Новенький

Максим уныло ковырнул ложкой овсянку. Понятно, что каша – это полезно, но проглотить ее утром было просто невозможно. Мама смотрела-смотрела на это безобразие и наконец не выдержала:
- Ну что ты мучаешь эту несчастную кашу? Раз-два, проглотил и пошел. Ну чего ты?
Сын вздохнул и положил ложку.
- Я не хочу в школу…
Вот зачем он это сказал, непонятно. Известно же, что сейчас будет.
- Макс! Ну ты же уже не маленький! Третий класс! – мама устало опустилась на табуретку. – Ты опять начинаешь, сколько же можно!
- Да при чем тут маленький или нет, не хочу я в эту школу, я ее ненавижу! – Максим торопился объяснить. – Как ты не поймешь, в старую школу я нормально ходил, а сюда не хочу. Переведите меня обратно, пожалуйста!
- Макс… Ну это же ездить через весь город…
- Ну и что, Дашку же в садик возите!
- Да что ты сравниваешь! Дашу папа утром отвез, я вечером забрала. А ты как будешь, ну сам подумай! Через весь город с пересадкой! А тут школа недалеко – две остановки на автобусе. Папа тебя утром завозит, а обратно ты сам, даже дорогу переходить не надо!
- Ну и что, – буркнул он, – в старую школу я вообще пешком ходил, еще и заходил за Вовкой!
- Да при чем тут старая школа! Ну мы же переехали. Ты что, не рад? У нас свой дом, у тебя собственная комната. Ну, вспомни, как ты не хотел жить с Дашей в одной комнате! – мама приподняла его опущенную голову. – А тут смотри, есть двор, свежий воздух. На велике можешь гонять.
- С кем гонять-то? – уныло спросил он. – Я тут никого не знаю. Тут, по-моему, и детей нет поблизости.
- Да перестань, познакомишься. Ну хочешь, Вовку своего позови в гости.
- Ага, как же… Поедет он на другой конец города. Его родители говорят, им некогда мотаться туда-сюда. А одного его не отпускают. Далеко же…
- Ладно, Макс, – мама встала. – Хватит жаловаться. Давай-ка поторопись, папа с Дашей уже выходят. Позавтракать не успеваешь, в столовой поешь как следует.
В машине Максим прижался лбом к стеклу. Папа заметил, обернулся:
- Ты чего такой надутый?
Мальчик вздохнул. Не будешь же опять объяснять все сначала. Вместо этого спросил:
- Пап, а когда ноутбук купим?
Отец вздохнул:
- Макс, ну я же объяснял. Сейчас денег в обрез. Видишь, мы же дом купили, мебель. Ну и вообще, сейчас не до ноутбука. Зачем он тебе?
- Ну просто поиграть хоть иногда. Компьютер же не работает, ему сто лет.
- В общем, извини, пока никак. Может, после Нового года – раньше не получается.
- Понятно.
Приехали. Максим вышел из машины. Вот как им объяснишь? Старая школа была как родная. Три этажа в тихом старом районе, он там все знал. А эта! Огромная, пятиэтажная, три крыла. Шум, гам, все орут, толкаются. В столовой за булочкой не пробьешься.
Да и не это главное… Тут все давно по двое, по трое, а он сам по себе. Раньше было просто – с Вовкой дружили с детского садика, вместе пришли в первый класс. Мама говорит: «Подружишься». А как подружиться, если все смотрят как на чужака.
Новенький – так и называют, хотя он уже почти месяц учится в этом классе. Как будто имени нет. Самый крутой у них Богдан, уже два раза лез драться из-за всякой ерунды. Все стоят смотрят, всем все равно. Максим не любил и не умел махать кулаками, в старой школе и не приходилось. А тут рассказал родителям, отец говорит: «Ты уже большой, давай сдачи, чтоб не лезли!». Ага, давай сдачи, Богдан тэквондо занимается, хвастается все время.
Первый
Скучно и незаметно, как всегда, прошли уроки. Он все время был один. Даже когда шли на английский и строились по двое, никто не встал с ним в пару. Ну и пусть.
Максим зашел в автобус, прошел по проходу, плюхнулся на свободное двойное сиденье и поставил рядом рюкзак. Даже дом не казался сейчас безопасным и родным местом – не успел он к нему привыкнуть. Первая остановка, сейчас будет вторая. Все, пора выходить.
Вдруг его кто-то ткнул в плечо, писклявый женский голос позвал сзади: «Мальчик!». Он обернулся – незнакомая пожилая женщина.
- Мальчик, вот деньги, заплати за меня, пожалуйста! И попроси, чтоб водитель открыл заднюю дверь. И чтоб подождал, пока я выйду! А то еще как захлопнет! А я, видишь, с сумками!
Максим внутренне сжался. Он стеснялся просить водителя, но делать было нечего. Промямлил насчет задней двери, а сам быстро выскочил в переднюю. Не тут-то было!
- Мальчик! Ты тоже здесь выходишь? Вот повезло! Ну-ка, давай, помоги бабушке! Ты же тут недалеко живешь?
Вообще бабушкой ее сложно было назвать. Если честно, она была довольно толстая. Одета в светлые просторные штаны ниже колена и удивительную футболку. Это была даже не футболка, а свободный безразмерный балахон светло-зеленого цвета, на котором красовался огромный ярко-желтый цыпленок на тонких ножках. На голове странной женщины сидела смешная панамка с большими свисающими полями.
Бабушка-тетенька резво выволокла из автобуса сумку на колесах и большой полотняный мешок с чем-то мелко тарахтящим внутри.
- Ты на какой улице живешь? На Березовой? Во, а я на Ольховой, это следующая, видишь, вооон мой дом! С зеленой крышей. Люблю зеленый цвет.
Говоря все это, болтливая дама сунула ему в руки мешок, а сама покатила сумку. Надо сказать, колесики ей не особенно помогали – вместо асфальта дорога была засыпана крупными камнями. Максим опять вздохнул – в том, старом районе был асфальт на дорожках... А тут…
Тетенька тем временем продолжала болтать. Ее как будто включили в розетку:
- Я у подруги была, у нее свой сад, у меня-то тут еще нет ничего, не выросло. А она, значит, говорит, приезжай да забери. Яблоки, хорошие, красные, сладкие. Ну я чего, я поехала. А она еще недавно с моря вернулась и, значит, давай угощать…
Максим ничего не понимал: подруга, море. Вот зачем она ему все это рассказывает, а? Сейчас он дотащит эту сумку и пойдет домой. Наконец доплелись до дома с зеленой крышей. Он протянул мешок и попрощался. Но женщина замотала головой:
- Не-не, так не пойдет. Давай ты мне это на кухню занесешь. А я тебя пирогом угощу. Ну, чего? Давай, заходи. Хороший пирог, сама пекла. Маме позвони, скажи, помогаешь старушке-соседке. А то будет волноваться. Давай, давай, не стесняйся!
Старушке! Странно, но эта смешная тетенька подняла ему настроение. Домой как-то и не хотелось. Родители на работе, Дашка в садике. Что там сидеть одному, даже компьютера нет? Ну и потом, пирог – это было заманчиво. В школе он не ел – еда была невкусная, и ребята говорили всякие гадости про кашу и запеканку, так что становилось противно.
Максим зашел вслед за запыхавшейся женщиной в прихожую. Она завезла сумку в угол и ткнула большим пальцем направо: «Кухня там! Давай туда. Я сейчас». Он зашел в маленькую светлую кухню. Забавная тетенька вошла следом. Она уже сняла панамку и умылась.
- Так, давай мой руки и садись за стол. Пирог-то с капустой, любишь? Ага. Сейчас чай будем пить. У меня чай не простой, с травами, вот погоди, заварю, посмотришь. Там знаешь что? Чабрец, мята, листья малины…
Он засмеялся.
- Чего? – обернулась она. – Чего хохочешь?
- Да я просто вспомнил сказку «Карлик Нос». Помните, мальчик помог старухе донести сумки, а она его усыпила какой-то травкой, и он превратился в белку, что ли.
- А… – Тетенька почесала щеку. – Ну это да, помню.
Странно, но ей было не смешно. Она перестала болтать, сняла белое полотенце с какого-то блюда и вынула большой пирог. Отрезала кусок, положила на тарелку. Потом налила чай, и правда, ароматный. Поставила все перед Максимом, а сама уселась напротив.
Подперев ладонью щеку, она забавно нахмурилась, глядя на мальчишку.
- Что? – он перестал жевать.
- Ничего, – она сделала преувеличенно безмятежное лицо и замотала головой, так что всколыхнулись крашенные в рыжий цвет кудряшки. – Сказки, говоришь, любищь?
- Ага. Вообще читать люблю. – Он опять стал жевать пирог, прихлебывая чай.
- А знаешь такую сказку «Три орешка для Золушки»? Фильм такой еще был, – тетенька подалась вперед.
- Да, мы с мамой смотрели. Она его в детстве любила. Но он больше для девчонок, про любовь и все такое.
- Ага. А хочешь посмотреть, что в том мешке, который ты тащил?
- Чего, человеческие головы, как в Карлик Носе?
- Фу, – она отмахнулась, – дурень!
Развязала мешок, погремела там ладонью и вынула целую горсть лесных орешков.
- Видал? Вот они.
- Ну они ж не волшебные.
- Чего это? – обиделась тетка. – Тебе откуда знать?
- Ну вы ж не фея – засмеялся он.
Она только хмыкнула в ответ. Потом положила орешек на стол перед Максимом.
- Короче. Хочешь, исполню желание?
- Да нет, спасибо, – он встал из-за стола. – Я пойду.
Про себя подумал: «Ненормальная какая-то. По футболке сразу было видно».
- Как хочешь. – равнодушно ответила она.
Он обернулся:
- Ну это же неправда, так не бывает!
Тетенька равнодушно отрезала кусок пирога и стала жевать:
- Не-а, не бывает. Иди, Макс, иди.
- А… откуда вы знаете, как меня зовут? Я вам не говорил!
Женщина налила себе чаю и стала пить, забавно оттопыривая губы и дуя в чашку.
Максим вернулся.
- Что, правда, я могу загадать желание?
Она пожала плечами. Потом, глянув на него, многозначительно кивнула.
- Так, ну я, конечно, в это не верю, но все-таки… Просто чтоб проверить… Ну вот пусть у меня будет свой ноутбук, вот! – мальчишка торжествующе вскинул голову.
Не может такого произойти, он точно знал. Деньги же с неба не упадут. И ноутбук тоже не упадет.
- И все, что ли? – тетенька со скучающим видом покачала головой. – Ладно, дело твое. На!
Она протянула ему орешек и специальные щипцы:
- Коли! Осторожно, пальцы не прищеми.
Чувствуя себя ужасно глупо, Максим расколол орешек и вынул серединку.
- Есть?
- Ну а что еще? Смотреть? Жуй давай.
Он все-таки сомневался:
- А в фильме она прямо из орешка все доставала.
Женщина сделала губы трубочкой и , притворяясь задумчивой, кивнула:
- Ага. Ноутбук. Из орешка. Ты смеешься, что ли? Это же кино, сам сказал! Для девчонок, про любовь. Будешь есть или нет?
Орешек был вкусный, но совершенно обычный, никакого волшебства.
- И что?
- Не знаю, – смешно пожала плечами тетенька. – Жди.
- Ясно. Спасибо, было очень вкусно.
Входя домой, еще надеялся, что увидит на столе ноутбук, но, конечно, это было смешно. Поверил, вот балбес. Наверно, она теперь всем своим подругам будет рассказывать, как пацана обдурила. Уже звонит небось, сообщает.
Сделал уроки, немного почитал. Пришла с работы мама, привела Дашку из сада. На кухне готовился ужин, вкусно пахло. В семь часов в двери щелкнул ключ, вошел папа. С порога крикнул: «Эй, ребята! Давайте сюда!». Все прибежали в прихожую.
Папа протянул Максиму какую-то сумку и сказал:
- Ну вот, держи!
- Что это? – мальчик расстегнул молнию? – Ноутбук?! Откуда?
Отец засмеялся:
- Совершенно фантастическая история. Три месяца назад я сделал одну работу для компании, которая торгует компьютерами, и уже даже забыл об этом. Вдруг сегодня вызывает меня шеф и говорит: они очень довольны, прислали в виде благодарности ноутбук. Считай, что это премия. Ну ты представляешь? – он посмотрел на изумленную маму. – Я сразу подумал, Макс ведь давно просит, и для школы надо.
Максим смотрел на ноутбук, как завороженный. Так что, это все правда? И можно пожелать все, что захочешь? А сколько желаний можно загадать, три, как в сказке? Там же три орешка. Круто! Завтра надо сразу после школы сгонять к этой тетеньке! Кстати, а как ее зовут?
Второй
Все уроки прошли как во сне. Все, кроме физкультуры.
Играли в пионербол, и Максим пропустил пас. Ну пропустил и пропустил, с кем не бывает. А Богдан взялся орать, обзываться: «Новенький, ну ты лох!». Толкнул в грудь, Максим его тоже, тренер вмешался и отругал обоих. А все ребята стояли и молчали.
У Максима зрел план мести. Он еле дождался конца урока, сжимая ладони в кулаки. Ладно, подожди!
Как только прозвенел звонок, быстро переоделся и побежал на остановку. Вот эта Ольховая улица, дом пять, он запомнил. Нажал кнопку звонка у калитки. Нет ответа. Неужели ее нет дома? Вдруг послышались шаги, и он с облегчением вздохнул. Калитка открылась, за ней стояла знакомая тетенька. Вот смешная… Она была одета в ярко-зеленый спортивный костюм, рыжие волосы стянуты такой же зеленой повязкой. Тяжело дыша, она сказала:
- А, привет! А я, видишь, спортом занимаюсь. Ладно, заходи. Чего хотел-то?
Максим шагнул в прихожую и забормотал:
- Я хотел… спасибо! Ноутбук папа вчера принес.
- А… пожалуйста, – тетенька равнодушно кивнула, открутила крышку на бутылочке с водой и сделала глоток. Делала вид, что ей не интересно.
- Ну вот. Я хотел спросить. А можно еще желание?
- Ооо, начинается, – протянула она. – Не, не положено. Да ты и одно-то не хотел.
- Ну пожалуйста!
- Говорю же, нет! Вот все одинаковые – что взрослые, что дети! Желание одно, понятно?
- Но там ведь три орешка, а не один! В сказке – три!
Тетенька хмыкнула и нехотя согласилась:
- Ну, допустим, три. Забудь ты про эту сказку. Орешка три, а желание одно. Поэтому можешь поменять. Про ноутбук твой сотрем тогда. И его как будто и не было, никто не вспомнит. Ну а ты можешь чего другое пожелать. Не знаю, чего вы там все хотите – планшет или телефон?
- То есть ноутбука не будет?
- Говорю же, сотрем. Не будет. Зато будет другая ерунда. Ну, согласен?
Как было жалко… Вчера вечером с папой установили отличную стратегию, играли вдвоем… Ну ладно, что поделать. Тем более, тогда папа обещал после Нового года, придется подождать. Так хотелось отомстить Богдану! Мальчик вздохнул:
- Ладно. В общем, я хочу драться лучше всех в школе.
- Тю! – тетенька удивленно уставилась на него. – Ну так иди вон в секцию бокса, дзюдо там. Чего же желание на это тратить?
- Нет, я не хочу, это долго. А мне быстро нужно!
- Вон как. Ну, смотри. Точно решил, не пожалеешь? Тогда раскалывай орешек!
Утром Максим входил в школу с дрожью внутри. Пусть Богдан только сунется! Он им всем покажет. Будут знать, кто самый крутой. Он ждал удобного случая, а после третьего урока все и случилось.
Татьяна Ивановна вышла из класса, и сразу все зашумели, забегали. Богдан вразвалку пошел по проходу и зацепил ногой рюкзак Максима.
- Эй, новенький! Ты что, совсем уже? Чего свое барахло кидаешь, чтоб люди спотыкались?
Он пнул рюкзак, и Максим вскочил со стула. Вот оно, сейчас!
- Не трогай! – резко сказал он.
- Э! – Богдан только этого и ждал, резко толкнул его в грудь и замахнулся.
Максим не понял, что случилось дальше. Он мгновенно уклонился и ударил сам. Кулак как-то автоматически врезался в плечо обидчика. Удар был такой сильный, что мальчишка отлетел назад и грохнулся на спину. Все зашумели, закричали еще громче.
И тут вошла учительница. Она сейчас же бросилась к Богдану, который, кажется, собирался зареветь. Подняв голову, она закричала:
- Что же ты делаешь! Разве так можно? Он же покалечиться мог! Ты новенький, так можешь хотя бы вести себя спокойно в новой школе? Давай дневник немедленно. Сейчас родителям позвоню!
Максим сжал губы от обиды.
Третий
После уроков он нехотя брел к остановке. Опять ошибся с желанием. Самое неприятное, что ему не понравилось бить человека, совсем не понравилось. Значит, снова на улицу Ольховую? Ох, как неохота было опять уговаривать эту фею… Сейчас скажет, как волк из папиного любимого мультика: «Шо, опять?».
Но нет, она так не сказала. Сегодня калитка была приоткрыта. Мальчик толкнул ее и осторожно заглянул во двор. Тетенька (так он ее про себя все время называл), одетая в длинное зеленое платье и большую широкополую шляпу, стояла у дорожки. Перед ней возвышался мольберт. Женщина сосредоточенно смешивала краски на палитре.
Максим тихо сказал:
- Здрасьте…
Художница подняла голову и задумчиво посмотрела на него. Молча медленно кивнула, потом снова повернулась к мольберту. Постояла, подумала и…положила палитру с кисточкой прямо в траву:
- Нет вдохновения, и все! Ну нету!
Вздохнув, спросила:
- Чего, не хочешь драться?
Мальчик удивленно ответил:
- Да. А как вы догадались?
- Да уж. Очень трудно было. Снова менять?
Максим кивнул.
Тетенька тоже кивнула. Задумчиво сказала:
- Эх, ладно. Тем более, ты мне помог эти орехи тащить… Но на этом все, договорились?
- Да, договорились!
- Ну, желай, я жду! Теперь думай хорошенько, а то ноутбук, драки, придумал тоже…
Максим закрыл глаза и тихо сказал: «Найти друга».
Он ждал, что что-то случится этим вечером, но ничего не произошло. Ну, правильно. Откуда дома возьмется друг? Наверно, завтра в школе.
Целый день ждал, что что-нибудь случится. Но нет, все было как обычно. Вчерашняя драка была действительно стерта у всех из памяти, как и история с ноутбуком. Никто не обращал на него внимания. И на английский он снова шел один. Значит, не сработало? Может, нельзя было менять желание еще раз? Но она же обещала!
Он вышел из автобуса и пошел по знакомой дороге. Вот она, эта калитка. Еще издалека он услышал внутри странный шум. Говорили разные люди, плакал ребенок, лаяла собака. Наверно, у нее гости. Неудобно. Все-таки нажал на кнопку звонка. Из общего гама вырвался высокий женский голос:
- Ну, кто-нибудь, откройте! Илья!
Кто-то пробежал по дорожке. Калитка распахнулась. За ней стоял темноволосый мальчик лет десяти.
- Здрасьте! – смущенно произнес Максим.
Мальчишка тоже смутился и только кивнул в ответ.
- Здесь живет одна тетенька. Такая пожилая… Можно ее? – Максим с опозданием вспомнил, что так и не узнал ее имени.
Мальчик удивленно покачал головой:
- Нет. Тут никого такого нет.
- Ну как нет? Это же Ольховая пять, да? Такая рыжая тетенька, она еще картины пишет.
Мальчик опять покачал головой:
- Ты, наверно, перепутал. Это наш дом, мы только сегодня переехали: мама, папа, я, Оля и Гошка. Гошка – это моя собака. Она не породистая, но очень умная. Хочешь, покажу? Заходи.