Режиссер Станиславский

Как вы думаете, что в театре самое главное? Декорации, которые переносят нас в особый мир? Музыка, пробуждающая чувства? Или актеры, истории которых мы переживаем как свои собственные? Костюмы, свет? Слова, которые звучат со сцены?

Конечно, все эти компоненты важны. Все вместе они создают целостное произведение – спектакль. И не менее важен тот, кто соединяет все компоненты в одно целое. Тот, кто знает, по каким законам создается спектакль. Тот, кто сам создает эти законы. Режиссёр. Он один знает, о чем будет спектакль, ещё до того, как начнутся репетиции и будут нарисованы декорации. С помощью спектакля он сам рассказывает нам, зрителям, свою историю.

Трудно поверить, но больше ста лет назад профессии «режиссер» вообще не существовало. Режиссерский театр появился в России и в мире только в конце XIX века. И первым русским режиссером стал Константин Сергеевич Станиславский. Именно он впервые посмотрел на спектакль как на нечто целое, а на актеров, выходящих вместе на сцену, как на ансамбль.

Но началась вся эта история еще раньше, когда Константина Станиславского не существовало. Был только мальчик, Костя Алексеев, который очень хотел стать хорошим актером.

Театр или цирк?

В семье Алексеевых очень любили театр. Детей (а их в семье было десять!) часто брали на музыкальные и драматические спектакли. Правда, поначалу Костя и его братья театру предпочитали цирк, и сами устраивали дома цирковые представления. В них выступали акробаты, жонглеры и дрессированные животные, которых, конечно, изображали сами дети. Костя даже собирался стать директором цирка, когда вырастет! Постепенно цирк уступил место кукольному театру. Всё свободное от уроков время дети посвящали будущему спектаклю: вырезали фигурки героев и декорации, репетировали, рисовали билеты. У юных постановщиков появились свои поклонники, а сами дети теперь с удовольствием смотрели оперы и балеты, ведь им нужно было получить материал для творчества.

Но самыми любимыми были представления Малого театра. Тогда на его сцене блистали И.В.Самарин, В.И. Живокини, А.Л. Ленский, П.А. Стрепетова, М.Н. Ермолова, Г.Н. Федотова и многие другие замечательные актеры. Костя готовился к каждому спектаклю Малого театра. Он и его друзья вместе читали пьесу, изучали критические статьи о ней, обсуждали, о чём эта пьеса. Потом все вместе смотрели спектакль, делились своими впечатлениями и обсуждали.

Домашний театр

Когда Костя стал старше, он начал участвовать в домашних спектаклях. В те времена во многих семьях устраивались домашние чтения и любительские постановки. И в усадьбе Алексеевых Любимовке был флигель со сценой, гримерками и зрительным залом, построенный специально для представлений. Участвовали все домочадцы: родители, дети, родственники, гувернеры и гувернантки.

В 1877 году 14-летний гимназист Костя сыграл две роли в водевилях «Чашка чаю» и «Старый математик». Костя долго репетировал и мечтал о том, как он выйдет на сцену и все глаза в зрительном зале будут обращены только на него. А потом недоумевал, почему зрители не рассыпаются в похвалах. Ведь он был так вдохновлен и мчался по роли на всех парах! Откуда же новоявленному актеру было знать, что он говорил и двигался так быстро, что зрители просто не понимали, что происходит?

Всё по правде!

Но неудачный дебют не остановил мальчика. Константин полюбил театр всей душой. Между семейными постановками, он начал ставить спектакли вместе с братом, сестрами и друзьями. С самого начала в нем словно боролись два противоположных желания. С одной стороны, он хотел выглядеть на сцене красиво и срывать овации. Он был высоким темноволосым красавцем, обладал громким голосом, и порой Константину казалось, что ему предназначено играть трагические или романтические роли. Но с другой стороны, он искал на сцене правды, естественности, простоты.

Трех- или четырехлетним ребенком он изображал в домашнем спектакле зиму. На сцене соорудили костер, спрятав в кучу хвороста свечу. А маленькому Косте дали в руки палку, но строго- настрого запретили совать ее в огонь. Нужно было лишь изображать, что он делает это. Но мальчику казалось бессмысленным изображать что-то, когда можно было сделать это на самом деле. И конечно, он сунул деревяшку в костер, и конечно, начался пожар, а мальчик очень испугался. Но зато всё было сделано по правде!
И в своих ролях он пытался добиться той же правды. Константин с товарищами считали, что актер должен сродниться, сблизиться со своим персонажем. Поэтому они оставались в образе даже после репетиций. К примеру, если кому-то досталась роль влюбленного студента, то ему следовало вздыхать и бледнеть каждый раз, когда возлюбленная входила в комнату.

Когда в домашнем спектакле Алексеевых ставили японскую оперетту «Микадо», их дом на всю зиму превратился в уголок Японии. В московском доме Алексеевых поселилась японская семья акробатов. Японцы учили всех участников спектакля ходить, кланяться, танцевать и владеть веером по-японски. Дома вся семья облачалась в кимоно. А женщины целыми днями ходили со связанными в коленях ногами, чтобы научиться двигаться как японки.

В Алексеевском кружке, как назывался домашний театр Алексеевых, репетировали подолгу, старались выучить текст назубок, чтобы не прибегать к помощи суфлера. Создатели спектакля заботились о художественной стороне. К примеру, декорации к оперетте «Микадо» рисовал молодой художник Константин Александрович Коровин.

Кто такой Станиславский?

Алексеевский кружок распался, и Константину Сергеевичу ничего не оставалось, как выступать в спектаклях других любительских коллективов. Он был не в силах отказаться от театра. Но промышленники Алексеевы были известны по всей России. Семья владела Золотоканительной фабрикой, которая производила золотые и серебряные нити. И Константин Сергеевич уже работал в конторе фабрики. Константин Сергеевич решил разделить театр и работу. Так и появился актер Станиславский. Константин Сергеевич позаимствовал этот псевдоним у другого актера, который как раз покинул подмостки.

До 1917 года Константин Сергеевич служил директором Золотоканительной фабрики и добился больших успехов на этом поприще. Он провел реорганизацию предприятия и даже создал театр для рабочих фабрики.

Кстати, именно на любительских подмостках Станиславский встретил свою будущую жену – актрису Марию Петровну Перевощикову, которая в обычной жизни была учительницей, а на сцене пряталась под псевдонимом Лилина.

Новая роль

Вскоре Станиславский подружился с театральным педагогом Александром Федотовым и музыкантом Федором Комиссаржевским, и вместе они создали Московское общество литературы и искусства, при котором ставили и спектакли. Константин Сергеевич продолжал совершенствовать свое актерское мастерство под руководством Александра Федотова.

Кстати, драматических школ в России в те времена еще не существовало. Будущие актеры обучались в балетной школе, а если они проявляли драматический талант, то их брал в ученики опытный актер. К примеру, знаменитая актриса Малого театра Гликерия Федотова с детства жила и воспитывалась у великого актера и педагога Михаила Семеновича Щепкина. После каждого спектакля Щепкин указывал актрисе на удачные места в ее роли, разъяснял, что было сделано неправильно. Но большинство актеров все-таки работали над ролями самостоятельно.

Постепенно Станиславский начал ставить спектакли в качестве режиссера. Его приглашали и в любительские театры, и для работы с профессиональными актерами. Станиславскому нравилось придумывать на сцене волшебство, показывать фантастическое, удивлять зрителя неожиданными превращениями. Но, прежде всего, он заботился о том, чтобы помочь актеру. Но как это можно сделать? У одного из главных героев спектакля «Отелло» была не очень выразительная мимика (это значит актер не очень хорошо владел мышцами лица). Но зато у него был сильный и красивый голос. И в самой драматической сцене режиссер «спрятал» лицо актера в полумраке. В результате зрители слышали зловещий голос, и создавался нужный для сцены эффект.

Кто такой режиссер?

Но пришло время поговорить о том, что такое режиссура. В наше время режиссерским искусством называется искусство создания художественно целостного театрального произведения. Значит, что актеры, музыка, свет, декорации – все части спектакля работают на то, чтобы получился целостный спектакль, который выражает замысел режиссера. Современные режиссеры интерпретируют пьесу по-своему. Возьмут три режиссера пьесу «Ромео и Джульетта», и один поставит спектакль про любовь, второй про вражду двух семейств, а третий вообще про мир во всем мире.
В те времена, когда Станиславский начал ставить спектакли, всё было по-другому. В лучшем случае в качестве режиссеров выступали сами драматурги. Например, Александр Николаевич Островский ставил свои пьесы в Малом театре.

Но большинство «режиссеров» были скорей администраторами. Они определяли, где актеры будут стоять (это называется мизансцена) и как будут перемещаться по сцене.
Провинциальные режиссеры попросту копировали мизансцены спектаклей столичных театров, и это никого не удивляло. Все знали, как нужно играть гоголевского «Ревизора». Режиссёры следили за тем, чтобы артисты не пропускали репетиции. Самыми главными в театре были актеры-премьеры. Знаменитый актер выбирал себе подходящую роль, учил только ее и мало беспокоился о том, как будет выглядеть спектакль в целом. Большинство театров выпускали новый спектакль каждую неделю, а разве успеешь хорошенько подготовиться за семь дней? Хорошо, если поймешь, о чем вообще эта пьеса!

А можно по-другому?

Константин Сергеевич Станиславский предложил работать над спектаклем по-другому. Представление репетировалось долго и тщательно. Станиславский ввел предварительный «застольный» период работы над пьесой. Режиссер вместе с актером подробно разбирали роль, чтобы понять, что персонаж чувствует, что им движет, о чем он думает.

В 1885 и 1890 году в Москву приезжал театр герцога Мейнингенского. И Станиславский был поражен его подробными декорациями. Они так много рассказывали об эпохе, в которую происходили события спектакля! С тех пор во многих своих постановках Станиславский заботился о том, чтобы пространство было наполнено исторически верными деталями быта. Если в спектакле речь идет о деревне, то на сцене появляется настоящая изба с крестьянской утварью. Станиславский предпринимал целые экспедиции, чтобы раздобыть старинные ткани для костюмов и разные древности.

Случалось, и наоборот, детали вдохновляли режиссера на создание спектаклей! Однажды, путешествуя с женой по Италии, Станиславский набрел на настоящий средневековый замок – там был и мост, перекинутый через ров с водой, и горожане в старинных костюмах, и столовая с двухместным троном хозяина и хозяйки замка, и портреты предков, и охотничьи соколы!.. Константин Сергеевич тут же захотел подобрать пьесу для постановки. Станиславский просто хотел показать зрителям все это великолепие. Лишь много лет спустя он понял, что такое погружение в эпоху помогает актерам лучше понять внутреннюю жизнь персонажей.

Дома и пол помогает!

А может ли помочь актеру сценический пол? Константин Сергеевич считал, что от обычного театрального пола из гладких досок помощи мало. Расхаживает себе актер перед рампой, поближе к суфлерской будке, декламирует монолог Гамлета или Короля Лира, старается изо всех сил. Сложно ему одному заполнить собой целую сцену. Только самым талантливым удавалось в одиночку удерживать внимание зрителей в течение нескольких минут. А что если дать актеру такой пол, по которому невозможно будет ходить?
В спектакле «Потонувший колокол» Константин Алексеевич сконструировал на сцене горы и пропасти, деревья и провалы. И актерам пришлось прыгать по скалам, перелезать через камни, протискиваться через расщелины. И вслед за необычными движениями и жестами приходил и новый характер персонажа. А уж как любопытно было зрителям наблюдать за героями!

Судьбоносная встреча

В июне 1987 года в московском ресторане «Славянский базар» состоялась знаменитая встреча, которая вошла, наверное, во все учебники по истории театра. Верней 22 июня встреча началась, а закончилась она лишь на следующее утро, через 18 часов! Константин Сергеевич Станиславский и Владимир Иванович Немирович-Данченко обсуждали создание Московского Художественного Общедоступного театра.

Владимир Иванович был литературным деятелем, педагогом и известным драматургом. Он давно присматривался к творчеству Станиславского и предложил работать вместе. И несмотря на то, что до открытия театра оставалось еще больше года, нашедшие друг друга художники не стали откладывать дело в долгий ящик. На первой же встрече они обсудили, кого пригласят в труппу, какие спектакли будут ставить, за какую часть процесса каждый из них будет отвечать. Постановочная и режиссерская часть – остались за Станиславским, а выбор пьес и административные заботы легли на плечи Немировича-Данченко. Так и появился Московский Художественный театр*, который стал, пожалуй, самым известным театром России.

* У Московского Художественного театра или МХТ осталось два наследника: МХАТ им. Чехова и МХАТ им. Горького.

Театр начинается с вешалки

И Немирович-Данченко и Станиславский были согласны в том, что искусство невозможно создать без уважения к человеческому достоинству и среди пыли и мусора. Поэтому они решили, что первые заработанные деньги потратят на обустройство закулисной части театра. В те времена гримировальные комнаты для артистов устраивали под сценой, и пока актер перед кривоватым зеркалом приклеивал себе бороду, сверху на него сыпался мусор со сцены. Театры отапливались только во время представлений, а репетировать приходилось в холоде.

Создатели нового театра позаботились о том, чтобы у каждого актера была своя маленькая комната, в которой он мог бы подготовиться к роли и отдохнуть. Станиславский считал, что без уважения людей друг к другу, без чистоты и без дисциплины нечего и браться за такое важное дело как театр. В протокол заседания было записано, что опоздания, лень, капризы, незнание роли «одинаково вредны для дела и должны быть искореняемы».

Когда театр переехал в обновленное здание в Камергерском переулке, его основателям удалось воплотить всё задуманное.

«Чайка»

Станиславский поставил в Московском Художественном театре немало спектаклей. Но символом театра стала «Чайка» Антона Павловича Чехова. А ведь постановка могла и не состояться! «Чайка» была первой пьесой писателя, и к тому времени, когда ей заинтересовались «художественники» (деятели МХТ), успела провалиться в Александринском театре в Санкт-Петербурге. Антон Павлович так переживал, что пообещал больше никогда не писать для театра. Но Немирович-Данченко считал «Чайку» лучшей современной пьесой. Он долго упрашивал Чехова позволить прочитать «Чайку» в Московском Художественном театре. А потом уговаривал Станиславского и артистов взяться за нее, потому что пьеса показалось правдивой, но скучной. Но чем дольше Станиславский и актеры работали над ней, тем лучше чувствовали и понимали пьесу.

«Чайка», как и настоящая жизнь, полна маленьких, незначительных событий, а настоящее, важное происходит внутри человека, именно там обитают мечты и надежды. И «художественники», как никто, смогли передать на сцене чеховскую «жизнь человеческого духа». 17 декабря 1898 года состоялась премьера в МХТ, и Чехова, и труппу ждал невероятный успех. Антон Павлович подружился с театром и написал для труппы еще несколько пьес. А актриса Ольга Книппер стала его женой.

Зрители очень любили постановки чеховских пьес. Всё здесь было ново и к месту. Вместо того, чтобы декламировать, актеры говорили просто и естественно. Вместо того, чтобы играть на авансцене, они жили во всем пространстве сцены и даже поворачивались к зрителям спиной. Здесь важны были не только исполнители главных ролей, но весь ансамбль целиком. Со сцены доносились крик сверчка, топот лошадей и пение птиц, а с помощью света создавались сумерки, восходы и закаты. Всё было сделано для того, чтобы зрители поверили: события, которые здесь и сейчас происходят на сцене, подлинные, настоящие. Зрители словно посматривали за историей через невидимую «четвертую стену».

Великий экспериментатор

Московский Художественный Театр еще переживал свой расцвет, а Константин Сергеевич уже почувствовал, что и актерам, и ему самому пора искать что-то новое. Ведь Станиславский боролся против штампов и однообразия в театральном искусстве, но за несколько лет его собственные находки стали превращаться в общие места. Он прекрасно понимал, как опасно для художника топтаться на месте, не ставить себе новые задачи, повторять старое.
Но театру нужно регулярно выпускать новые спектакли. И далеко не всегда можно было репетировать пьесу несколько месяцев, уделяя время этюдам и неспешному знакомству с материалом, как любил Станиславский.

Зато экспериментировать можно было с учениками! Константину Сергеевичу важно было не только и не столько выпускать успешные спектакли, но и продолжать свои поиски в области актерской техники. Он понял, что большинство актеров на сцене лишь представляют, показывают, но не чувствуют того, что изображают. Как же вызывать в себе творческое самочувствие по требованию? Как научиться испытывать на сцене подлинные переживания?

Чтобы ответить на эти вопросы, Станиславский создавал Студии, где работал с молодыми актерами, экспериментировал. Его поиски продолжались до самой старости. Однажды студийцы приехали к Станиславскому на занятие. Но в комнате Константина Сергеевича не оказалось. Как же они удивились, когда пожилой педагог (высотой под два метра!) вылез из-под кровати… Оказывается, он пытался понять самочувствие мыши, скребущейся в темноте!

Верю!

«Не верю!» – заявлял Станиславский, если во время репетиций актер играл неправдоподобно. Константин Сергеевич считал, что актер должен быть максимально правдив на сцене. А для этого актеру нужно в себе самом найти черты персонажа, примерить на себя обстоятельства, в которых тот находится. Актер должен быть наблюдательным, запоминать интересные образы, чтобы в нужный момент достать их из запасников памяти. А еще ему стоит развивать воображение, чтобы додумать то, чего нет в его личном багаже, в жизненном опыте.

Константин Сергеевич разработал множество способов помочь актерам. Его находки легли в основу знаменитой «системы Станиславского». С ней можно познакомиться в книгах Константина Сергеевича «Работа актера над собой» и «Работа актера над ролью», а еще в удивительной автобиографии «Моя жизнь в искусстве».

«Система» Станиславского давно распространилась по миру, и многие актеры, выходя на сцену, добрым словом вспоминают Константина Сергеевича и его открытия.

А с 2001 года на Московском Международном Кинофестивале вручается специальный приз «Верю. Константин Станиславский». Им награждаются самые лучшие актеры «за покорение вершин актёрского мастерства и верность принципам школы К. С. Станиславского».