Голограммы, слоны и человек

В немецком цирке теперь выступают особенные слоны.

Их не нужно кормить, они не спят. Они могут сделать самый невероятный трюк, эти величественные животные. Почти тридцать лет назад нынешний хозяин этого цирка, господин Пол Ронкалли, решился на смелый эксперимент.

Недоброжелатели потирали руки: «Ещё немного, и цирк закроется!»


Посетители негодовали и сдавали купленные билеты.

Однако господин Ронкалли был непреклонен.

Наверняка он сидел в своем кабинете за большим письменным столом в английском стиле (или за маленьким переносным – цирк ведь гастролирует!) и читал последние новости из газет. Вспоминая количество непроданных билетов, вздыхал, задумчиво смотрел в окно и спрашивал себя: «А правильно ли я сделал?»

Но, как любой человек, у которого есть по-настоящему важная мечта, господин Ронкалли верил в то, что делает. Он верил в свою мечту.


Когда господин Директор цирка еще не был директором, а был обыкновенным мальчиком в семье ремесленника, он и не помышлял о работе в цирке.

Школьник Ронкалли не дрессировал свою кошку, наверное, лишь немного, ровно столько, как все дети. Он не примерял красный клоунский нос, хотя и был смешным из-за своей неуклюжести и невысокого роста.

Взрослые часто спрашивали: «Кем ты хочешь стать, мальчик?» Пол отводил глаза и таинственно молчал.



Честно говоря, он не знал, кем хочет быть. Как все маленькие мальчишки, он видел себя неудержимым пиратом или доблестным рыцарем! Он видел себя завоевателем мира – свободным и отважным, как главные герои его любимых книг о приключениях.



Правда, пираты, рыцари и отважные кладоискатели встречаются в нашей жизни крайне редко. Зато есть другие, важные и нужные профессии. Работа врача – бесценна, как сама жизнь; работа учителя - что бы мы делали без знаний, которые они дают? Архитекторы проектируют прекрасные города, кулинары и технологи создают разнообразную пищу, артисты театра и кино дарят нам вдохновение; рабочие делают столько, что и не перечислить!



Есть и совсем необычные профессии. Например, задумайтесь, как становятся тренерами дельфинов или дегустаторами шоколада? Кто поднимает пингвинов на Южном полюсе и моет стекла небоскрёбов? Кто собирает вертолёты и озвучивает мультфильмы? Случается ли с ними что-то из ряда вон выходящее? Возможно, они ищут волшебный случай всю жизнь? Или случай находит их сам?



Примерно в то время, когда маленький Пол занимался домашней дрессировкой, серьёзные учёные уже работали над замечательным изобретением под названием «голограмма».

Голограмма (переводится с древнегреческого holo graphy — «пишу всё») – это объёмная картинка какого-либо предмета через лазерные лучи.



Когда мы смотрим на голограмму, нам кажется, что мы видим настоящий предмет. Его можно обойти со всех сторон, рассмотреть каждую деталь. На самом деле это объёмное (трёхмерное) изображение. Трёхмерным оно называется потому, что имеет длину, ширину и высоту.

Голограммы появились в конце 40-х годов прошлого века благодаря физику из Венгрии Деннису Габору. Он создал первое голографическое изображение и получил за это изобретение престижную награду среди учёных – Нобелевскую премию.

А через двадцать лет появился первый лазер, и голограммы стали качественными, красивыми и чёткими.

Первую качественную голограмму (свой портрет) создал советский инженер Ю.Н.Денисюк в 1968 году.



Представьте себе, в то время у людей не было под рукой высокоскоростного интернета и гаджетов, роботов в квартирах и доставки товаров с помощью квадракоптеров.



Открытие голограмм заинтересовало и взбудоражило весь мир. О голограммах писали в газетах, говорили в компаниях за обедом. Были те, кто боялся изобретения и ругал учёных на чем свет стоит. И уж точно никто не мог и представить, какой интересной будет наша жизнь благодаря голограммам.



Старший Ронкалли любил читать газеты и уважал учёных. Сам он учился недолго, но очень хотел, чтобы его сын получил высшее образование. Именно поэтому он предложил Полу, ученику старших классов, подумать о профессии в точных науках. К тому времени неуклюжий мальчик Пол превратился в худого юношу, немного медлительного, но любопытного, тихого, но упорного.



Он учился довольно неплохо, ему нравилось читать разные книги и узнавать новое. У него была хорошая память. Он любил математику, а вот физика ему давалась тяжело. Пожилой учитель Пола хмурил густые брови и всё никак не мог решить: смеётся ли над ним выпускник Ронкалли или по-настоящему не понимает его предмет?



К экзаменам учитель смягчился и помог Полу в подготовке. Школьник Ронкалли сдал физику на отлично и поступил в университет на инженера.



Судьбоносный случай подкараулил студента Ронкалли в один солнечный майский день.



… нежная румяная весна переходила в жаркое лето. Птицы пели радостно, звонко, радуясь теплым, ласковым лучам. Белые стены домов сверкали как после генеральной уборки, и студент Ронкалли был в прекрасном расположении духа.



Ещё бы! Через несколько дней он получит первую работу! Да, она не оплачивалась и занимала лишь три часа в день, но это была его первая настоящая работа! Ронкалли шёл в сторону любимой кондитерской, чтобы перекусить и отпраздновать это важное событие.

Как вдруг дорогу ему преградило цирковое шествие. В город приехал передвижной цирк!



«Гастроли!» «Гастроли!» - разносилось со всех сторон, и юноша Ронкалли пошёл в толпу.



Следует заметить, что история происходила много-много лет назад, и приезд цирка был долгожданным событием. К нему готовились заранее.



Мальчики и девочки весь год наполняли мелочью фарфоровые копилки, чтобы попасть в цирк, но главное - купить себе всё, что захочется: леденец на палочке, сахарную вату невероятного размера, магнит с тигром, клоунский нос, мыльные пузыри…



Цирк делал город праздничным и суматошным. О представлении вспоминали ещё долго, и у каждого жителя города (маленького и большого) была своя, особенная история, связанная с цирком, которую он с удовольствием рассказывал ещё много месяцев.



Улица шумела. В гуще толпы, среди смеющихся лиц, ярких флажков, вопросительных взглядов, оваций Пол снова почувствовал себя маленьким. Он, как и все, улыбался и хлопал в ладоши, вытягивал шею и ждал появления циркового шествия.



Первыми прошли музыканты циркового оркестра. Именно они своей чудесной музыкой наполняли город праздником! Скрипки, барабаны, флейта, начищенные до блеска тарелки заглушили крики толпы. Оркестр задавал ритм и настроение всему шествию.



За ними следовали девушки-гимнастки с разноцветными обручами и атласными лентами в волосах. Улыбающиеся, красивые, они посылали толпе воздушные поцелуи. Молодые люди картинно ахали и держались за сердце. Толпа веселилась и аплодировала.



Дальше перед зеваками предстали акробаты в одинаковых костюмах с яркими красными полосками. Они приветливо махали маленькими флажками, серебряные бубенчики на лёгких рукавах нежно звенели в такт движению.



Прошагал старый клоун с маленькой обезьянкой на плече. Оба были одеты в клетчатые синие жилеты с белыми ромбами. У обезьяны на голове была белая шляпа-котелок, которую она изредка приподнимала для приветствия. Люди удивлённо переглядывались, хихикали и пожимали плечами.



Появилась дрессировщица в окружении белых пуделей. Они гарцевали не хуже цирковых лошадей, словно хотели показать свои белоснежные лапы с маленькими алыми бантиками. Такие же банты украшали их смешные макушки, которые раскачивались при ходьбе.



За ней проследовали силачи, глотатели шпаг, фокусники-иллюзионисты, выдуватель огня… Ещё издалека люди заметили огромное серое облако на горизонте. Облако приближалось. Самые зоркие и сообразительные уже успели понять, что облако на самом деле ни что иное как слон! Он ступал медленно и немного устало, кивал головой и хоботом искал лакомство у невысокого тучного дрессировщика в полосатой рубашке.



Когда слон подошёл совсем близко, Пола удивил его необычайно высокий рост, широкие уши и совсем крошечные глаза. Он никогда раньше не видел слонов!

И, несмотря на то, что Пол был совсем взрослый, без пяти минут инженер, он воскликнул: «Решено!» - и, отстояв длинную очередь в кассу, купил билет в цирк.



В цирке он не был с десяти лет, и с тех пор многое изменилось. Костюмы циркачей стали ярче и красивее, а шатёр – больше. За десять лет появились новые фокусы, интересный реквизит и разнообразные игры со зрителями, но отчего-то, среди всей пестроты, в гуще праздника, среди смеха и восторженных лиц, он запомнил только слона.



Грузный, серый, с морщинистой кожей и наростами на толстых ногах, слон выглядел скорее устало, чем празднично. Девочка в голубом платье, сидевшая рядом, сказала маме: «Слон хочет домой!» Пол задумался: «Правда, слону не смешно и не весело, он хочет отдохнуть».

После представления зрители разошлись по домам. В темноте были слышны радостные голоса, обсуждение лучших номеров. Неуловимыми, невидимыми фонариками то там, то здесь вспыхивал детский смех.





Студент Ронкалли брёл домой. Ему было приятно после душного шатра дышать свежим майским воздухом. Правда, отчего-то ему было грустно, неловко перед слоном. «Я наслаждаюсь теплым вечером, а слон ютится в тесной клетке», - думал Ронкалли. – Но чем ему помочь?»



Через неделю цирк переезжал в другой город, и Пол снова увидел слона.



Слон стоял под дождём в одном из центральных кварталов, и капли падали на его спину, похожую на асфальт. Цирк уезжал, и все животные занимали места в своих клетках. Вот и слона помещали в специальную клетку на колёсах и закрывали брезентом. Не было праздничной музыки, шествия и толпы.



Рабочие суетились, решая, как выехать из неудобного проулка, а студент Ронкалли стоял и смотрел на слона.



«Наверняка он прибыл из Африки или Индии, где много солнечных дней, где солнце раскаляет песок, а теплый воздух гладит листья пальм, - думал Пол по дороге домой. – Слоны проходят много километров, чтобы найти самые вкусные листья, но не устают. По дороге они купаются в реках и озёрах. Вода в них как парное молоко. Слонята бегают вокруг и хоботом хватают мам-слоних за тонкие хвосты, чтобы не потеряться... Я слышал, что в неволе слоны живут в два раза меньше, чем на природе».



Он размышлял, как помочь этому слону и всем слонам на свете, которые, вероятно, тоже мокнут под дождем и живут в тесных клетках.



Ведь он, Пол Ронкалли, без пяти минут инженер, а значит он может создать что-то новое, чтобы изменить мир.



Спустя годы, став господином Директором, он любил повторять эту историю про первую встречу со слоном. Но есть и вторая история, без которой не было бы цирка с мировой славой, и инженер Пол Ронкалли никогда бы не сделал то, что сделал.



Это случилось много лет спустя, в одном промышленном европейском городе. В то время Пол Ронкалли уже работал в цирке помощником директора, своего давнего знакомого. Дела в цирке шли неважно, и Ронкалли должен был помочь им. В то время инженер Ронкалли занимался голограммами и графическим дизайном. Его задачей было создание красивых узоров-голограмм для выступлений.



Лил дождь. Пол Ронкалли спешил, ведь дома его ждала супруга и тёплый ужин. Пытаясь сохранить рабочие чертежи, прятал их всё глубже во внутренний карман. Он выбрал привычный путь домой через проулки. Вывески на улице светились ярким светом и отражались в лужах.



«Как быть? – рассуждал Ронкалли, - нам необходимо сократить затраты, но это невозможно в нынешних условиях!»



Он знал, что канадский цирк с мировой известностью не использует диких животных в своих выступлениях. Вместо животных на арене выступают люди в необычных костюмах, и это выглядит потрясающе! Когда-то, в самом начале существования цирка, хозяину просто не хватило денег на слона. Каждый год цирк создаёт новое шоу, с которым совершает мировое турне. Зрители по всему миру ждут приезда канадского цирка с волнением и радостью.

«Мы не станем чьей-то копией, нам нужна своя идея!» - думал Пол.



Он поднял голову и увидел впереди вывеску на кирпичной стене. Его осенило! Одна вывеска, на которой был изображён слон, заставила его остановиться. Это была обычная вывеска магазина индийского чая. Силуэт слона был украшен маленькими золотистыми лампочками. На мгновение господин Ронкалли забыл про чертежи и дождь. Мокрый, он стоял и улыбался, зная наверняка, что поможет цирку и изменит жизнь четвероногих артистов.



Сначала цирк полностью отказался от использования диких животных в своих выступлениях. Остались только цирковые лошади. По правде говоря, и они требовали тщательного ухода, помощи ветеринара, а главное – километры пастбищ. Поиск пригодных пастбищ для передвижного цирка – серьезная задача. Каждые гастроли – это большой риск: какая погода в городе, пригодны ли для лошадей места рядом с городом? От лошадей отказались и распродали их по фермам.



Пока на арене одно представление сменялось другим, за кулисами кипела работа. С помощью мощных компьютеров и знаний графических дизайнеров, художников и работников цирка создавалась сказка, удивительные номера с животными-голограммами. Да, да! Часы и месяцы работы, бессонные ночи, десятки идей, талантливые люди и большие средства, и мечта студента Ронкалли, инженера Пола Ронкалли, господина Директора Ронкалли, человека, сбылась!



Теперь, спустя годы кропотливой работы, цирк стал известен по всему миру: туристы и горожане спешат в Гамбург и раскупают билеты за месяцы вперёд. Всё для того, чтобы увидеть необычное представление.



…в зале гаснет свет, зрители нетерпеливо перешёптываются, озираются по сторонам, но вдруг, сквозь тишину и темноту, прорываются первые лучи розовых прожекторов, первые застенчивые звуки музыки. У каждого зрителя, совсем юного мечтателя или серьёзного взрослого, сердце начинает биться чаще. Широко распахнутые детские глаза и улыбающиеся взрослые, с мелкими морщинками, встречаются с тем, чего раньше невозможно было представить.



Словно из воздуха или из музыки на сцене появляются прекрасные слоны, а также лошади, обезьяны и те животные, которых уже не встретишь в дикой природе. Они делают трюки с изящной лёгкостью, работают с человеком будто наравне. И никто из завороженных зрителей не обращает внимания на то, что перед ними выступают лишь голограммы животных, оптическое чудо, сохранившее сотни жизней.



****



Наиболее широкое применение голография находит не в искусстве, как могло показаться, а в науке и технике. Голографическими методами контролируют точность изготовления изделий сложной формы, сравнивая их при помощи лазера с эталоном.

С помощью голографии можно распознавать образы: геометрические фигуры, фотографии людей, буквы или слова, отпечатки пальцев.



А ещё голограммы здорово выручают, если предмет трудно рассмотреть, например, в мутной воде, где обычная оптика бессильна.

По тому же принципу восстанавливают повреждённые музейные редкости. Благодаря голографии, музеи могут показывать древности во всей красе, без сколов и повреждений. Начинают появляться, хотя и очень редко, объемные книжные иллюстрации.



****



История эта наполовину вымышлена, но вымысел не касается главного: любой из нас, кто захочет изменить мир к лучшему, способен это сделать. Порой не сразу, не так легко, как кажется. Необходимо отважиться и взять на себя ответственность. Преодолев все трудности, мы поймём, что это было не зря, не напрасно, что мир стал лучше, чище, и – представляете? – мы к этому причастны.