулась под крышу незнакомого кирпичного здания. С высоты было видно, как внизу снуют туда-сюда люди в рабочей одежде. Их лица покрывала чёрная копоть, потому что рядом находились большие печи, где без остановки гудело пламя.
- Постой, - попросил Никита. – Давай я сам тебе расскажу, что тут происходит.
Пчела не возражала.
- Мы перенеслись во времена, когда люди догадались, что мусор можно не хранить на свалках, а сжигать?
- Всё верно. Первые мусоросжигательные заводы появились в Англии в конце 19 века. К этому времени люди уже вовсю использовали паровые машины и разнообразные станки для более быстрого и качественного производства вещей, которые были нужны им для жизни. К мусору, который мы уже видели, добавился новый – тот, что оставался после производства, а значит, надо было думать, как от него избавляться.
- Кажется, им надо было думать лучше, - сказал Никита, заметив в окошко на крыше, какой дым валит из труб, которые вели от печей в небо. – Они же загрязняют природу!
- К сожалению, это так, - согласилась пчела и опустилась Никите на плечо. –Но начинать с чего-то было нужно, а люди тогда еще мало знали о том, как влияет на окружающую среду то, что они делают. Сжигание позволило уменьшить количество мусора, и такие заводы стали появляться по всему миру.
Тут пчела снова взлетела, сделала круг над Никитой и села на стекло, указывая за пределы завода.
- Видишь вон там, на улице, - сказала она. - Такая большая тёмная штуковина. Между прочим,этомусорный бак, и он тоже впервые появился в Англии. В него собирали всякий хлам и тут же его сжигали. Так люди научились не бросать мусор себе под ноги - и улицы стали гораздо чище.
- Ну чего ты. - Никите стало неловко. - Я всё понял ещё в Средние века. Теперь все фантики буду отдавать только Катьке, она же девчонка…
Чтобы пчела не заметила, как он покраснел, Никита нетерпеливо воскликнул:
одежде, масках и перчатках и перебирали едущий по ней мусор.
- Что тут удивительного? - спросил Никита. - Старую одежду – направо, бумагу – налево. Что там ещё? Вон то пластмассовое ведро ещё могло бы пригодиться. В него можно собирать мусор.
- Всё верно, - ответила пчела. –К этому времени уже стало ясно, что вредные вещества, которые выбрасываются в воздух после сжигания мусора, очень вредят не только природе, но и здоровью самих людей. А когда они поняли, что старые вещи можно не сжигать, а использовать повторно, мусору дали второй шанс! Вот тогда развернулась целая работа по переработке бумаги, пластмассы, стекла и многого другого. Про бумагу я тебе уже рассказала, а вот подумай, что можно сделать, переработав старые полиэтиленовые пакеты?
Никита задумался.
- Новые полиэтиленовые пакеты?
- Не только, - усмехнулась пчела. – Разные виды плёнки, шпагат, ящики, трубы… Давай попробуем ещё раз. Чем станет вон тот контейнер использованных пластиковых бутылок?
Никита вспомнил, сколько всего интересного может получиться из одной такой бутылки. В школе они мастерили кораблики, катапульту, а дядя Петя из третьего подъезда собрал из бутылок пальму и поставил под окном – чтобы выглядывать из него и представлять, будто отдыхаешь на пляже…
- Да, это всё очень интересно, - вклинилась в размышления пчела. – Однако пластиковых бутылок в мире так много, что замучаешься пальмы делать. Да и дворов не хватит, чтобы их потом расставить. Так что давай я тебе покажу, что ещё может получиться из пластика.
Следующей остановкой в их полёте стал большой склад. Вдоль его стен тянулись полки, а на полках…
- Что это? – присмотрелся Никита и недоверчиво спросил: - Куртки?
- Куртки, - подтвердила пчела. – А ещё спальные мешки, подушки, мягкие игрушки и многое, многое другое – и всё это изготовлено из переработанного пластика! Ну что, я всё-таки смогла тебя удивить?
- Ничего себе, - сказал Никита. – Из твёрдого – мягкое! Да так никакого мусора не останется, всё может пригодиться!
- Верно, но, к сожалению,люди слишком долго мусорили, и если бы у нашей планеты был голос, она бы попросила о помощи. Пластик, без которого уже невозможно представить сегодняшнюю жизнь, проник всюду. Его крохотные частички были обнаружены учёными во всём, что нас окружает, в том числе и в воде. Представляешь, даже на дне Марианской впадины, которая считается самым глубоким местом на Земле, с помощью специальных приборов был найден… чей-то пакет из магазина.
Никита читал в учебнике, что Марианская впадина такая глубокая, что в ней легко поместилась бы гора Эверест, которую называют самой высокой точкой на Земле, и сверху ещё бы место осталось. Даже представить себе такие размеры было сложно.
- Ещё в конце 80-х годов 20 века учёные предположили, что в Тихом океане существует большая плавучая свалка мусора, - продолжила пчела. –Проследив за течением воды, они действительно её обнаружили – огромный мусорный остров, который состоит из миллионов тонн пластика. Уже сегодня его называют седьмым континентом на планете. И это не предел!
Неужели могло быть что-то большее? Никита даже представить не мог, куда ещё могла переместить их пчела в поисках мусора. Они побывали в разных временах, в разных уголках планеты, и казалось, что дальше могут быть только звёзды. Но как это возможно?.. Оказалось, проще простого. Никита успел только досчитать до трёх, как оказался на самой настоящей космической станции. Он с изумлением посмотрел на свои руки, ноги – на нём был надет незнакомый комбинезон. На груди виднелась нашивка, на которой было написано «Золотая пчела».
- Не может этого быть, - сказал Никита, и тут же его ноги оторвались от пола. Он оказался в невесомости.
- Будешь сомневаться в моих способностях – ужалю, - пошутила пчела. На самом деле она больше не собиралась его жалить, потому что за время удивительной экскурсии они с Никитой успели подружиться. – Как ты думаешь, зачем я перенесла нас на орбиту Земли?
- Неужели и тут где-то есть мусор? – догадался Никита.
- Есть, - подтвердила пчела и подлетела к иллюминатору, из которого открывался удивительный вид на нашу планету. – Смотри!
Никита тоже приник к толстому стеклу.
- Я вижу океаны, - сказал он, - и ещё облака.
- А там? – спросила пчела.
Никита перевёл взгляд туда, где в звёздном небе вспыхивали крошечные точки.
– Космический мусор, – начала рассказ пчела, – это обломки спутников и других искусственных объектов, которые когда-то были запущены на орбиту. Благодаря земному притяжению они продолжают летать вокруг планеты. Учёные подсчитали, что сейчас в космосе находится больше 120 миллионов таких обломков, и это настоящая проблема 21 века!
- Но почему? – удивился Никита. – Земля вон какая огромная, а эту пыль даже разглядеть сложно.
- Действительно, однако металлическая пыль создаёт вокруг Земли облако, которое перемещается на огромной скорости. Столкнувшись со спутником, оно легко может его повредить, и тот сам станет мусором. Станция, на которой мы находимся, постоянно меняет орбиту, потому что даже крохотный кусочек металла может пробить её обшивку. А представь, что может случиться с ракетой.
Пчела сделала круг и снова опустилась на плечо Никиты.
- Люди хотят покорять космос, но если не решить проблему с космическим мусором, вряд ли кто-то сможет полететь к звёздам.
Никита представил, как было бы здорово отправиться в такой полёт. Долететь до Марса, Юпитера и, может быть, ещё дальше – за пределы нашей Солнечной системы…
- Люди уже много чего придумали для уборки мусора, - сказал он. –Придумают и на этот раз, я уверен.
Он ещё немного подумал и добавил:
- Может, даже я придумаю. Только вырасту сначала, - и улыбнулся.
- А вот это правильно, - поддержала его пчела и снова зажужжала, на этот раз возвращая Никиту в родной двор.
Путешествие во времени и пространстве закончилось, и Никита обнаружил, что снова стоит у своего подъезда. Вокруг тихо шелестели на ветру кусты сирени, из окна на первом этаже не доносилось ни звука – видимо, сериал про любовь, ещё не закончился. Сколько же он провёл времени, путешествуя вместе с пчелой? Кажется, целый день, но вокруг ничего не изменилось...
Пчела! Никита посмотрел на фантик, который снова оказался в его руках и увидел свою знакомую. Теперь она снова была просто картинкой на золотистой обёртке.
- Эй, ты ещё тут? – Он потряс фантиком, но ничего не произошло. Подумав, он сказал: – Спасибо! Мне было интересно с тобой летать!
Всего на одну секунду Никите показалось, что пчела взмахнула крыльями и снова замерла.
- С кем это ты говоришь? – окликнул его чей-то голос. Это была Катька, которая жила в соседнем подъезде и вышла погулять во двор. Косички-сардельки она распустила и вместо них завязала два хвостика. Они пушились, как – С бумажкой, что ли? Это же просто мусор.
- Нет, - сказал Никита. – Это очень полезная вещь, из которой можно много чего сделать. Посмотри, как красиво!
Он помахал фантиком, и тот заблестел на солнце.Катька тихо ахнула.
- Хочешь, подарю? – спросил Никита.
- Хочу, конечно, - согласилась Катька. – Я из него себе колечко сделаю! Между прочим, как настоящее. А ты умеешь делать поделки из бумаги?..
Пока они, болтая, крутили фантик, закончился сериал, тётя Маша загремела кастрюлями – видимо, начала готовить обед, а в небе, оставляя белый след, пролетел самолет. Это был отличный летний день.